Category: медицина

Кем был папа Евгения Осина



Намедни я публиковал невероятный материал про родителей ВЕЛИКОГО Хоакина которые были секстантами, хоть и не обычными. Секты у них явление обычное и распространённое и Феникс далеко не единственная знаменитость которая пострадала от того что члены его семьи были сектантами, тут можно вспомнить Джеймса Хетфилда чья трагедия имела отражение в его творчестве, несколько песен он написал про своих родителей Мормонов. В этой стране тоже секты давно обычное дело, но я был уверен что эта язва начала распространятся в девяностые, каково же было моё удивление когда я вчера узнал из истории Евгения что секты были и при коммунистах.
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
Павел

Фальсификации при реабилитации или просто ошибки?

Речь вновь пойдёт о массовой реабилитации при Хрущёве. При чём реабилитировали не кулаков и священников, а тех, кто участвовал в репрессиях (достоверно!), и кто якобы был шпионом другого государства.
Если, как говорят сейчас, возможны были массовые фальсификации при Сталине при ведении уголовных дел, то почему я ни разу не слышал тогда о возможной фальсификации реабилитируемых палачей и шпионов при Хрущёве?

И второй вопрос. Хрущёв так мстил Сталину за своего сына или Хрущёв сам участвовал в массовых репрессиях и покрывал своих подельников такими вот реабилитациями?
Смещение троцкиста Хрущева
Для напоминания ссылки из фотоистории жж ниже кликабельны....
Жертва "сталинских" репрессий Дыбенко.
Невинно реабилитированные Эйхе и Евдокимов.
Был ли Тухачевский и с ним расстрелянные немецко-фашистскими шпионами?

Напомню, что в 90-е ошибочно реабилитировали немецко-фашистского военного преступника Паннвица, но потом реабилитацию сняли! Так что ошибки были, как без этого!
свобода

Умница, красавица , женщина, выбравшая свободу

Помните, довольно давно я постила эту картину и историю об отвергнутом поэте? Но уж очень мне нравится эта хохочущая красавица, продолжим теперь говорить о ней.



Мэри была дочерью графа Пирпонта, появилась на свет в 1689 году. Почти всё детство провела в библиотеке отцовского замка – там было одно из богатейших книжных собраний Англии. Но в книжного червя или, как говорили в более поздние времена, в «синий чулок» Мэри не превратилась, о, нет. Мэри оставалась веселой девушкой, любящей жизнь и жаждущей свободы.

Любовь? Это не свобода.Collapse )
джейн

Гуляния на Девичьем поле

Девичье поле в московском районе Хамовники - местность вдоль старой царской дороги из Кремля в Новодевичий монастырь (позже здесь прошла Большая Царицынская/Пироговская улица).
Издавна и вплоть до начала 20 века Девичье поле было популярным местом праздничных народных гуляний...

Шерер, Набгольц и Ко. Девичье поле. Карусель.
Collapse )
ЛЕВ

Мало раритетов осталось от войны с черкесами.

IMG_20190919_144431

Несмотря на то, что она была не менее кровавая чем победа над имамом Шамилём.

IMG_20190919_144427

В те времена Черноморское побережье было гиблым местом: малярия, тиф и лихорадка выкашивали в среднем до одной
девятой личного состава гарнизонов на берегу моря. А раз в пять лет контингент обновлялся полностью.
именно из-за болезней.

IMG_20190919_144446

Collapse )
Никулин

Сифилис и его последствия.

Как советская пропаганда боролась с сифилисом в художественных фильмах.


Этот мальчик родился слепым. Его мама болела сифилисом.
Фильм рассказывает об опасности случайных связей. По заказу Министерства здравоохранения СССР
Collapse )
Никулин

Эвтаназия в нацисткой германии, или программа умерщвления Т-4

 В наше время изредка появляются поклонники  Гитлера, восхваляющие эпоху его правления до начала Второй Мировой. (Иначе их признают воспевателями идей нацизма!).
Мол, много он сделал в тот период для немецкого народа, дорог понастроил и работу дал! Но про чудовищные эксперименты со своим народом они замалчивают!

ry864E_msZ6o26MFOaHi6t7mWVTQAl4cjTTsK6pRoAPpgzeFTHYQrTkzPq-BIP3Ca6RBtVt5nrQMDcKsy6E76NBzjWthoukYyKY8TeZ-x2M.jpg
Пропаганда убийства неполноценных людей в нацистской Германии, на постере: «Этот больной за время жизни обходится народу в 60 000 рейхсмарок. Гражданин — это и твои деньги!» Опубликовано в ежемесячном журнале Бюро расовой политики НСДАП Новые люди (около 1938 года)
Программа умерщвления «Т-4» («Акция Тиргартенштрассе 4») — официальное наименование евгенической программы немецких национал-социалистов по стерилизации, а в дальнейшем и физическому уничтожению душевнобольных, умственно отсталых и наследственно больных. В дальнейшем в круг лиц, подвергавшихся уничтожению, были включены нетрудоспособные лица (инвалиды, а также болеющие больше 5 лет). Вначале уничтожались только дети до 3-х лет, затем все возрастные группы.

Свое название программа получила благодаря адресу главного бюро по координации программы — оно находилось в Берлине на Тиргартенштрассе, 4. Для названия этой программы применялось словосочетание «Акция — смерть из жалости» (нем. «Aktion Gnadentod») или использовалось слово «эвтаназия» как более благозвучное, в документах использовалось также слово «дезинфекция».

«Потери не бывают слишком большими! — заявил однажды Гитлер. — Они сеют семена будущего величия!»

Гитлер собирался принести жертву, на алтарь Тысячелетнего рейха. Речь идет о немецком народе, который в перспективе тоже должен был сойти с арены мировой истории, уступив место мифической «расе господ».

Собственно, это жертвоприношение началось сразу после прихода нацистов к власти и коснулось прежде всего детей.

[Spoiler (click to open)]Эту тему Адольф Гитлер затронул на съезде нацистской партии в 1929 году.

«Если Германия будет ежегодно получать 1 миллион младенцев и избавляться от 700—800 слабейших из них, то в итоге страна от этого только выиграет, — заявил фюрер. — Более опасным является то, что мы добровольно отрезали себя от очищающего эффекта естественного отбора, а вместе с ним и от возможности иметь действительно способных людей. Талантами обладают не первенцы, а те, кто прошел сквозь сито отбора, — примером тому является Спарта, чисто расовое государство, последовательно осуществлявшее принципы отбора. У нас же все наоборот — наши гуманисты сохраняют и выхаживают слабых и больных за счет сильных и здоровых».

Эвтаназия в нацисткой германии, или  программа умерщвления Т-4

На национал-социалистическом плакате: Работающие люди под гнётом обузы «лишних» людей, рост доли нетрудоспособных в цифрах: если в 1925 году условных 4 чел., то в 1955 будет 7 чел., а к 2000 г. уже 12 человек

В 1935 году руководитель Имперской гильдии врачей Герхард Вагнер поставил перед Гитлером вопрос о предоставлении полномочий для уничтожения «недостойных жить людей». Однако Гитлер выжидал, понимая, что в мирное время немецкий народ вряд ли согласится на планомерное уничтожение своих немощных соотечественников.

Фюрер вернулся к этому вопросу только в октябре 1939 года, когда Вторая мировая война уже началась. Он уполномочил шефа своей канцелярии Филиппа Булера и своего личного врача Карла Брандта действовать в интересах реализации программы от его имени, давая санкции на убийство больных.

Некая супружеская пара безуспешно ходила по инстанциям, ходатайствуя об умерщвлении новорожденного-калеки. Случайно узнав об этом от Брандта, Гитлер предложил исполнить желание родителей. Тогдашнее право этого не допускало, но глава нацистов создал таким образом прецедент. Он не стал вводить эвтаназию законным путем, но 1 сентября 1939 года отдал письменное распоряжение Булеру, Брандту, а также руководителю имперского союза врачей Вагнеру.

Была создана рабочая группа из 50 врачей и юристов.

В канцелярии фюрера разработали даже арифметическую формулу для расчета количества людей, подлежащих «обработке». Это число определялось по формуле 1000:10:5:1 — из тысячи людей 10, как правило, нуждаются в помощи психиатра, 5 из них подлежат стационарному лечению, а 1 — упомянутой «обработке». Исходя из обшей численности населения Германии, умерщвлению по этим планам должно было подвергнуться 65—70 тысяч немцев!

В «деле» эвтаназии направляющую и организующую роль играла личная канцелярия Гитлера под руководством Булера, который подключил к осуществлению программы «Имперский комитет по научному исследованию наследственных и приобретенных болезней». Адрес этого комитета был: Берлин, Тиргартенштрассе, дом 4, отсюда и кодовое название программы по эвтаназии — «Т-4».

Поскольку традиционные медицинские инстанции для осуществления эвтаназии не годились, офицер СС Виктор Брак создал аппарат в 100 человек (из них 60 врачей), которые работали по осуществлению программы эвтаназии в нескольких психиатрических клиниках, превращенных в места массовых убийств.

Делалось это так. С 18 августа 1939 года акушерки роддомов обязаны были сообщать по инстанции о родившихся детях-калеках. Родители калек должны были зарегистрировать в комитете «Т-4» своих детей: душевнобольных или увечных в возрасте до трех лет. Позднее возраст калек, подлежащих обязательной регистрации, был продлен до 17 лет. До 1945 года было зарегистрировано около 100 тысяч пациентов, из них около 8 тысяч детей было убито.

Экспертом по убийствам детей-калек был Ханс Хайнце — с осени 1939 года он руководил 30 «детскими отделениями». Детей убивали передозировкой медикаментов или инъекциями яда.

Предложения партийных функционеров узаконить эвтаназию Гитлер отвергал — даже в 1939 году он не решился принять законодательным путем соответствующие акты. Поэтому несмотря на то, что Булеру и Брандту были даны соответствующие полномочия, их не соответствовали праву. Однако эвтаназия была давней мечтой Гитлера, и этого было достаточно.

На Нюрнбергском процессе Карл Брандт свидетельствовал, что Гитлер еще в 1935 году говорил, что намерен решить проблему эвтаназии во время войны, так как это будет «самое подходящее время».

В октябре 1939 года Гитлер тайно уполномочил Брандта и Булера распространить мероприятия по эвтаназии на всю территорию рейха.

В рамках операции «Т-4» были задействованы 6 учреждений в разных частях Германии. «Пациентов» в них умерщвляли при помощи уколов или больших доз лекарств. Таким образом, в октябре 1939 года практика незаконной эвтаназия была распространена и на взрослых.

Эвтаназия оставалась тайной за семью печатями. Во всех документах убийства назывались «дезинфекцией». Деятельность «Т-4» с января 1940 года до августа 1941 года принесла смерть 70273 душевнобольным и калекам. В первую очередь убивали евреев-душевнобольных, ибо они были одновременно и «наследственно больными», и «расово неполноценными».

В первой половине 1940 года было убито 8765 человек; большая часть из них — в мае и июне, когда внимание общественности было приковано французским блицкригом вермахта. Документы регистратуры «Т4» показывают, что до конца 1940 года было уничтожено 26459 человек, а в первые восемь месяцев 1941 года — еще 35049. Эксперты-психиатры большей частью регистрировали у жертв шизофрению, эпилепсию и слабоумие. В заведениях «Т-4» систематически убивали «душевнобольных уголовников»; большую роль в выборе жертв играла их способность или неспособность к труду.

Что касается родственников погибших «пациентов» «Т-4», то они получали стандартное письмо, в котором говорилось о смерти вследствие тяжелого заболевания (например, воспаления легких). Там были слова о смерти тихой и безболезненной и еще о том, что из-за опасности инфекции труп был кремирован, вещи сожжены, а пепел может быть выслан по любому указанному адресу.

Периодически возникали скандальные ситуации. Например, в письме указывалось, что человек умер от воспаления слепой кишки, но родственники знали, что аппендикс ему удалили еще в детстве. Иногда вместо одной урны с прахом родственники получали две.

Само раннее известие о тревоге населения Германии по поводу эвтаназии относится к августу 1940 года. Стали просачиваться сведения об убийствах больных, и общество забеспокоилось. Настоящим шоком стали слухи об эвтаназии тяжелораненых немецких солдат.

Растущая критика эвтаназии вынудила Гитлера прикрыть программу.

Многие родственники убитых обращались к своим духовникам, и они также протестовали с амвонов церквей. Известия о новых случаях эвтаназии побудили Старопрусский вероисповедальный синод в день первой среды Великого поста (27 марта 1943 года) направить всем пасторам послание, в котором открыто осуждалось уничтожение людей: «Горе нам и нашему народу, если Богом данная жизнь не представляет для нас ценности и человек, созданный Богом по своему образу и подобию, оценивается лишь по степени его практической полезности, если считается возможным убить человека, так как считается, что он недостоин жизни или принадлежит другой расе».

Но и после формального закрытия программы «Т-4» массовые убийства обитателей психиатрических больниц продолжались. Ходили слухи о том, будто бы с целью экономии средств эвтаназии будут подвергать пенсионеров.

Из неудачи с эвтаназией нацистское руководство вынесло урок, что необходима большая секретность и перенос учреждений эвтаназии в отдаленные места, недоступные даже и косвенному контролю простых немцев. Нет сомнений, что если бы Третий рейх победил в мировой войне, программа получила бы дальнейшее развитие, перемалывая в кровь и в кости десятки и сотни тех, кто не вписывался в гитлеровские представления о стандарте здоровья и красоты...

Впрочем, даже тех, кто вписывался, Гитлер не стал жалеть, когда на улицах Берлина запахло порохом. Его изуверские приказы, отданные в конце войны, вызывают ужас. Готовясь к смерти, он предполагал забрать с собой как можно больше врагов — но чтобы убивать врагов, ему нужны были солдаты, и фюрер погнал в бой всех: от детей до стариков. Когда тактические соображения требовали принести в жертву гражданское население, он, не раздумывая, убивал и гражданское население. Например, 27 апреля 1945 года, опасаясь, что отряды спецназначения Красной армии подберутся к бункеру Рейхсканцелярии по подземным переходам, Гитлер приказал затопить берлинский метрополитен. А в тоннелях метрополитена, между прочим, от артобстрела и бомбежек скрывались 200 тысяч немцев, преимущественно — женщины и дети. Этот чудовищный приказ был выполнен только 2 мая, при отступлении группы эсэсовцев, и погибло около 50 тысяч человек — всё равно очень много.

«В свои последние дни, — пишет историк Хью Тревор-Ропер — в дни самоубийственной стратегии, Гитлер, казалось, уподобился некоему богу-каннибалу, требующему разрушения своих собственных храмов. Почти все его приказы сводились к казням: узники должны быть уничтожены, его старый хирург должен быть убит, его собственный шурин должен быть убит, все изменники, без дальнейшего разбирательства, должны быть убиты. Подобно древним героям, Гитлер желал принесения человеческих жертв на свою могилу».

Всего же битва за Берлин обошлась немцам и русским в полмиллиона человеческих жизней.
Источник
Источник