?

Log in

No account? Create an account
история в фотографиях
Финал настоящего фашиста. 
6th-May-2016 07:48 pm
фантом
псто от ув. humus - ЕГО ПСТО:


########################


под катом есть фото 18+ !!!


***
Муссолини совершил один непростительный для диктатора грех: он проигрывал войну. Итальянский народ реагировал на это как любая другая нация в подобных обстоятельствах. Итальянцы славили его, когда он победил, несмотря на санкции, введенные против него Британией и Лигой Наций, и когда он подарил им Эфиопскую империю, но они же обратились против него, когда Эфиопия была утрачена, Ливия потеряна, когда более 150 000 итальянских солдат попали в плен, когда итальянские города подверглись жестоким бомбежкам, когда Сицилия была захвачена врагом и когда неминуемым казалось вторжение союзников на итальянский материк.
Празднование годовщины семнадцатого фашистской милиции в Италии. Бенито Муссолини принимает фашистский парад





Сегодня, как и в 1943 году, сторонники Муссолини убеждены, что переворот с целью свержения Муссолини был организован масонами, в число которых входили видные фашисты, остававшиеся масонами тайно, несмотря на то что членам фашистской партии запрещалось поддерживать с ними связи. Однако не только «вольные каменщики» понимали, что Муссолини проигрывает войну. Некоторые из фашистских лидеров, включая Чиано, министра иностранных дел Муссолини и его зятя, установили тайные контакты с британским посольством в Ватикане.
19 июля Муссолини за штурвалом собственного самолета вылетел в Тревизо на встречу с Гитлером в загородном доме, расположенном близ Тренто. Он спросил Гитлера, не может ли он послать немецкие части для подкрепления защитникам Сицилии. Гитлеровские армии были заняты под Курском, к югу от Москвы, в величайшем танковом сражении мира. Гитлер бросил туда все силы, чтобы попытаться сломить Красную Армию в самом начале летней кампании. После двух недель ожесточенных боев немцы продвинулись на 13 миль. Затем Красная Армия перешла в контрнаступление и обратила немцев в бегство.
Муссолини перед немецкими солдатами
Бенито Муссолини проверить укрепленные башни положение Panzer V Пантера на прочную основу под камуфляж сетки, 1944
Заседание Высшего фашистского совета должно было состояться в Палаццо Венеция в 5 часов дня в субботу 24 июля. Муссолини не подозревал, что ему готовится, хотя слухи об этом ходили повсюду. Дошли они и до Рашели. Когда Муссолини уехал с виллы Торлониа на заседание, она позвонила ему, умоляя арестовать всех. Он подумал, что она шутит, и не принял ее слова всерьез.
На заседании Гранди предложил резолюцию. В его резолюции после прославления доблести, проявленной всеми солдатами и офицерами итальянской армии, флота и воздушных сил, выдвигалась почтительная просьба Его Величеству Королю принять на себя личное руководство всеми вооруженными силами и правительством. Это означало, что король должен будет освободить Муссолини от постов главнокомандующего и премьер-министра.
Резолюцию Гранди обсуждали с 5 часов дня до полуночи, с перерывом на легкий ужин. Обсуждение велось в сдержанном, почти дружеском тоне, причем и Муссолини, и его оппоненты сохраняли полное спокойствие. Фариначчи и другие члены Высшего совета предложили поправки к резолюции, в которых поддерживали Муссолини, но было решено сначала проголосовать за резолюцию Гранди. Она прошла 19 голосами против семи при одном воздержавшемся, кроме Фариначчи, который поддерживал Муссолини и отказался голосовать в знак протеста против этой резолюции. В число 19, проголосовавших за нее, входили: Гранди, двое бывших квадрумвиров Де Боно и Де Векки, Маринелли, организовавший убийство Маттеотти, Боттаи, Федерзони, Асербо и трое самых близких людей, которым Муссолини особенно доверял, — Умберто Альбини, Джузеппе Бастианини и Чиано.
Муссолини с группой шахтеров

Муссолини заметил, что, поскольку прошла резолюция Гранди, нет смысла голосовать за другие резолюции, и объявил заседание закрытым. Затем его отвезли из Палаццо Венеция на виллу Торлониа. Приехав домой, он ничего не стал говорить домашним, только повторял время от времени: «Чиано, Альбини и Бастианини тоже!»
Он еще не до конца осознал, что произошло. На следующее утро, в воскресенье 25 июля, он поехал в свой кабинет в Палаццо Венеция, где должен был принимать японского посла Шинрокуру Хидака. Он поздравил Хидака с японскими победами в войне. Затем Муссолини посетил район Сан-Лоренсо, пострадавший во время налета 19 июля. Вернувшись домой, он получил приглашение от короля немедленно приехать к нему в резиденцию на виллу Савойя. Рашель подозревала неладное и убеждала его не ездить, но он поехал. Виктор Эммануил лично вышел к парадной двери виллы встретить Муссолини. Он держался дружелюбно и сочувственно. Он сказал, что Муссолини сослужил Италии великую службу, но теперь пришла пора уйти в отставку.
Когда Муссолини покинул короля, капитан королевской гвардии подошел к нему в приемной и сказал, что получил от короля приказ для безопасности отвезти его домой на военном санитарном автомобиле. Муссолини отказался, мотивируя тем, что приехал на виллу Савойя в своем автомобиле, что шофер ждет его и может отвезти домой. Но капитан настаивал на том, что Муссолини лучше ехать на военной санитарке, и наконец сказал: «Дуче, это приказ!». Они приехали в армейские казармы, где им пришлось ждать три четверти часа. Из одних казарм его перевезли в другие, и в конце концов ему было передано письмо маршала Бадольо с сообщением, что король назначил Бадольо премьер-министром и что Муссолини перевезут в место, где он будет содержаться в безопасном заключении для его же защиты.
28 июля его морем отвезли из Понцы на остров Ла-Маддалена, неподалеку от Сардинии. Остров давно использовали в качестве тюрьмы. Одним из его пленников был Цанибони, бывший депутат-социалист, приговоренный к 30 годам тюрьмы за попытку убить Муссолини в 1925 году. Он был освобожден за несколько дней до прибытия Муссолини.
Король назначил премьер-министром маршала Бадольо, который сформировал кабинет из гражданских чиновников. Гуарилья, бывший в это время послом в Турции, был отозван и назначен министром иностранных дел. Правительство Бадольо объявило, что Италия будет продолжать войну на стороне Германии, своей союзницы. Гитлер был огорчен, что Муссолини сместили, и к Бадольо отнесся подозрительно, но не хотел прибегать к силе против Италии и загонять Бадольо в объятия союзников. Поэтому он заявил, что не вмешивается во внутренние дела Италии, но верит, что правительство Бадольо выполнит договорные обязательства с Германией. Бадольо сохранил все фашистские законы, включая расовые, но многие антифашисты и евреи были освобождены из тюрем и лагерей, хотя коммунистов на волю не выпустили.
29 июля, спустя четыре дня после ареста, Муссолини исполнилось 60 лет. Он получил поздравительную телеграмму от Геринга, которую ему доставили в тюрьму. Геринг писал, что надеялся навестить Муссолини в день его рождения, но происшедшие события сделали это невозможным. Одним из условий мирного договора, на котором настаивали союзники, была передача им Муссолини. Правительство Бадольо сознавало, что, когда условия мира будут объявлены, итальянские фашисты или немцы попытаются спасти Муссолини, чтобы он не попал в руки англо-американцев. 28 августа они внезапно, в обстановке большой секретности, без предупреждения вывезли его с Ла-Маддалены и после нескольких дней путешествия поместили в более безопасную тюрьму: нежилую гостиницу в самой высокой точке горного хребта Гран-Сассо, близ Л'Акуилы, к северу от Рима.

Правительство Бадольо приняло предложенные союзниками условия мирного договора, и 8 августа публично было объявлено о том, что перемирие подписано. Гитлер немедленно отдал приказ немецким войскам оккупировать Италию. Союзники также высадились на Апеннинском полуострове, но не успели предотвратить немецкую оккупацию Рима и территорий севернее реки Волтурно. Король и правительство Бадольо поспешно покинули Рим и обосновались в Бриндизи. Союзники удержали Неаполь и весь юг, но большая часть Италии была занята немцами.
Однако Гитлер надеялся спасти своего друга Муссолини. Задание это должен был выполнить командир десантников Отто Скорцени.
Штандартенфюрер СС Отто Скорцени

Скорцени обнаружил, что Муссолини содержится на Гран-Сассо, и решил сбросить парашютистов на горную вершину.
Группа парашютистов под командованием О.Скорцени

К тому времени немецкая армия занимала всю Италию севернее Рима, включая территорию Гран-Сассо. Поэтому говорили, что спасение Муссолини, осуществленное Скорцени, было пропагандистским трюком, поставленным по приказу Гитлера. Ведь можно было освободить Муссолини без риска погубить самолет, приземляясь на вершине горы. Но Гитлер имел веские основания бояться, что британские десантники могут добраться до Муссолини и захватить его раньше Скорцени. Когда по радио были объявлены условия перемирия, Муссолини страшно разволновался, опасаясь, что его передадут англичанам, и поделился своими страхами с охранявшим его офицером. Этот офицер ответил, что сам был в плену у англичан в Тобруке, где с ним ужасно обращались, и он никогда не отдаст англичанам ни одного итальянца.
Фуникулер в Гран-Сассо во время операции по освобождению Бенито Муссолини

12 сентября Скорцени и его команда приземлились на Гран-Сассо. Их сопровождал генерал Столети из итальянской полиции. Скорцени считал, что его присутствие может оказаться полезным.
Освобождение Бенито Муссолини. Немецких парашютисты и итальянские солдаты на переднем плане

Они подбежали к гостинице с ручными пулеметами наготове. Впереди бежал Скорцени, рядом с ним генерал Столети. Охранники Муссолини уже приготовились по ним стрелять, когда Муссолини выглянул в окно.
Освобождение Бенито Муссолини. Генерал Фердинандо Столети , Бенито Муссолини, генерал Гуйери, солдат Ваффен-СС с пулеметом (МП)

Сначала он решил, что за ним явились англичане. Но, разглядев немецкую форму людей Скорцени и узнав Столети в итальянском мундире, он приказал охране не стрелять, потому что там итальянский генерал. Охрана сопротивления не оказала.
Бенито Муссолини возле отеля Campo Imperatore с немецкими парашютистами и итальянских солдатами

Скорцени вошел в гостиницу и обратился к Муссолини. «Дуче, фюрер послал меня вас спасти». Муссолини ответил: «Я всегда знал, что мой друг Адольф Гитлер не бросит меня в беде».
Бенито Муссолини покидает отель Campo Imperatore. Рядом с ним, генерал Фердинандо Столети



Они немедленно улетели, хотя взлетать с горной вершины было очень непросто.
Отто Скорцени, Муссолини. Генерал Фердинандо Столети с немецкими парашютистами и эсэсовцами на пути к самолету



Легкий самолет Шторх с освобожденным Муссолини



Скорцени доставил Муссолини в аэропорт Пратика-ди-Маре близ Рима, а оттуда в Вену.
Бенито Муссолини на пути к самолету с немецкими десантниками

Из Вены Муссолини поездом направился в Мюнхен, а затем полетел в Растенбург поблагодарить Гитлера за спасение.
В Растенбург Дуче встречается со своим освободителем Адольфом Гитлером

Освобождение Бенито Муссолини

Освободитель дуче в качестве почетного гостя в Берлинском Спортпалас

Чествование Отто Скорцени



Награда



Немцы оккупировали местность вокруг Форли и Рокка делле Каминате. Немецкий офицер отпустил итальянских полицейских, охранявших Рашель. Гитлер лрислал самолет, на котором Рашель, Романо и Анна Мария прилетели в Мюнхен к Муссолини. Рашель была очень признательна Гитлеру. Спустя 5 лет в мемуарах она благодарила его за проявленную доброту. Она была очень простодушной и все воспринимала с личной точки зрения.
Многим из нацистских лидеров, включая и некоторых генералов, хотелось обращаться с итальянцами как с врагами, а с Италией — как с вражеской страной. Но Гитлер доверял Муссолини и решил восстановить его во главе итальянского фашистского государства в противовес правительству Бадольо. Он дал указания, чтобы Муссолини обратился по радио к стране с радиовещательной станции в Мюнхене, и тем же вечером, 18 сентября, Муссолини произнес свое обращение на всю Италию. Его обращение было расценено друзьями и сторонниками как весьма успешное. Он сказал, что король и Бадольо предали Италию и что он теперь возглавит Итальянскую Социалистическую Республику и продолжит войну на стороне немецких союзников.
Муссолини пришлось создавать свое правительство далеко на севере Италии, в Сало на озере Гарда. Его резиденция и кабинет располагались на вилле Фелтринелли в Гарньяно, в нескольких милях от Сало.
Вилла Фелтринелли в Гарньяно. Современная фотография</b>

Он призвал парламент республики встретить его в Вероне. Прежде чем Муссолини и Рашель покинули Мюнхен, туда в середине сентября прибыл Чиано.
Антифашисты стали захватывать юг Италии, находившийся под властью правительства Бадольо и оккупацией союзников. При этом Чиано обнаружил, что его голосования против Муссолини на заседании Высшего фашистского совета 24 июля вовсе недостаточно, чтобы антифашисты забыли его многолетнее прошлое как видного фашиста и министра иностранных дел Муссолини. Поэтому он решил присоединиться к Муссолини. Это была очень неловкая семейная встреча, и атмосфера за обедом оставалась напряженной и холодной.
Когда Муссолини и Рашель отправились в Рокка делле Каминате, а потом в Гарньяно, Чиано остался в Мюнхене. На занятую немцами территорию также прибыли еще пятеро из членов Высшего фашистского совета, голосовавшие 24 июля против Муссолини: Де Боно, Маринелли, Лючиано Готтарди, Карло Пареши и Джианетти. Другие остались на юге или, как Гранди, уехали в Испанию, где Франко предоставил им политическое убежище. Крайне фанатичные фашисты, вроде Фариначчи, считали, что Чиано и другие предатели, отступившиеся от Муссолини, должны быть преданы суду. Немцы поддержали их требования. Правительство Муссолини в Сало создало Специальный трибунал для суда над этими предателями.
Бенито Муссолини посещает детский игровой павильон в городке, построенном фашистской партией

7 октября немецкие власти в Мюнхене сообщили Чиано, что его передают правительству Итальянской Социалистической Республики для суда. Два дня спустя его под стражей перевезли самолетом в Верону, где поместили в тюрьму вместе с Де Боно, Маринелли, Готтарди, Пареши и Джианетти ждать суда по обвинению в государственной измене.
В ноябре 1943 года в Вероне собрался фашистский съезд. Он отменил монархию и принял конституцию Итальянской Социалистической Республики. В своей пропаганде Муссолини подчеркивал тот факт, что Итальянская Социалистическая Республика отвергает монархию буржуазии. Некоторые стали считать, что он вернулся к своему старому социализму.
На юге социалисты и либералы были недовольны Бадольо как премьер-министром, считая, что Бадольо с его фашистским прошлым и военными преступлениями в Эфиопии не может быть подходящим лидером для новой антифашистской Италии, которая в альянсе с западными демократиями воюет против Гитлера и Муссолини. Они потребовали, чтобы Бадольо был заменен на либерального философа Бенедетто Кроче. Итальянская коммунистическая партия эти требования не поддерживала. По указанию Сталина, коммунисты стали сторонниками Бадольо, потому что Сталин хотел политической стабильности в Южной Италии и в роли лидера — компетентного генерала, который мог бы оказать помощь военной победе над Германией и фашистами Муссолини.
Итальянская Социалистическая Республика усилила кампанию против евреев, официально объявив их «враждебными иностранцами». Впервые итальянские евреи были депортированы с оккупированной немцами территории в Польшу, в лагеря. Но немцам из специальных гиммлеровских подразделений выполнять эту задачу было очень нелегко.
В субботу, 16 октября 1943 года, они попытались арестовать всех евреев Рима. Герберт Кепплер, немецкий глава римской полиции, и его помощник Теодор Даннекер, имевший опыт депортации евреев в Париже и Софии, ожидали появления местных антисемитов с добровольной информацией о том, где прячутся евреи. Но никакие местные антисемиты в Риме ему не помогли. Напротив, многие из римлян помогали евреям скрыться. Кепплер и Даннекер смогли арестовать в Риме только 1007 евреев. Они докладывали Гиммлеру, что на каждого схваченного еврея приходится 11 сбежавших. Впоследствии 6000 евреев было арестовано в Северной Италии, но за 20 месяцев немецкой оккупации только 7000 итальянских и иностранных евреев Италии умерли в газовых камерах Польши, то есть 15 % всех евреев Италии. Гораздо более низкий процент, чем в любой другой занятой немцами стране Европы, за исключением Дании.
Многие католики уговаривали папу римского выступить по радио с заявлением, осуждающим депортацию и уничтожение евреев, считая, что его влияние на гитлеровских солдат-католиков вынудит нацистов отказаться от программы истребления. Папа отказался от этого предложения, полагая, что, если публично осудит уничтожение евреев, Гитлер пошлет войска в Ватикан, арестует его и убьет тех евреев, которые там скрываются. В монастырях Рима скрывалось очень много евреев.
Эдда Чиано надеялась, что отец спасет жизнь ее мужу. Муссолини оказался в затруднительном положении. Он обожал Эдду, как и остальных своих детей, но чувствовал, что должен исполнить свой долг, как Брут в Древнем Риме, который 2500 лет назад убил своего сына, предавшего город. Как мог Муссолини пощадить предателя и не выполнить долг, сурово и беспристрастно, только из-за того, что предатель приходился ему зятем? Эдда пыталась спасти мужа. Она бежала в Швейцарию, взяв с собой дневники, в которых Чиано на протяжении нескольких лет записывал откровенные замечания Муссолини, могущие оказаться весьма неприятными для дуче и немцев. Связавшись с Гиммлером, она предложила ему передать эти дневники, если Чиано устроят побег в Швейцарию. Но Гитлер сказал: «Никаких сделок».
Суд над Чиано и другими состоялся 8–9 января 1944 года. Чиано, Де Боно, Маринелли, Готтарди и Пареши были приговорены к смерти. Джианетти, который в свое время, на другое утро после знаменательного заседания Высшего фашистского совета, изменил мнение и отозвал свой голос, был приговорен к 30 годам тюремного заключения. После того как приговор был вынесен, ожидавший смерти Маринелли подтвердил, что Муссолини не знал о плане убийства Маттеотти, которое Маринелли сам организовал без ведома дуче.
Приговор суда должен был быть утвержден государственным судьей, и обвинение поспешило найти такого, который поскорее сделал бы это и позволил им казнить Чиано до того, как Муссолини его помилует. После того как несколько судей под разными благовидными предлогами отказались это сделать, нашелся один, готовый угодить. На следующее утро все пятеро были расстреляны. Когда Муссолини сообщили эту весть, он сказал, что для него Чиано умер давно. Но Рашель знала, какой личной трагедией для него явилась эта смерть из-за того, как это должно было повлиять на его отношения с Эддой.
Несколько месяцев спустя он написал Эдде в Швейцарию, что всегда любил и будет ее любить. Но она смотрела на него не как на любящего отца, а как на убийцу мужа. Она заявила ему, что гордится тем, что она жена Чиано, жена изменника, и пусть он скажет об этом своим немецким хозяевам. Он послал к ней в Швейцарию священника, но она отвергла все попытки примирения. Только спустя 10 лет после смерти Муссолини она согласилась помириться с матерью и вместе с ней посетила могилу отца.
Разногласия между немецкими и итальянскими администрациями были очень серьезными. Так, возникли конфликты, когда немцы арестовали шефа полиции Муссолини, а полиция Муссолини арестовала чиновника, которого поддерживали немцы. Правда, и эти споры быстро улаживались. По был один вопрос, вызывавший резкий протест Муссолини. Это действия немецких военных властей. Члены антифашистского движения в оккупированной Италии убивали немецких солдат при каждой возможности. Немцы отвечали на это, как в любой оккупированной ими стране: брали заложников и объявляли, что расстреляют 50 или 100 человек за каждого убитого немца. Заложников хватали среди местного населения. 50 местных жителей расстреливали за одного немецкого солдата, убитого Сопротивлением в этом районе. Муссолини был возмущен. Расстрел 50 итальянцев за одного немца означал, что Германия считает Италию враждебной нацией. Муссолини настаивал, что итальянцы — верные союзники немцев, а убивают немецких солдат предатели. Он считал, что немцы должны наказывать только партизан и их политических сторонников.
Бенито Муссолини делает смотр итальянским войскам 1944

Несмотря на все разногласия с немцами, Муссолини не сомневался, что Итальянская Социалистическая Республика должна оставаться союзником Германии. Он был уверен, что если союзники выиграют войну, то Европой и миром будут править Соединенные Штаты и Советский Союз, а с Италией как независимой державой будет покончено. Британские и американские военно-воздушные силы увеличили число и мощь авианалетов на итальянские города. Муссолини, аплодировавший итальянским воздушным рейдам в небе Эфиопии и Испании, теперь возмущенно клеймил убийц итальянских женщин и детей. Он писал, что непрекращающиеся бомбежки вызывают такие тяжелые потери среди гражданского населения, что их можно назвать ежедневным холокостом.
Бенито Муссолини во время осмотра тяжелых минометов на побережье Адриатического моря 1944

Активность партизан-антифашистов резко возросла. В мае 1944 года они связали своими действиями почти 16 000 немецких солдат на севере Италии, а также много фашистских частей Муссолини. Кроме того, они совершали диверсионные акты на территории Итальянской Социалистической Республики. Ими были убиты несколько видных фашистских деятелей. Профессор Джентиле, первый министр образования в правительстве Муссолини, издатель «Энциклопедиа Италиана», продолжал поддерживать его и после перемирия 8 сентября 1943 года. В апреле 1944 года четверо партизан на мотоциклах подстерегли Джентиле на углу одной из улиц Флоренции и застрелили его. Муссолини гневно осудил убийство этого выдающегося интеллектуала и верного фашиста.
Со всех концов поступали плохие новости. Военная ситуация ухудшалась, союзники сумели осуществить вторжение во Францию через Ла-Манш. Они заняли Рим 5 июня и высадились в Нормандии на следующий день. Муссолини тяжело воспринял падение Рима. Он поклялся вернуть его и возродил старый лозунг Гарибальди 1862 года: «Рим или смерть!» Особенно его возмущало, что в войсках, взявших Рим, было много черных американских солдат. Черные маршировали по улицам и под арками, построенными во славу Рима древнего и современного. Его пропаганда подчеркивала ужас «черного вторжения» в Италию.
9 июля 1944 года Муссолини поездом поехал к Гитлеру в Растенбург. 20 июля Гитлер встретил его на станции с рукой на перевязи. Он был легко ранен за несколько часов до встречи в результате взрыва бомбы в комнате для совещаний в Растенбурге. Ее пронес майор Клаус фон Штауффенберг, пытавшийся убить фюрера. Однако никто не погиб, и хотя четверо находившихся в комнате офицеров были тяжело ранены, сам Гитлер получил лишь легкое ранение.
Итальянский диктатор Бенито Муссолини (слева) вместе с Адольфом Гитлером и группой офицеров осматривают последствия взрыва в ставке фюрера «Вольфсшанце» (Волчье логово)

Муссолини поздравил Гитлера со счастливым избавлением и сказал, что это доказывает: Гитлер находится под особой защитой Провидения.
Последняя встреча Бенито Муссолини и Адольфа Гитлера. 1944

Последняя встреча Бенито Муссолини и Адольфа Гитлера. 1944

Гитлер чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы 20 июля обсудить с Муссолини военную ситуацию. На следующий день Муссолини вернулся в Гарньяно. Больше они с Гитлером не встречались.
Муссолини отказывался рассматривать возможность поражения стран Оси в войне. В марте 1944 года он отверг не задумываясь предложение своего шефа полиции Туллио Тамбурини держать наготове в Триесте подводную лодку, на которой он смог бы бежать, в случае если армии союзников займут всю Италию.
Осенью 1944 года союзники продвигались вперед. К ноябрю, перед тем как зима остановила их наступление, они взяли Форли. Муссолини больше нельзя было ездить в Рок-ка делле Каминате. Немцы приготовились к упорной обороне Флоренции. Им помогала Добровольная милиция национальной безопасности, в том числе подразделение фашисток. Муссолини горячо приветствовал их патриотизм и воинскую выучку.
Бенито Муссолини в беседе с итальянским чернорубашечником,1944

16 декабря 1944 года Муссолини выступал на митинге в «Театро Лирико» в Милане. О митинге было объявлено всего за несколько часов до этого по громкоговорителям. Таким образом стремились уменьшить шансы англо-американского воздушного налета, который может помешать собранию. Однако зал театра быстро заполнялся. Тысячи людей, которым не повезло войти внутрь, стояли на площади перед театром, слушая речь Муссолини по трансляции. В конце дня Муссолини выступал еще на одном митинге на Пьяцца-Сан-Сеполкро в Милане. Толпа восторженно приветствовала его. Толпа, которую не смущали никакие бомбы: ни авиационные с самолетов союзников, ни бросаемые партизанами-коммунистами.
Бенито Муссолини проверяет укрепленные башни Panzer V под камуфляжной сеткой, 1944

В январе 1945 года Муссолини покинул Гарньяно с его мягким климатом и присоединился к своим войскам в Апеннинах, где были сильные морозы. Он снова пребывал в добром здравии, ему исполнился 61 год, и казалось, он с удовольствием шагал по снегу со своими солдатами.
12 апреля скончался президент Рузвельт. Муссолини писал, что доказательством справедливости Божьей является то, что он умер проклинаемый матерями всего мира, Соединенных Штатов в том числе.
25 апреля Муссолини и Грациани встретились с Кадорной и другими членами Национального совета Сопротивления во дворце кардинала Шустера в Милане. Муссолини спросил, смогут ли Сопротивление и командование союзников гарантировать жизнь ему, его министрам и их семьям, если они все сдадутся. Кадорна ответил, что британский главнокомандующий фельдмаршал сэр Гарольд Александер уже объявил своим солдатам, что с солдатами Итальянской Социалистической Республики Муссолини, если они сдадутся, следует обращаться как с военнопленными. Однако виновные в военных преступлениях будут преданы суду. Кадорна мог пообещать Муссолини только то, что суд будет справедливым.
Муссолини направился в Комо, и 27 апреля вместе с Бомбаччи и другими членами своего правительства присоединился к группировке из двухсот немецких солдат, которые собирались на грузовиках добраться до швейцарской границы. Муссолини сел в последний грузовик, надев для маскировки летный немецкий шлем.
Они подъехали к западной оконечности озера Комо, где около Муссо были остановлены большим отрядом партизан. Командир партизан сказал, что позволит проехать в Швейцарию немцам, но не итальянцам, которые едут с ними. Обыскав грузовики в поисках итальянцев, партизаны нашли Муссолини. Один из них его опознал. Раздались крики: «Мы взяли Муссолини!» Они повезли его и других итальянцев в Донго.
Перед отъездом из Комо Муссолини написал Кларетте Петаччи, что постарается перебраться в Швейцарию с немецкими солдатами, и уговаривал ее тоже попытаться бежать. Она убедила брата Марчелло везти ее на своем «альфа-ромео» вдогонку за немецкой колонной, в которой ехал Муссолини. Марчелло и Кларетту остановили партизаны, опознали и отвезли в Донго, присоединив к Муссолини и взятым в плен вместе с ним его сотрудникам.
Убитая Клара Петаччи

В Донго Муссолини отделили от остальных пленников. Кларетта отказалась его покинуть, поэтому их обоих отвели в Джульяно-ди-Медзегра и посадили под стражу в фермерском доме. Бомбаччи, Марчелло Петаччи и других пленных расстреляли тут же, у озера в Донго. Последними словами Бомбаччи были: «Да здравствует Муссолини! Да здравствует социализм!» Другие видные фашисты, в том числе Фариначчи, были также захвачены в плен и расстреляны партизанами на месте. Прециози и его жена выпрыгнули из окна с пятого этажа, чтобы их не схватили и не отдали на расправу евреям.
После казни

Рассказы о том, что происходило с Муссолини в последние часы его жизни, очень противоречивы. Самой достоверной, пожалуй, является официальная версия. Национальный совет Сопротивления постановил, что Муссолини по совокупности содеянного должен быть казнен. Когда Тольятти, находившийся в Риме, услышал, что партизаны захватили в плен Муссолини, он по радио отдал приказ коммунистам — членам Национального совета Сопротивления не допустить, чтобы он попал живым в руки англичан или американцев. Как только личность его будет установлена, он должен сразу же быть казнен. Отношение Тольятти вполне объяснимо: слишком многие английские и американские политики в прошлом восхваляли Муссолини за его рвение в борьбе с коммунизмом.

В течение многих лет считалось, что коммунистический лидер в Национальном совете Сопротивления, Луиджи Лон-го, отдал приказ о немедленной казни Муссолини без согласования с председателем совета генералом Кадорной. Однако недавно приказ о расстреле Муссолини был найден, и он был подписан Кадорной. Вполне возможно, что в 1945 году коммунистам не составляло большого труда убедить Кадорну сделать то, что они хотели.

Командир партизан-коммунистов, чей боевой псевдоним был полковник Валерио, командовал казнью. Настоящее его имя было Вальтер Аудизио. Впоследствии он стал коммунистическим депутатом в Палате депутатов в Риме.

Днем 28 апреля он направился в дом, где Муссолини и Кларетта провели предыдущую ночь, и повел Муссолини на перекресток дорог неподалеку от дома. И снова Кларетта отказалась его оставить, поэтому они забрали ее с собой. Полковник Валерио зачитал смертный приговор Национального совета Сопротивления и вместе с товарищами расстрелял Муссолини и Кларетту. После первого выстрела Муссолини был только ранен, а пистолет-пулемет заело. Но они прикончили его из другого пистолета. Кларетта была убита первым выстрелом. Это произошло в 4.30 пополудни.

Тела Муссолини, Кларетты и других членов правительства, расстрелянных у озера в Донго, привозят на большую площадь, Пьяццале-Лорето, около Центрального вокзала в Милане. Место это было выбрано, потому что несколькими месяцами ранее там были казнены фашистами несколько партизан.

14 трупов были повешены за ноги на железном заборе перед бензозаправочной станцией, и огромная толпа, собравшаяся на площади, набросилась на них, осыпая оскорблениями, пиная ногами. Пинали и плевали на них большей частью старые и пожилые женщины, матери молодых партизан, взятых в плен и расстрелянных немцами или фашистской милицией Муссолини. Тело Муссолини потом сняли и похоронили в семейном склепе на кладбище Сан-Кассиано в Предаппио.



Бенито Муссолини лежат рядом с Кларой Петаччи в морге в Милане, Италия, 29 апреля 1945

Рашель, Романо и Анна Мария были арестованы партизанами в Комо, но взяты под защиту американской армией. Они были на несколько месяцев интернированы в лагере, а потом освобождены.
Рашель в лагере для интернированных

Витторио бежал в Швейцарию. Бумаги Муссолини, включая его переписку и дневники, исчезли. Перед тем как бежать в Швейцарию, он передал их японскому послу Хидака, который также добрался до Швейцарии и вернул их там Витторио. Витторио доверил их какому-то католическому священнику с распоряжением не передавать их никому без его разрешения. Но священник отдал их человеку, подделавшему письмо от Рашели с просьбой отдать документы подателю письма. Сегодня Витторио утверждает, что догадывается, у кого эти документы, но не раскроет это имя и может сказать лишь, что оно не английское. Кто бы их ни хранил, он не публикует их уже 50 лет.

Самым большим горем Рашели было, что не она, а Кларетта Петаччи была с Муссолини, когда он умирал. Но она не сомневается, что его последние мысли были о ней, его законной жене, и их детях. Витторио смотрит на это не так, как мать. Для него непростительным преступлением партизан является то, что они расстреляли такую красивую молодую женщину, как Кларетта.

Официальная история смерти Муссолини гораздо более вероятна. Так что, если не откроется каких-либо новых фактов, ее опровергающих, мы можем полагать, что он был убит полковником Валерио и коммунистами-партизанами под его командованием на перекрестке дорог в Джульяно-ди-Медзегра в 4.30 пополудни в субботу 28 апреля 1945 года.

За 19 лет до этого, когда Мори вел свой длинный процесс над мафией на Сицилии, Муссолини писал ему, убеждая поскорее покончить с арестованными, так как это больше соответствует духу времени, то есть более по-фашистски. Полковник Валерио и его партизаны покончили с Муссолини очень быстро, тоже в духе времени, очень по-фашистски. Они застрелили его, как много раз на протяжении последних 25 лет фашисты расстреливали коммунистов по его приказам.
Фотографии, не вошедшие в выпуски
Романо, молодой сын Бенито Муссолини, кормит антилоп вместе со своими сверстниками из школы во время посещения зоопарка.1935

Муссолини приветствует Георга 5 во время его приезда в Рим 10 мая 1921

Бенито Муссолини на лыжах с сыном Романо на горе Терминилло. 1935
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments 
6th-May-2016 05:22 pm (UTC)
Была хорошая байка, как к дуче приехал Мережковский, просить денег на книгу о Данте, в которой, он, естественно, проводил исторические параллели. ДМ зашел в огромный кабинет в палаццо Венеция, и прямо с порога закричал фразой из Фауста, "кто ты такой!", на языке оригинала. Дуче поморшился и сказал "пиано, пиано".
6th-May-2016 06:52 pm (UTC)
Экскурсовода в Риме слушали, так то Муссолини восстановил, то раскопал, короче, помнят его там.
7th-May-2016 03:09 pm (UTC)
В Риме помнят не дуче, а пердуче! В основном обсуждают бабло и влияние Кавальере, потому что, нынешняя подамериканская плесень не обсуждаема...
6th-May-2016 08:55 pm (UTC)
Anonymous
Особенно красивы слова о великом итальянском флоте.
6th-May-2016 09:41 pm (UTC)
Хорошая статья, исчерпывающе. Дуче совершил ошибку, вступив в союз с Гитлером. Да и сам это понял, но попалась птичка, коготок увяз... Да и итальянцы ни на минуту не воины. Но интересно Сопротивление, объединившее под своими знаменами представителей всех политических сил Италии. У нас то писали, что там только коммунисты воевали, а вот и нет. Но занять посты мэров в Болонье, Турине и вообще на Севере им удалось надолго:)
7th-May-2016 02:07 am (UTC)
Север - как раз самый развитый регион страны.
7th-May-2016 07:07 am (UTC)
Ага! Вы намекаете, что основам коммунизма там начали обучать где-нибудь в Падуе, в XII веке?:)) Итальянцы - ужасные модники и всегда хватаются за новые идеи, что в дизайне, что в политэкономии. Вспомните Маринетти:)
6th-May-2016 10:35 pm (UTC)
собаке - собачья смерть
This page was loaded Sep 19th 2019, 12:36 pm GMT.