Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Categories:

Вспоминая старые фильмы... "Следствие ведут Знатоки"


Следователь Знаменский, эксперт Кибрит, оперативник Томин

В этом году исполняется 45 лет со дня выхода на телеэкраны первой серии (или первого "дела") советского детективного сериала "Следствие ведут Знатоки". В 70-е и 80-е годы он пользовался немалой популярностью, причём мне тогда приходилось слышать даже от людей, на дух не выносивших почти ничего советского, и предпочитавших западные фильмы: "О, сегодня "Знатоки" будут вечером. Надо посмотреть!". Или, скажем, Валерия Новодворская, которую трудно заподозрить в особых симпатиях к СССР, как-то написала, что из всех следователей доверяет только интеллигентнейшему Пал Палычу Знаменскому — одному из главных героев "Знатоков"...
Приходится иногда слышать мнение, что по фильмам советской эпохи трудно составить впечатление о реальном историческом развитии общества, поскольку они, мол, показывали выдуманный, нарисованный, глянцевый мир. Но так ли это? Глядя на экран, ясно видишь вполне реальный советский мир. И более того, видишь, куда он идёт и развивается — увы, часто совершенно не туда, куда хотелось бы самим создателям этих фильмов, не говоря уж про руководителей СССР.



Главный противник Знатоков в деле №6 ("Шантаж") — старорежимная барыня, сохранившая с дореволюционных времён осколок своих богатств

Знатоки, или, вернее, "ЗнаТоКи" — это три главных героя картины, следователь-интеллигент ЗНАменский, оперативник ТОмин и женщина-эксперт КИбрит. Начинался сериал в 1971 году, а своё последнее, 22-е дело, знатоки распутывали в 1989-м. (Потом была ещё малоудачная попытка воскресить сериал в 2000-х).
С кем же боролись знатоки в первых сериях сериала? С "родимыми пятнами" прошлого, с какими-то "динозаврами" (так и называется один из фильмов) буржуазной эпохи. Например, в "деле номер один" ("Чёрный маклер") они вступали в поединок с бывшим биржевым маклером, каким-то чудом просидевшим в подполье аж с нэповских времен. Или — ещё того хлеще — в деле №6 выводили на чистую воду бывшую богатую домовладелицу, умудрившуюся сквозь все исторические передряги пронести крупицу своих дореволюционных богатств. "Дом строил ещё мой отец, — гордо говорит она. — И когда-то вся семья занимала целый этаж. А с семнадцатого — только эту квартиру. А потом нас ещё уплотнили... вот и осталась одна комната — последний бастион, который мы обороняем вдвоём с Настей". У домработницы Насти тоже "великолепное происхождение — она из раскулаченных, её отец был денщиком у атамана Дутова". Но знатоки штурмуют и этот уцелевший буржуазный бастион... Как последний отзвук уходящей натуры, в десятом деле мелькает мошенник и убийца Ферапонтиков, у деда которого "было три дома на Самотеке". В общем, поначалу знатоки храбро воюют с "осколками разбитого вдребезги".


В деле №1 Знатоки воюют с "чёрным маклером" (на фото слева) — нэпманом, выжившим в подполье с 20-х годов. Очевидное-невероятное :)

"Бывшие люди" перемежаются с классическими "романтиками с большой дороги" — взломщиками, ворами, фальшивомонетчиками... В одном из фильмов знатоки отлавливают даже иностранного шпиона, хитроумно замаскировавшегося бомжом...
А затем... затем на смену реликтам прошлого плавно приходят герои дня завтрашнего. Теперь знатоки борются с новой, нарождающейся на глазах буржуазной элитой — всеми этими директорами овощебаз, ресторанов и мусорных свалок — жуликами 70-х годов, до поры до времени смешными и жалкими. Теми, чей звездный час придёт позже, в 90-е годы... А пока стихия потребительства потихоньку, неспешно, сантиметр за сантиметром, затапливала всё вокруг. "Времена не те!" — торжествующе говорит один из подследственных. И знатоки на этом фоне сами мало-помалу превращаются в "динозавров" — вымирающих героев-идеалистов уходящей эпохи. Кажется, и они тоже это осознают. Полковник Знаменский, который за все годы беспорочной службы накопил себе только на "дачный сруб в полторы комнаты", выглядит героем анекдота. Очередная подследственная — директор склада готовой продукции — бросает ему в лицо горький упрёк: вы не знаете реальной жизни! И прекраснодушный Пал Палыч вынужден оправдываться: зато я знаю, какой должна быть жизнь! Журнал «Советский экран» в 1975 году даже пожурил в рецензии создателей фильма, что отрицательные герои — подпольные протобуржуи из дела №10 — своей жизненностью и яркостью затмили самих Знатоков: «Рядом с Евгением Евгеньевичем (Георгий Менглет) и его способным учеником Федей Ферапонтиковым (Валерий Носик) заметно потускнели, задержались, что ли, на каком-то возрастном рубеже наши давние знакомцы с Петровки, 38 — Пал Палыч Знаменский (Г. Мартынюк), Шурик Томин (Л. Каневский) и Зиночка Кибрит (Э. Леждей). Для них у авторов не нашлось новых красок».


Рядом с потомком купца Ферапонтиковым (слева) — уже новая генерация буржуазии — директор мусорной свалки, научившийся криминальным образом извлекать деньги из мусора. Дело №10 ("Ответный удар")


А этот молодой человек из того же фильма, начальник палатки приёма утильсырья, дожив до 90-х годов, вполне мог превратиться в "нового русского"

А жизнь не только "не такая", но и становится всё более "не такой". В 1985 году из фильма исчезает привычная с первых серий песня-рефрен: "Если кто-то кое-где у нас порой, Честно жить не хочет...". Исчезает потому, что старые слова в новую эпоху звучат острой пародией, вызывают у зрителей непроизвольный смех: "Скажите, где, кто этот чудак, который всё ещё хочет "жить честно", то есть строго по закону?" Выражаясь научным языком, реальные общественные отношения — протобуржуазные — уже не вмещаются в прежние политические формы. И формы эти, конечно, будут безжалостно взломаны...
Поэтому и новая напыщенная песня, на слова Роберта Рождественского, — "Пусть сияют справедливостью державной Милицейские погоны на плечах" — держится в фильме не дольше, чем одно дело. Ну, не вяжутся, никак не вяжутся все эти красивые и гладкие слова с неприглядной действительностью, скатывающейся в буржуазное болото. И в последнем советском, наиболее мрачном фильме, про наркомафию, никаких песен за кадром уже не звучит... Зато один из помощников Знаменского мягко советует директору роддома не спасать жизнь новорождённого ребенка — мол, вряд ли из этого младенца вырастет что-то путное. Представить подобную фразу в устах советского киношного следователя 70-х годов трудновато. Но всё логично. Перерождается общество — перерождается и милиция, на смену идеалистам-знаменским приходят брутальные менты-отморозки 90-х годов... Неудивительно, что на этом фоне попытка воскресить канувшие в Лету образы прошлого, включая следователя-интеллигента, потерпела полное фиаско.
И не зря же говорят: "Хочешь испортить хороший советский фильм — сделай ремейк в наши дни"... И не спасает положение, если снимать продолжение берётся тот же самый человек, что делал отличные фильмы во времена СССР. Это правило целиком приложимо и к "Мушкетёрам", и к "Иронии судьбы", и к "Карнавальной ночи", и к "Знатокам"...


Динозавры...
Tags: 1970-е, 1980-е, СССР, ХХ век, искусство, история СССР, кино, криминалистика, тексты, телевидение
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments