Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Category:

К юбилею Игоря Грабаря. "Советская страна великолепная, а искусство — г...вно!"


Борис Кустодиев. Портрет Игоря Эммануиловича Грабаря. 1915

25 марта исполняется 145 лет со дня рождения Игоря Эммануиловича Грабаря (1871-1960), художника, искусствоведа, теоретика искусства. Игорь Грабарь, между прочим, сыграл немалую роль в повороте советского искусства от революционного авангарда к классической традиции в 30-е и 40-е годы. Недавно был опубликован любопытный исторический документ («Стенограмма совещания, состоявшегося в Оргкомитете Союза Советских художников СССР. 28 мая 1947»), показывающий, как непросто воспринимался многими этот поворот в 40-е годы, как он некоторых откровенно шокировал. Хотя были уже, ещё в середине 30-х, статьи в «Правде» «О художниках-пачкунах», «Сумбур вместо музыки», «Балетная фальшь» и т.д., которые, казалось бы, должны были дать всем понять, как теперь следует относиться к искусству первых революционных лет. Но не все поняли... А вот Игорь Эммануилович чётко ухватил суть этого нового отношения и выразил его с присущей ему ёмкой афористичностью (см заголовок поста).

Поводом для этих интересных откровений Игоря Эммануиловича стал следующий факт. В мае 1947 года И. В. Сталин в беседе с президентом Академии наук СССР Сергеем Вавиловым обсудил вопрос о восстановлении музея "Абрaмцeво", закрытого в 30-е годы. Художники, конечно, хотели бы взять возрождённый музей под своё крыло, и "увести" его от академиков. И они завели об этом тонкий дипломатический разговор с Грабарём, которого Сталин и Вавилов привлекли к возрождению музея.
Из документа:
«На совещании присутствовали: тт. Герасимов А.М., Манизер М.Г., Тавасиев С.Д., Кацман Е.А., Перельман В.Н., Финогенов К.И.
Тов. Кацман: я задал Игорю Эммануиловичу вопрос: будет ли музей живой или мёртвый. Я пояснил свою мысль так: будут ли лучшие работы советских художников, работающих по истории Абрaмцeва и в Абрaмцeве, приобретаться в этот музей?.. Грабарь на это ответил: «Нет, советского г…вна в этом музее не будет». Мы сначала не обратили внимания на эти слова и на эту мысль, но Грабарь сам в каком-то озлобленном и повышенном тоне сказал: «И вообще должен вам сказать, что Президиум Академии Наук презирает советское г…вно в академической среде». Во всяком случае, он выразил такую мысль, что Академия Наук, как учреждение, отрицательно относится к советскому искусству. Кроме того, сделавши паузу, как будто что-то вспоминая, он вдруг сказал: «Должен вам сообщить, что в беседе с товарищем Молотовым о советском искусстве…»
Где была беседа, с кем беседа — это для меня осталось неясным.
Тов. Перельман: Он ясно сказал где — при формировании Парижской выставки.
Тов. Кацман: Товарищ Молотов выразил такую мысль, что с советским искусством дело не может выйти, в смысле самого искусства мы не можем конкурировать с Европой и Америкой; мы можем зато брать тематикой и агитацией.
Тут кончилось заседание, мы пошли одеваться и, когда надевали пальто, Грабарь, обнявши меня за плечи, иронически и ядовито сказал: «Да, Евгений Александрович, вот Вы всё мечтаете о продолжении великих традиций русского искусства, не выйдет, не выйдет, — г…вно, г…вно наше искусство».
Я начал понимать, что выступление Грабаря совершенно невозможное, непозволительное, и первое, что мне хотелось — мне хотелось сказать, что он противоречит себе в вопросах традиций нашего искусства. И я сказал ему: «А не знаете ли Вы такого советского художника, который помогает делу передачи традиций советскому искусству, фамилия его Грабарь, он написал книги — о Репине и о Серове». Он на это ничего не ответил, а я ещё сказал следующее: «Я не могу согласиться с Вашими предсказаниями, потому что я думаю, что наша великолепная советская страна должна родить и великолепное советское искусство». Он меня перебил и сказал: «Да, да, страна — великолепная, а искусство г…вно».
Вообще-то художники могли бы сообразить, что Грабарь лаконично разъяснил им суть новой художественной политики, идущей с самого верха. Но они продолжали не понимать и возмущаться.


Игорь Грабарь. Автопортрет с палитрой (в белом халате). 1934

«Тов. Перельман: Это не первый раз у нас с ним была дискуссия на эту тему... Грабарь всегда приходил в неистовство, когда поднимался этот вопрос, он только не прибегал к таким антисоветским формулировкам. Он просто говорил, что мы не имеем права ставить вопрос и равняться с такими гигантами, как Врубель, Серов и др. «Вот когда умрём, тогда и можно разобраться в этом!.. То, что я делаю, это дерьмо в сравнении с Врубелем и Серовым, давайте кончим об этом разговор, и вообще то, что делают советские художники, это г…вно по сравнению со старыми мастерами».
Тогда я вступил в полемику с ним и сказал: «Представьте, что Вам будет поручено — Вы знаете о триумфальном шествии нашего искусства за границей — поехать с этой выставкой. Как же Вы можете с такими установками поехать?» Он ничего не ответил.
Мы решили прервать на этом разговор… По существу говоря, он, очевидно, хотел сказать, что мы, советские художники, не можем идти ни в какое сравнение со старыми мастерами… Но ведь советское искусство становится и сделалось уже передовым искусством всего мира! Грабарь... говорит: «Я должен Вам прямо сказать — академики ничего не принимают из советского искусства». Что это значит: «не принимают», как «не принимают»? <…> Когда мы вышли с этого заседания, мы заговорили настоящим, правильным политическим языком. Плохо, что на заседании об этом не заговорили! Плохо, что мы немедленно не собрали специального Правления. Поэтому я считаю правильно ставить вопрос о Грабаре не только в аспекте его высказываний на нашем Правлении — это сузит вопрос — а надо ставить вопрос о всей деятельности Грабаря в целом».
Бедолаги, право слово. :)
Теперь мы, конечно, понимаем, что советское искусство, включая и авангард первых революционных лет, и соцреализм 40-х и 50-х годов, вовсе не было "дерьмом" или "г...вном" по сравнению со "старыми мастерами". Просто таков уж был поворот политической линии 40-х годов, что традицию следовало ставить выше современности и уж тем более выше искусства первых революционных лет. Кто сказал "Термидор" и "Брюмер"? Но, кстати, ни Термидор, ни Брюмер не отвергают начисто революционное наследство, просто они его соединяют, более или менее органично, с наследием дореволюционной традиции. А с другой стороны, и Термидор, и Брюмер готовят Реставрацию, которая уже ставит такую задачу: стереть начисто всё революционное наследство, включая и область искусства. Это то, что мы, между прочим, наблюдаем сейчас в бывшем СССР и особенно ярко — на Украине, где беспощадно громят всё, оставшееся от советской эпохи, не стесняясь ни художественной, ни исторической ценностью подлежащего погрому. (В своё оправдание они могли бы повторить слова Игоря Эммануиловича, что "советское искусство — это г...вно", хотя с его словами про "замечательную страну" уже не согласились бы...) Удастся ли предотвратить такой же масштабный погром в России? Грустно об этом думать, но пока что всё указывает на отрицательный ответ на этот вопрос...


Игорь Грабарь. Автопортрет. 1952


Игорь Грабарь. В.И.Ленин у прямого провода. 1927-1933
Tags: 1940-е, ХХ век, даты, живопись, искусство, история CCCР, личности, текст, художники
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments