oper_1974 (oper_1974) wrote in foto_history,
oper_1974
oper_1974
foto_history

Category:

Десантники под Старой Руссой.

Оригинал взят у oper_1974 в Десантники под Старой Руссой.
        "Нам, саперам-десантникам, (как и остальным родам войск), особенно тяжело пришлось на Северо-Западном фронте в районе Старой Руссы. Голодно, холодно, болота, дожди.
          На долю нашей саперной роты выпала задача заминировать весь передний край обороны дивизии. Ставили и противотанковые, и противопехотные мины, подрывались на них сами. Работа длилась каждую ночь в течение, по крайней мере, месяца.
        Оборона наша, как обычно, проходила по заболоченной местности. Кругом вода, грязь, да и мины стоят в несколько слоев: свои и чужие, ибо эти места не раз переходили из рук в руки. Ночами подползали к самым вражеским траншеям. Немцы-то сидели на высоком сухом берегу реки Редья.



Июнь 1942г. Воины-десантники 201-й Воздушно-десантной бригады им. С.М.Кирова на переформировании.

На фото от июня 1942г. Воины-десантники 201-й Воздушно-десантной бригады им. С.М.Кирова на переф.jpg

        Особенно запомнились эпизоды, связанные со штурмом Старой Руссы. При наступлении на Старую Руссу нужно было преодолеть несколько водных преград: реки Редью, Порусью, Полисть и Снежу. Их форсирование требовало от пехоты умения переправляться на подручных средствах.
        Для этого все полки дивизии должны были на плащ-палатках, набитых сеном и свернутых по форме спасательных кругов, в полном боевом переплывать находившуюся в тылу Ловать. На саперов была возложена задача сопровождать на резиновых надувных лодках А-3, хорошо мне знакомых по 24-му ОСБ, переправляющиеся подразделения. Да и саперов самих нужно было готовить к работе с этими лодками.

img298.jpg

        Получать лодки с инженерного склада на ст. Парфино поручили Мыльникову, который взял с собой меня. Из этого похода в памяти осталась жуткая картина, которая могла бы собой символизировать войну.
       Шли мы по правому берегу Ловати. На подходе к Парфино показалась высота. На ней - остатки проволочных заграждений и брустверы отрытых в земле траншей. Склоны высоты покрыты незаросшими травой воронками от мин и снарядов. Там, на высоте когда-то сидели немцы.
       Ближе к нам высота переходила в заболоченную низину, по которой протекал ручей. Еще издали были видны серые бугорки, покрывавшие эту низину. Вблизи эти бугорки оказались скелетами, одетыми в серые шинели, шапки и ботинки с обмотками. Некоторые скелеты лежали в ручье. Это наши брали высоту осенью 1942 года.

Портретные фотографии бойцов из 300-го гвардейского стрелкового полка 99-й гвардейской стрелковой дивизии удостоенных звания Герой Советского Союза.

Бекбосунов Серекказы.

Бекбосунов Серекказы.jpg

Зажигин Иван.

Зажигин Иван.jpg

        Вскоре нас подтянули ближе к передовой. Ночами по проложенной неподалеку лежневке непрерывным потоком шли "катюши", тянули артиллерию разных калибров. Кое-где погромыхивали даже танки.
        Кстати, в это же время при батальоне был сформирован танко-заградительный отряд. Командовать отрядом поручили И.И. Есаулкову. В состав отряда входили по взводу саперов, автоматчиков и противотанковых ружей. В полосе наступления дивизии были участки, на которых обе стороны могли применять танки.
       Незадолго до начала наступления принародно был повешен немецкий ефрейтор. У него обнаружили фотографии, на которых он позировал рядом с умерщвленными им советскими людьми. Это была чуть ли не первая в стране казнь через повешение, только что введенная Указом Президиума Верховного Совета СССР.

Мытарев Иван.

Мытарев Иван.jpg

Панков Иван.

Панков Иван.jpg

Юносов Борис.

Юносов Борис.jpg

        Немцы, видимо, почувствовали неладное и усилили огневое воздействие на наши ближайшие тылы. Десятки снарядов обрушивались на артиллерийские позиции. Артналеты следовали один за другим. У нас же, саперов, не было никаких укрытий.
       В ожидании заданий я со своим отделением расположился на ночь под жердевым настилом у артиллерийского блиндажа. Блиндаж был срублен из четырех венцов бревен, уложенных прямо на землю, с двумя накатами, а для уменьшения эффекта то прямого попадания стенка блиндажа, обращенная к противнику, была прикрыта жердями, поставленными наклонно вплотную друг к другу.
      Снаряд, попавший в блиндаж, должен был взорваться на жердях, а не от удара о бревна самого блиндажа. В последнем случае блиндаж был бы разрушен. Между жердями и стенкой блиндажа образовывалось пространство, в котором мы и расположились на ночлег. Ноги наши были обращены к жердям, а головы - к стенке.
      Конечно, в случае попадания заряда жерди бы нас не защитили. В первую же ночь по позициям артиллеристов было совершено до десятка артналетов. Я слышал вой снарядов и грохот разрывов только во время первого налета.
      Затем мной овладел крепкий сон... Налеты считал и сообщил об этом пожилой, по нашим понятиям, рядовой Леонтьев, который за всю ночь не сомкнул глаз.

img296.jpg

        Ранним утром 18 августа началась артиллерийская подготовка. Сотни орудий, реактивных установок, минометов обрушили свои снаряды на позиции противника. Над нашими головами проносились десятки Илов. Казалось, что от вражеской обороны не останется камня на камне. Ураганный огонь продолжался два часа.
      После переноса огня в глубину обороны пехота поднялась в атаку. Ее встретили огнём... К тому же многие наши огневые точки были засечены немцами, которые из сохранившихся орудий повели очень точный ответный огонь. Отовсюду тащили раненых.
      Гвардейские воздушно-десантные стрелковые полки нашей дивизии в составе 12-го гвардейского стрелкового корпуса 34-й армии наступали на направлении главного удара и продвинулись местами на 5-7 км, перерезав даже Холмское шоссе.
      Однако соседи не поддержали наступательного порыва десантников, оборону противника не прорвали, хотя бои продолжались более трех суток. В результате, понеся огромные потери, полки вынуждены были отойти, а в некоторых местах даже вернуться в первую линию захваченных у врага траншей. Здесь они начали закрепляться.

img018.jpg

       Я со своим отделением получил от командира взвода Мыльникова приказание поступить в распоряжение командира одного из стрелковых батальонов для установки малозаметных препятствий (МПЗ) и минирования.
       Ночью с необходимым имуществом мы прибыли на передовую. На этом участке, как у нас, так и у противника, траншеи были выложены из дерна. Расстояние между первыми линиями траншей - не более 200 метров. Нейтральная полоса была нашпигована минами. Правда, проход через минные поля уже был проделан.
      По нему, в основном ночами, поступали боеприпасы, питание, выносили раненых. Проход почти непрерывно обстреливался из минометов. По краям прохода, как бы обозначая его собой, лежали трупы убитых.

0_8ff97_b0b60a8b_XL.jpg.jpg

         Ещё было темно, когда мы прибыли в первую немецкую траншею, занимаемую нашим стрелковым батальоном. Комбат вызвал командира роты, а мы пока присели на какие-то мешки, наваленные на бывшей огневой позиции немецкого миномета. Даже через брюки чувствовался холод этих "мешков".
       Пощупав рукой, я обнаружил, что сидим мы на сложенных штабелем трупах наших солдат. Приполз ротный. Им оказался...старший сержант, казах, фамилию которого я забыл, но с которым мы служили в МНР в спецбатальоне. Пожали друг другу руки, и он повел нас на место работы.
        Немцы особой активности не проявляли. Велся редкий ружейно-пулеметный огонь. Мы ползли по траншее, периодически "рыбкой" проскакивая разрушенные участки брустверов. Разрушения появились в результате нашей артподготовки, а также попаданий немецких снарядов. Эти участки все время простреливались снайперами. Здесь в основном и лежали убитые.

4.jpg

           Неудобство для нас бывшей немецкой траншеи состояло в том, что у противника, как и у нас, бруствер, обращенный в тыл, был низким. Теперь он оказался фронтальным. К тому же он был сильно поврежден. "Наращивали" бруствер и закрывали разрушения трупами. Для "строительства" использовали и своих, и чужих.
        От установки МЗП ротный сразу же отказался, сказав, что любой, вылезший из траншеи, будет убит сразу же, и терять людей попусту нет смысла. Подтверждением его слов были щелчки разрывных пуль, ударявшихся о стенки траншеи.
        Заминировать же ходы сообщения необходимо. До начала наступления у немцев было две линии траншей, соединявшиеся ходами сообщения, тоже выложенными из дерна. Сейчас, когда вторая линия оставалась в их руках, по этим ходам противник мог нас контратаковать.

img006.jpg

         Я взял с собой одного сапера, у каждого по 6 штук противопехотных деревянных мин ПМД-6, и мы поползли по ходу сообщения в сторону немецкой траншеи.
       Внимание было на пределе. Траншея шла зигзагами, и за каждым фасом мы могли столкнуться нос к носу с врагами. Автоматы держали наготове. Мины нужно было поставить как можно дальше от нашей обороны. Поставив и замаскировав мины, мы вернулись к своим. Вторую пару минеров я послал заминировать второй ход сообщения.
       Выполнив задание, стали возвращаться в расположение. Почти совсем рассвело. Бывшая нейтралка и проход в минных полях хорошо просматривались вражескими наблюдателями с колоколен и водокачки в Старой Руссе. Поднимались и аэростаты. Поэтому, не доходя до прежней нашей линии траншей, начался минометный обстрел.
      Броском мы влетели в траншею. Один сапер был легко ранен. Резиновые лодки, которые ребята из других взводов тащили на руках, на других участках фронта, за боевыми порядками пехоты, были повреждены пулями и осколками. Саперы понесли потери.

kH8-rjkfMxc.jpg

       Всего за время штурма Старой Руссы наш маленький саперный батальон потерял убитыми и ранеными 38 человек. Значительные потери были у танково-заградительного отряда, подбившего все же один танк.
      Тяжело ранило осколками гранаты, выпущенной из гранатомета, И.И. Есаулкова. Встретились снова мы сразу после войны в Свердловске.
      Дивизия же была основательно обескровлена. Старую Руссу взять не удалось, как не удалась и стратегическая задумка высшего командования: ударом от Старой Руссы в направлении Балтийского моря отрезать и окружить всю группировку германских войск в районе Ленинграда.
      Как ни странно, Старорусская наступательная операция, продолжавшаяся около 10 суток и стоившая множества человеческих жизней и огромных материальных затрат, в официальных источниках - летописях Великой Отечественной войны, перечнях важнейших событий, в исторических трудах - даже не упоминается. Не было о ней ничего сказано и в сводках Совинформбюро.

Боец 201-й аэро-воздушной бригады, г. Старая Русса. январь 1941г.

P1080103.jpg

      Постепенно бои затихли. 30 августа нас отвели с передовой на ст. Пола, где началась погрузка в эшелоны того, что осталось от дивизии. Куда теперь? На формировку?
       Эшелон шел на юг. Позади остались болота Новгородчины, Курск, недавно освобожденный Орел. Изувеченные бронепоезда под насыпью. Масса подбитых и сожженных танков, наших и немецких. А ведь мы с танками в болотах по-настоящему и не встречались.
       Белгород, Харьков и, наконец, Дергачи, куда мы прибыли 7 сентября. Дивизия вошла в состав 37-й армии Степного фронта, который уже в октябре был переименован во 2-й Украинский.
       Впереди были операции наступательные и оборонительные: на Украине и в Молдавии, в Румынии, Венгрии и Чехословакии. Пришлось пережить трагедию отступления от Кривого Рога, удачный выход из окружения...
      Каждый день войны - событие, полное напряженного труда, опасностей и потерь. Уже в конце войны в Чехословакии погиб мой друг и командир гвардии лейтенант Г.С.Мыльников, так и не узнав о присвоении ему звания Героя Советского Союза.

Джигиты ВДВ, очевидно, 1942 г.jpg

         День Победы после капитуляции группы войск генерал - фельдмаршала Ф.Шернера мы отмечали 12 мая под Прагой. Однако на этом война для нас не закончилась. Судьбе было угодно вернуть меня с этой же дивизией в Монголию.
       Отсюда в составе Забайкальского фронта начался изнурительный марш по безводной полупустыне и горным кручам Большого Хингана в направлении на Мукден. Много было пройдено и пережито. Сколько раз жизнь оказывалась на волоске!..
       В начале 1946 г. 1-я гвардейская воздушно-десантная Звенигородско-Бухарестская орденов Красного Знамени и Суворова II степени дивизия была расформирована в г. Нижнеудинске.
      Хочется отметить, что сравнительно непродолжительное пребывание на голодном, холодном, залитом болотной водой Северо -Западном фронте было самым тяжелым, самым памятным.
      Как ни странно, именно об этом фронте в памяти сохранилось больше фактов, деталей фронтовой жизни, больше переживаний, чем за тысячеверстный боевой путь в составе 2-го Украинского фронта. И это не только мое мнение.
         Может быть, это парадоксально, но напрашивается аналогия с первой любовью, которую нельзя забыть "наша военная молодость - Северо-Западный фронт..." - из воспоминаний сержанта 204-й воздушно-десантной бригады 1-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. В.Б. Ляшкова. Воевал на Северо-Западном, Степном, 2-м Украинском и Забайкальском фронтах. Участвовал в освобождении Румынии, Венгрии, Чехословакии, Манчжурии и Китая. Награжден двумя орденами Красной Звезды, Славы III степени, Отечественной войны II степени.



img098.jpg


Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments