oper_1974 (oper_1974) wrote in foto_history,
oper_1974
oper_1974
foto_history

Category:

Десантник - пулеметчик. От Карелии до Вены и Праги.

Оригинал взят у oper_1974 в Десантник - пулеметчик. От Карелии до Вены и Праги.
       21 июня 1944 г. рано утром тишину порвал мощный гул. Началась наша артподготовка, волна за волной пошли бомбардировщики, потом заговорили "катюши". Особенно сильное впечатление оставляли наши реактивные снаряды "андрюши". Так началось освобождение Карелии.
         Первой через Свирь пошла 99-я дивизия, но впереди 12 десантников из 99-й и 4 из 98-й дивизий на плотах, с чучелами - вызывая огонь на себя, за ними группы захвата.



4410469760_b0843a408f_o.jpg
4409712973_5ba05db704_o.jpg

         На том берегу нам предстало зрелище: все разворочено, все горит и дымится, трупы врагов. Вперед! Но дороги и перекрестки были пристреляны, везде мины. По колено в грязи, в болотной жиже, через завалы и скалы.
       За рекой Свирью второй узел обороны: Карельская, Лутково, Чудова гора, а далее крепкий орешек - Самбатукса. В этих боях мы на ходу отрабатывали тактику борьбы с "кукушками", которые, сидя на деревьях, снайперским огнем приносили нам большой вред. Бои, и вперед, вперед. Усталость валит с ног, кухни отстали, поесть нечего, но вперед.
       Всякое бывало. Проведя большой марш, одна из рот лыжной бригады, уставшая, встала в одном подворье на отдых. Все уснули, не выдержали и часовые. А итог - всех финны ножами вырезали, один только и остался чудом жив, нож финский не горло перехватил, а скользнул по ключице.

aqbRhhYmNkA.jpg
4409703987_08162b32b8_o.jpg

          Далее бои за Куйтежи, Бол-Сельга, Сорачь гора, Пан-Сельга. 1 июля мы вышли к реке Видлица. Перед нашим полком опорный пункт Пульчейла. Снова вперед, бои за Кохту-Сельга, Березовый Наволок, за озеро Пуску-Ярви. И опять преграда - река Тулема-Йоки. Нашему полку - задача форсировать и овладеть Метсяпельпо.
        При форсировании реки отличился мой земляк (из села Утевка, что в 25 км от Красной Самарки) Пестриков Павел. Мост был взорван, а около свай скопилось много леса, плавуна. Так он первым, скользя, ежесекундно рискуя сорваться, перебежал на тот берег. За ним другие. Он по заслугам за это был отмечен орденом Красной Звезды.
        А что значит подняться под проливным пулеметным дождем? Тело наливается неимоверной тяжестью, ноги делаются ватными. Но команда-приказ: "В атаку, вперед!" И вот поднялся один, другой... весь взвод, вся рота рвутся к неприятелю. Падают сраженные товарищи, но останавливаться нельзя. Страх и инстинкт самосохранения остались позади; себя не чувствуя, с яростью несешься вперед.

12311292_805145909615203_4361223349204211268_n.jpg
1421145941135.jpg

         Финны, надо признать, вояки умелые, по характеру люди стойкие. Они воевали в своей стихии: леса, болота, озера, валуны - все это их окружает и в мирной жизни.
       Но и финны попадались в капканы. Как где трудно - они быстро назад. Они всегда старались увезти с собой своих погибших. Из-за этого мы первое время были в недоумении: как же так, бомбят самолеты, стреляют "катюши", а где убитые? Видеть поверженного врага для солдата много значит!
      Но из одного села их батальон уйти не успел, собирались на дороге в отступ, но ворвались наши танки. И результат - полный разгром, раздавленные гусеницами, расстрелянные из пулеметов их солдаты и офицеры, смятые пушки и минометы, опрокинутые машины и повозки.

10919042374_c9c7924e19_o.jpg
11137086_689745837821878_8343033843291409732_n.jpg

         Или другой случай, очевидцем которого я был. Группа финнов, как говорили, рота, не успела улизнуть, дороги им перекрыли, и они в перелеске заняли круговую оборону.
       Командование наше, чтобы не нести ненужных потерь при атаке, решило накрыть их артогнем "катюш", а не пушек. Подошли "катюши", дивизион - 8 машин и встали у перелеска примерно за километр. А наш пулеметный взвод - 3 расчета "максимов" поставили на флангах и с фронта на охрану "катюш", на всякий случай.
      Вечерело. И вот - залп, потом другой, и все было кончено. Зрелище впечатляющее. Когда рвались снаряды в перелеске, казалось, что там сотни людей горящими головешками бьют по земле и деревьям, а кругом летят искры, перекрестно, тысячами светлячков.

12279197_798413003621827_4171918975749941268_n (1).jpg
598.jpg

         Один эпизод. Дорога огибала озеро, а на той стороне его стоял большой двухэтажный деревянный дом, из окон и подвалов которого финны вели прицельный огонь. Мы залегли. В сторону ни шагу - болота. Подошла наша 152 мм самоходка, раз "плюнула", и дома нет, все в развалинах и огне. И у нас на душе легко, опять пошли вперед.
      Кругом леса, болота, а дороги заминированы, пристрелян врагом каждый перекресток. В этих боях сильно поредела наша рота: погиб ротный - лейтенант Павлов, сержант Николай Ларин, младший сержант Силезнев, пулеметчик Михаил Волков.
      В эти дни по ошибке нас отбомбил наш штурмовик "Ил", к счастью, обошлось без потерь. Но ощущение осталось тяжелое. Это, действительно, "черная смерть", как "Ил" называли немцы.

1798841_466541676808963_55322790_n.png

         В боевой обстановке бывали факты, когда до смешного или удивительного один шаг. У меня был случай, в лесу в Альпах, когда, стоя в 12-15 метров, выпустили одновременно с немцем один в другого из автоматов по диску и не попали.
       Я лег на землю, а немец спрыгнул под кручу. Видимо, сказалось нервное напряжение и сразу пойманный взгляд, я - его, а он - мой, и невозможно было оторвать его, а на ствол, на мушку некогда было смотреть. В этой ситуации, кто увидел бы ранее другого, тот бы и выиграл поединок. Смешно, если учесть, что я из автомата доставал и за сто метров.
       Или случай в Карелии. Во время минометного обстрела мы залегли в кювет, Николай Бакай впереди, а я метрах в 10 позади него. И мина угодила между нами. И ни царапины. Только засыпало пылью и обдало копотью взрыва. Потом смотрели: по земле видно, что осколки ушли по ходу прилета мины. Товарищи над нами подшучивали: "Ну, теперь вы можете не ложиться, не окапываться, - вы в рубашке родились".

12227124_793159040813890_5898167810437384912_n.jpg

          В начале августа на линии Лоймола - Майсула - Ляскеля бои стали затихать. Войска были обескровлены. В нашей роте из 82 пулеметчиков осталось 16. Встали в оборону. Но и тут - не зевай. Шли поиски разведчиков, бои местного значения.
       В начале августа дивизия сдала свою полосу обороны 215-му и 150-му батальонам укрепрайонов и пешим маршем назад. В Лодейное поле. Прощай, Карелия.
      Из воздушно-десантных бригад была сформирована 9-я ударная армия. В январе 1945 года эшелоны 9-й ударной армии разными путями потянулись на 3-й Украинский фронт, за рубеж нашей Родины. Наш путь лежал через Румынию, Югославию.
      В начале февраля 1945 года наша дивизия сосредоточилась в г. Кечкемете (Венгрия). Ждем приказа. 4 марта оставляем Кечкемет и через Будапешт идем к местам боев. Кругом разорение и страшная беднота венгерских крестьян. Вся земля была в руках помещиков. (После войны земля была раздана крестьянам, они стали ее хозяевами. И не случайно, крестьяне в 1956 г. не поддержали мятежников, которые хотели свергнуть социалистический строй в Венгрии.)
      Выдержав натиск врага, 16 марта 1945 года наши войска перешли в наступление. Именно в это время была введена в бои 9-я ударная армия. 23 марта был занят город Секешфехарвар, потом город Веспрем. Позже наступающие части были перенацелены на северо-запад.

CHpe_f1UMAEZ0AQ.jpg

         Бои на австро-венгерской границе запомнились сильными бомбежками наших колонн. Эскадрильи "Юнкерсов" сменяли одна другую и, подлетая, самолеты выстраивались в круг, один за другим пикировали на нас, включая при этом сирены. От свиста, скрежета и грохота, казалось, леденела душа, появлялось желание от этого ужаса зарыться в землю, лишь бы не видеть и не слышать этого кошмара.
      Но команда: "По самолетам огонь!" И, превозмогая себя, как многие другие, я оставался в кузове автомашины и из пулемета "Горюнова" стрелял по самолетам, а помогал мне пулеметчик, сибиряк Ваня Тельнов, невозмутимый и мужественный парень.
      Пикирует самолет, от него к земле (кажется, что именно в тебя) тянутся огненные пулеметно-пушечные трассы... Вот отрываются от него капельки бомб, которые, приближаясь к земле, разрастаются, несутся с пронизывающим душу завыванием.
      Видишь это, видишь летчика, но стреляешь... Противоборство. Видишь, как трассирующие пули твоего пулемета тоже идут к самолету, вот рикошетят... Увы! Не сбил ни одного, а как хотелось. Да еще пожилые солдаты 4-й армии, смешавшись с нами на дороге, кричали мне: "Давай, давай, сынок, жми, стреляй, авось повезет!"

21035753422_b199e6376f_o.jpg

       Венгерская долина осталась позади. Начинались Альпы. Вскоре наш 304-й гвардейский стрелковый полк завязал бой с врагом за город Медлинг, что находится юго-западнее Вены. И этот бой мне запомнился.
       Подступы к Медлингу прикрывала высота. Ночью она была взята ротой автоматчиков нашего полка, а утром на подмогу им был брошен наш батальон. Его повел комбат капитан Коровченко.
       Особенностью боя было то, что с нашей стороны скаты высоты были крутыми, изрытыми уступами с виноградниками, поэтому артиллерии и танкам путь здесь был закрыт. Враг это знал. И, наоборот, скаты высоты со стороны противника были пологими. Немцы это использовали, выслав против нас самоходки.
      Но выход был найден. Многие наши воины умели неплохо обращаться с оружием врага, пошли в ход фаустпатроны. В нашей роте этим отличались сержант Николай Бакай и рядовой Буров. Поэтому танки немцев ближе 400-500 метров к нам не подходили.
      Тогда немцы накрыли нас из зениток бризантными снарядами. Испытание не из легких. Снаряд рвется в воздухе на высоте 100-200 метров, осколки летят вниз, и от них не скроешься в окопе. Ночной атакой город все же был взят.

4409710241_1f8869ec38_o.jpg

        С одним стрелком из 2-й роты мы пленили в Вене генерала, привели его на КПС полка. Проверили, а это полицай - президент Вены, эсесовец. Оказавшийся тут командир танкового полка настаивал на расстреле этого гада, но наш комполка Кибкало А.Т. не решился на это и отправил его в вышестоящий штаб. Пленение высших офицеров в конце войны было обычным рядовым делом.

7086765885_5eb95b4104_o.jpg

        Бой в городе: часто бывало - на одном этаже наши, на другом - немцы. Только гляди, не зевай! Подошли к каналу. Но все мосты были взорваны. Остался один, в полосе нашего полка. Но и он был заминирован. Как его спасти?
      Руководство этим взял на себя командир дивизии. Вся дивизионная артиллерия была поставлена на прямую наводку, во дворах, подъездах, на первых этажах и нацелена на другой берег, на врага. 5 саперов были наготове: сибиряк старшина Кузаков С.А. и десантники Шевченко, Широков, Захаров и Михалевич.
     Более сотни стволов артиллерии повели беглый огонь, а саперы - к мосту броском, по-пластунски и сделали дело, перерезали электропровода. Мост был спасен, рота за ротой вперед, на другой берег. Кузаков был ранен в обе ноги. Я видел его уже на носилках. Да скольким солдатам они пятеро спасли жизнь.
     Кузавлеву было присвоено звание Героя Советского Союза, двое его сподвижников были награждены орденами Красного Знамени, а двое - орденами Богдана Хмельницкого III степени.

070b06107d2184872d7c7f3dfec4c77b.jpg

      С 7 по 13 апреля шли уличные бои. 13 апреля 1945 года к полудню наши солдаты вышли к Дунаю, бои в городе закончились. В нашем взводе был веселый, небольшого роста паренек, Ваня Избенников, родом из Рязанской области. Так про него мне товарищи говорили, что он сделал последний выстрел по врагу.
        13 апреля 1945 года, когда уже затихали в городе бои, один из фашистов после перестрелки, чтобы избежать плена, выскочил на железнодорожное полотно и побежал по железнодорожному мосту на другую сторону Дуная. Но убежать было нельзя, ибо мост посередине был взорван, и немец не добежал даже до взорванного пролета, когда Ваня Избенников метров за 300 сумел одним выстрелом достать удиравшего фашиста, и тот с большой высоты упал в реку.

FG42.jpg

        Одна из стычек с немцами осталась в моей памяти. В конце апреля, примерно 26-27 числа, 2-я стрелковая рота нашего батальона и наш взвод пулеметчиков при спуске в долину под городом Лилинфельд завязали бой с немецкими десантниками.
     На одном из участков в лесу наш пулеметный расчет (на этом фронте у нас были станковые пулеметы системы Горюнова) оказался впереди стрелковой цепи на 10-15 метров. Причем перед пулеметом метрах в 5-7 начинался крутой спуск, обрыв. Немцы засекли огонь нашего пулемета, и, подкрадываясь под обрывом, стали бросать гранаты с целью подавить огневую точку.
      Здесь я оказался свидетелем большой отваги и смелости. Первый номер пулеметного расчета Венька Комбаров (родом и призывался он в Тамбовской области) быстро хватал падающие гранаты и перебрасывал их обратно под обрыв, где они и рвались. Получалось, что немцы сами себя подрывали своими гранатами. Впервые о таком эпизоде я прочитал в газетах еще до войны, когда наши дальневосточники в боях на Хасане таким же путем возвращали японцам их гранаты. А это было на моих глазах.
        Комбаров возвратил врагам несколько гранат и насолил им этим немало. Только с последней гранатой он не смог справиться. Она взорвалась и, к счастью, только легко ранила его своими осколками.
        Этот случай я могу связать с поведением В.Комбарова до фронта, до боев. Отрабатывая прыжки и приземление с трамплинов высотой 2-3 метра, он, к тому же высокий парень, не мог прыгнуть с высоты 3-х метров. Не мог, и все! Командир роты лейтенант Павлов нервничал, ругал его: "Ну что я буду делать с тобой на фронте!?" А на фронте, в бою, Венька Комбаров оказался смелым и мужественным бойцом.

12065804_784700461659748_3793637906797398331_n.jpg

         Венская операция закончилась. Южная крепость гитлеровского рейха пала. 29 апреля 1945 года нашу дивизию сняли с фронта и через Вену перебросили в Чехословакию, на 2-й Украинский фронт. Скорым маршем стали преследовать отступавших немцев.
       Быстро прошли через Лутово, Лишов, Ческе-Будеевице, освободили города Весели и Глубока и на подступах к Западно-Чешской области на рубеже городов Водняны и Нетолище встретились с американскими войсками - солдатами 25 пехотной дивизии.
      Но стычки с немцами, власовцами продолжались до 12-13 мая, те прятались в лесах, хотели улизнуть на Запад. Кое-кому это удалось, но Власов и вся свора предателей была пленена и отправлена в Москву. Позже, уже после войны, по приговору Верховного суда он и его приспешники были повешены.
      Как обидно было, когда и в этих боях, после окончания войны, мы еще теряли своих товарищей. По существу, в Чехословакии мы делали марш-бросок. Но что запомнилось - встречи с жителями этой страны. Мы шли, ехали запыленные, часто не поев, не попив, и они, взрослые и дети, выходили на дороги, на улицы, несли нам цветы, хлеб, молоко, вино, приветствовали нас, старались чем-то помочь.

UmlMCs6H-XI.jpg

       За мужество и отвагу, проявленные в боях с врагом были отмечены высокими наградами Родины и мои товарищи: Николай Пудовкин - орденом Красной Звезды, Николай Степанов - Славы III степени, Иван Сторожев - Отечественной войны, Алпатов Андрей - Славы III степени, Николай Журавлев - Красной Звезды, Владимир Решетов – медалью "За Отвагу", Александр Шорохов - "За боевые заслуги"
         Я остался жив, прошел испытание огнем, был ранен, контужен. За свой скромный ратный солдатский труд был отмечен боевыми наградами Родины - орденами Красной Звезды и Славы." - из воспоминаний сержанта воздушно-десантной 100-й гвардейской Свирской Краснознаменной дивизии В.Д. Косачева.



12278696_459501324237956_7200606081992303073_n.jpg


Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments