Коллекционер баянов (altyn73) wrote in foto_history,
Коллекционер баянов
altyn73
foto_history

Category:

Жизнь прекрасна, удивительна, если выпить предварительно.


Дегустационный зал Нектар в Ленинграде.1982-1985 гг.


В 1970 году в СССР произошло пренеприятнейшее событие! Резко подорожала водка. Если раньше бутылку сорокаградусной можно было взять за 2 рубля 87 копеек, то теперь пьяницам приходилось раскошеливаться уже на 3 рубля 62 копейки. В то десятилетие эта цифра стала культовой, ее «обессмертили» даже в произведениях искусства. К примеру, в комедии «Иван Васильевич меняет профессию» аферист Милославский называет номер телефона: «Добавочный три шестьдесят две». А коньяк 45 лет назад и вовсе подорожал сразу вдвое. Такими мерами руководство страны боролось с алкоголизмом. Однако пить меньше не стали, зато начали больше «запивать».

ПЕЙТЕ СОКИ! ЗАПИВАЙТЕ ВИНО…

В конце 60-х годов в советских магазинах появилась мода на продажу соков в розлив. «Пейте фруктовые соки! Они полезны витаминами, полезны всем. Особенно детям». Подобные вывески были на многих гастрономах и прочих продмагах города Горького. Открылись и образцово-показательные торговые точки, которые хорошо помнят старожилы. Это гастроном № 1 на улице Свердлова, где в продаже было целых семь сортов сока (по советским меркам – огромное количество!), разлитых в красивые цветные кувшины, магазин «Источник» (тоже на Свердловке), гастроном № 15 на площади Горького – там организовали специальный соковый отдел. В этих магазинах граждане действительно могли вдоволь напиться сочку и напоить им детишек.

Однако вся эта красота в основном наблюдалась в центре города, да и то не везде. Газеты были завалены письмами трудящихся, возмущенных фактами, когда торговля фруктовыми соками была объединена с продажей водки и вина в розлив. Именно граждане-алкоголики, хулиганы и тунеядцы в полной мере оценили новый вид торговли. Ведь нет ничего приятней, чем тяпнуть кислой «водяры» или дешевой «краснухи», а потом залить их стаканчиком фруктового сока! Чем вам не альтернатива подорожавшему коньяку? «Например, зайдите в новый большой магазин № 9, что в 1-м Нагорном микрорайоне, – говорилось в одной из жалоб трудящихся, опубликованной в «Горьковском рабочем». – Вот хлебный отдел, гастрономический, бакалейный… А где же соки? Не волнуйтесь, есть они. Только сначала в самом дальнем конце зала вы увидите плотную толпу мужчин. Громкий разговор, шум, нецензурные выражения… Да, вряд ли вам удастся пролезть к прилавку. Около тридцати человек стоят в очереди за вином, продавец едва успевает наполнять колбу. В другую колбу налит абрикосовый сок, дети просят своих мам: «Хочу пить». Но женщины, подхватив малышей, стараются побыстрее уйти отсюда».

Настоящие безобразия творились в гастрономе на улице Пискунова – в единственном диетическом магазине в верхней части города. Дело в том, что главным «диетическим блюдом» здесь также стала водка! В связи с этим весь проход посередине зала был с раннего утра занят жаждущими и страждущими, которые активно брали в розлив и сок. Для запивки! Такая, понимаешь, винно-соковая диета.

«С первых же дней горьковчанам полюбился специализированный магазин «Дары природы» на улице Свердлова, – рассказывала статья «Стакан сока или стакан вина?». – В нем всегда в широком выборе свежие овощи и фрукты, сухофрукты, джемы и варенья, фруктовые компоты, сиропы и соки. Так было. А с некоторых пор стало по-другому. В зале, радовавшем чистотой, уютом, красивым оформлением, теперь та же стена людей, очереди. Три колбы из шести залиты вином: в одной сухое вино и в двух – портвейн № 15 местного производства. Поневоле начнешь возмущаться: да так уж ли обязательно в магазине «Дары природы» иметь «дары» Горьковского винзавода?»

ПУБЛИЧНЫЙ ПРОЦЕСС НАД ПАРАЗИТОМ

Если сейчас пьют в основном на окраинах и в не самых благополучных районах, то в те времена пьяницы буквально заполонили центр города. Чтобы хоть как-то бороться с этим злом, алкоголиков всё чаще стали объявлять тунеядцами, паразитами и больными людьми. А потом судили и изолировали.

С тунеядством в Советском Союзе боролись начиная с Гражданской войны. Затем в Конституцию 1936 года была вписана фраза: «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина, по принципу: „Кто не работает, тот не ест“». Но только 4 мая 1961 года Президиум Верховного Совета РСФСР принял указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Позднее в УК РСФСР появилась отдельная статья 209 – «Тунеядство». Попасть под нее можно было, попросту не числясь на работе в течение более чем 4-х месяцев.

В конце 1970 года в Горьком прошло несколько показательных процессов над «паразитами». Так, в красном уголке УЖКХ завода «Красное Сормово» состоялась выездная сессия Сормовского народного суда. Слушалось дело «об уклонении В.А. Паршина от общественно полезного труда и его паразитическом образе жизни». В материалах дела говорилось следующее: «Бывший слесарь судомонтажного цеха «Красного Сормова» тридцатилетний Паршин ни с того ни с сего уволился с завода и решил «отдохнуть». Так продолжалось более четырех месяцев. Наконец его вызвали в отдел внутренних дел и, согласно закону, предупредили о необходимости трудоустроиться и прекратить паразитическое существование. Но и после этого Паршин продолжал отсиживаться дома и пьянствовать. Вскоре по решению исполкома райсовета его направили работать на силикатный завод №1. Но и на сей раз тунеядец пренебрежительно отнесся к требованию закона, не стал трудиться». На вопрос суда, на какие средства живете, Паршин ответил, что его кормила мать, кроме того, он рыбачил и собирал грибы, которые продавал на базаре. В итоге товарищ услышал страшный приговор – направить на принудительное лечение в ЛТП…




«ЗНАЧИТ, СНОВА ОСТАЕТСЯ ОДНО – ВОДКА?»

Эта зловещая аббревиатура была хорошо знакома всем алкоголикам эпохи застоя. Первый лечебно-трудовой профилакторий на территории Советского Союза был открыт в 1964 году в Казахской ССР. Затем такие заведения стали появляться в РСФСР и других республиках. Ну а 8 апреля 1967 года вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц (алкоголиков)». Там говорилось, что в ЛТП должны направляться лица, «уклоняющиеся от лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок или правила социалистического общежития». Был установлен срок пребывания в ЛТП – от 1 года до 2 лет, решение о направлении туда принимал районный народный суд. Фактически «профилактории» являлись местом ограничения свободы, где основным методом лечения был принудительный труд больного. С другой стороны, пребывание в ЛТП не считалось тюремным сроком и позволяло временно изолировать алкоголиков и пьяных нарушителей общественного порядка без отправки их «на зону».

Однако на деле отправки на «профилактику» боялись не меньше, чем реальной тюрьмы. При этом, в отличие от Уголовного кодекса, каких-то единых и четких критериев, чем отличается, скажем, «уклоняющийся от лечения алкоголик» от обычного любителя выпить или «злостный» пьяница от «не злостного», не существовало. Всё зависело от конкретного начальства, суда и даже родственников. Где-то много лет терпели пьяниц, закрывая глаза на их поступки, а где-то рекомендовали к отправке в ЛТП вполне приличных, но попавших в трудную жизненную ситуацию граждан. Некоторые алкоголики сами просили послать их в профилакторий, так как не видели иной возможности справиться с болезнью, но получали отказ: мол, «мест нет». Нередко случалось, что жены по наущению злобных тёщ сплавляли мужей в ЛТП, дабы завладеть их жилплощадью. Ведь по закону супруга могла заочно оформить развод с алкоголиком и выписать его из квартиры.

На эту тему в «Горьковском рабочем» было опубликовано открытое письмо пациента лечебно-трудового профилактория Ивана Козина.

«В это заведение я попал по несправедливости некоторых ответственных товарищей, – писал гражданин. – Почему-то так получается: иные годами пьют – и их не трогают, другие сами хотят попасть сюда, чтобы спастись от «зеленого змия», пишут просьбы в разные организации – им отказывают. А я сам мог бы взяться за ум – сила воли у меня еще есть, просил не применять ко мне такого жестокого решения – не прислушались. Неужели в нашей Конституции записан такой закон, по которому можно изолировать от общества человека, склонного к выпивкам, если он сам может исправиться? Мне кажется, со мной поступили совершенно несправедливо, вместо товарищеской помощи нанесли глубокую обиду. Что же из этого вышло? Разрушена семья – жена расторгла брак со мной (ведь я пьяница, ведь я изолирован!!!), дочь осталась без отца. Совсем скоро меня отсюда выпустят, но куда я пойду? Работы нет, собственного угла – тоже, уважение людей потеряно. Значит, снова остается одно – водка? Пишу вам и от своего имени, и от имени многих моих товарищей по несчастью…»

Козин был во многом прав. Действительно, лечебно-трудовые профилактории позволяли лишь частично решить проблему пьянства – попросту изолировать (на время) от общества какую-то часть алкоголиков, при этом не сажая их в тюрьму. Начальству на работе, соседям, женам было чем припугнуть особо буйных и распоясавшихся. Но в большинстве случаев длительное пребывание в ЛТП только ускоряло деградацию пьяниц. Зачастую после «лечения» они лишались семьи, жилья, шансов устроиться на приличную работу. Есть мнение, что именно ЛТП уже в 70-е – 80-е годы привели к формированию в нашей стране бомжей как класса.

Впрочем, тогда, в конце 60-х — начале 70-х, об этом не думали. Напротив, в противовес отчаянному письму Козина пресса опубликовала несколько бодрых «отзывов» других клиентов ЛТП. «Больше года я находился в профилактории, – говорилось в письме В.Н. Крутова. – Теперь могу сказать твердо: с «зеленым змием» покончено навсегда. Оглядываясь на прошлую жизнь, с горечью понимаю, как много горя принес родным, сколько вреда нанес обществу! Но с еще большей обидой думаю я о тех, кто может заменить меня в профилактории. Мой им совет: опомнитесь! Люди всегда протянут вам руку, если вы будете честно трудиться, строго соблюдать советские законы».

Виктор МАЛЬЦЕВ

ИСТОЧНИК
Tags: 1970-е, Зачем - не знаю, быт. люди, история СССР
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments