oper_1974 (oper_1974) wrote in foto_history,
oper_1974
oper_1974
foto_history

Чем заканчиваются самоволки. 1944 г.

Оригинал взят у oper_1974 в Чем заканчиваются самоволки. 1944 г.
     "Через неделю по прибытию в Курск наш командир был уволен с должности и отправлен во фронтовой резерв. Меня вызвал уполномоченный, который был в звании полковника и объявил, что я остаюсь за командира со всеми вытекающими из этого последствиями, он доверяет мне. Однако это испытание властью я не выдержал и доверие не оправдал.

      Представители уполномоченных по заготовкам в районах всегда нуждались в дополнительных автомашинах и продлении их работы на более длительные сроки. Поэтому приглашения на различные обеды и ужины я получал почти ежедневно и уже к новому 1944 году стал различать качество самогона, которым меня угощали, и в душе росла уверенность в своей значимости.
     Я возмужал, пропала моя подчеркнутая военная дисциплина, упростились отношения к жизни и к людям. Как-то находясь в командировке районе станции Волоконовка, где наши работали по вывозке зерна с элеватора на Ново-Ивановскую мельницу и потом муку на станцию для погрузки в вагоны, я обратил внимание на остановившийся здесь поезд Москва-Харьков, который раз в сутки стал курсировать между этими городами.
     Почему бы мне ни съездить в Харьков? Я там никогда не был, а вернусь на следующий день - мелькнула мысль. На следующий день я ее осуществил. Открыв незапертую дверь подошедшего поезда, вошел в вагон, битком заполненный офицерами и солдатами, возвращавшимися из отпуска, госпиталей или командировок. Никто мною не заинтересовался.
     Успешное завершение моей "самоволки" в Харьков постепенно приводило меня к мысли о возможности повторить этот эксперимент, но уже в Москву.



114110-6e71de424ed8577db35d6f0f1fa8266c

         И вот в конце января, начале февраля 1944 года я выехал в командировку в город Белгород. Завершив все необходимые там дела, я отправил свою машину назад в Курск, передав шоферу, что немного задержусь и приеду уже поездом. Выписав себе командировку в Москву на неделю, сел в поезд и тронулся в путь.
      Я не знал, что командировку в Москву может выписывать только командующий фронтом и никакой уполномоченный штаба фронта делать это не имеет права.
      В поезде, как обычно заполненном различным военным людом, говорили, что Москва буквально нашпигована патрулями, которые придираются к разным мелочам, особенно к фронтовикам, не привыкшим к строгим правилам ношения формы и цепляющим на себя различное оружие, не положенное ни по чину, ни по содержанию, например, трофейные немецкие пистолеты.

240187-9139a64b61c6493d7bfe7b94da967a10

         Мне это уже в какой-то мере было известно, а в своем командировочном предписании я был совершенно уверен. Поезд в Москву пришел ночью, хождение ночью по Москве было ограничено, требовался специальный пропуск, но я решил идти пешком, надеясь на свое знание Москвы и возможность оправдаться - не знал, мол, о пропусках.
      На привокзальной площади меня остановил патруль и забрал в комендатуру. Там только спросили, зачем я приехал в Москву. Не совсем уверенно я стал объяснять, что это указано в командировке - за запасными частями для автомобилей. После этого меня заперли в камеру за решетку, где я просидел более двух суток.
      Все это время я гадал: что они делают, если они выясняют, кто я и кто выдал мне командировку, - я пропал. Конечно, я хорошо понимал, что мой поступок можно рассматривать как самовольный уход из части в военное время, а также подделка документов, что грозило мне, минимум, штрафным батальоном.
      Возможно, если не будут долго разбираться, то вышлют к месту моей службы. Последнее предположение оказалось правильным. Меня вызвал комендант и сказал: "Твое начальство должно знать, что не имеет права командировать в Москву своих людей".

114205-f1f4d571668904a9b0bfb6d788dd3cbe

      По секрету девчата, работавшие в канцелярии, рассказали: полковник был потрясен пакетом, полученным из Москвы. Отдал распоряжение о моем отчислении и отказался со мной встретиться.
     Признаться, отправляясь в Новозыбково, я ожидал, что там меня будут ждать неприятности, но все прошло благополучно и я безо всяких расспросов получил направление в родной 57-й отдельный краснознаменный автополк.
     Сейчас я с благодарностью вспоминаю полковника Денисова Алексея Петровича, который, несмотря на те неприятности, которые я ему преподнес, не ответил мне тем же, а, по-видимому, сделав скидку на молодость, просто пожалел меня.
     Штаб полка располагался в поселке Бельцы, являвшемся предместьем Гомеля и отделенного от него речкой Сож. Найдя дом, где находился штаб, я доложил о прибытии. Меня встретили хорошо, как старого знакомого.
     Без лишних разговоров оформили направление во 2-ой батальон нашего полка на должность помкомвзвода - командира отделения в первую роту. Направление, напечатанное на машинке и подписанное начальником штаба полка, выдали мне на руки.

114202-144c3ebcef65c714b0d4b079e03bcdd5

        Так как этот документ был для внутреннего пользования, никакой печати на него не поставили. Делопроизводитель штаба полка сказал, что батальон находится под городом Речица, где-то в тридцати километрах от Гомеля и предложил мне временно на день-два устроиться на квартиру и подождать машину из батальона, которая к празднику, наступало 23 февраля - день Красной Армии, обязательно подойдет.
      Найдя ночлег, я ждал два дня, а машины все не было, и поэтому 22 февраля я решил добираться сам на попутных машинах, тем более наступает праздник и в части его будут отмечать, а здесь и рюмки не поднесут.
      Исходя из этого, я решил, что следует добраться до контрольно-пропускного пункта дорожной службы в Гомеле, а там сесть на попутную машину, идущую на Речицу, а как найти батальон, мне уже рассказали.

114204-6190294d6b5c3e9c6b619a18fd904fe0

        Пройдя мост через речку Сож, я оказался в городе и, выйдя на шоссе, подошел к КП, где кроме солдат дорожно-постовой службы, увидел "зеленопогонников", т.е. войск, подчиненных спецорганам, нечто подобное теперешним войскам МВД. Они тут же подошли ко мне и потребовали документы.
     Я предъявил им свою красноармейскую книжку и направление штаба. Просмотрев документы, они потребовали идти следом за ними. После короткого допроса в их штабе, не говоря ничего, меня заперли в подвале большого городского дома.
     Спустившись по ступенькам вниз, я обнаружил многих людей сидящих или лежащих на цементном полу. Было холодно, а подвал не отапливался. Привыкнув к полумраку, я стал рассматривать своих соседей.
     Народ был там самый разный: уютно расположившись на полу, посапывая, спал летчик в меховом комбинезоне, унтах и пилотском шлеме на голове. Как он потом говорил мне, что попал сюда за просроченный на пять дней отпуск.
     Были здесь и "бывалые" люди, одетые во что попало, они умели добывать огонь с помощью доски и ваты, знали все порядки и снабжали всех вновь прибывших ценной информацией.
       Были здесь и просто какие-то бродяги, предпочитающие молчать и не вступающие в контакт, а также люди, нарушившие по той иной причине передвижение в прифронтовой зоне.

114207-7b9df40a4de1c8ff88a3a0a9555dfe65

        Я был относительно спокоен: штаб полка находился в каких-то двух километрах от моего заключения, достаточно позвонить и все выяснится. Единственное, что меня волновало, это то, что наступает праздник, а в часть я, по-видимому, не попаду. Правда, "бывалые" люди говорили, что эти два километра могут оказаться длиною многих лет, а то и жизни. Прошел день, потом второй, прошел и праздник, начались допросы.
      С допросов приводили людей избитыми: у кого синяк под глазом, у другого разбит нос, а одного принесли на руках и спустили к нам в подвал. Рассказывали, что допрос ведет капитан, а сзади стоит младший лейтенант, который бьет, притом обычно неожиданно.
      Где-то на четвертый день моего пребывания в подвале наступила очередь и моих допросов. В комнате, где были допросы, за письменным столом сидел капитан.
     Посмотрев на меня, он молча указал на стул. Стоявший у двери человек подошел сзади и стал за спиной стула. Я поднял глаза и увидел, что это младший лейтенант, без портупеи, в простой солдатской гимнастерке.

114206-9275e75615b503dad987dc12a9525eb6

     "С какой целью перешли линию фронта?" - спокойно спросил капитан. Я этого никак не ожидал и растерялся. Бессвязно стал объяснять, что никакой линии фронта не переходил, что моя часть здесь рядом, а я направляюсь в батальон, а со штабом полка можно в любую минуту связаться.
      И снова тот же вопрос: "Говорите правду, а то будет хуже, с какой целью перешли линию фронта?" Младший лейтенант положил свою руку на мое плечо, и я инстинктивно поднял плечо, наклонил голову, ожидая удара. "Какое задание получили от немцев и от кого конкретно?" - следует опять вопрос.
     Я не в состоянии осмыслить ерунду и если задача теряет логическую цепь фактов и переходит в бессмыслицу, теряюсь и не знаю, как ее решить и что отвечать. Так было много раз, так было и теперь. Как доказать, что линию фронта не переходил, никаких заданий от немцев не получал, а факты - вот они, пожалуйста.
     Снова и снова я рассказывал, где служил, кто были мои командиры, как передвигалась моя часть, да вот рядом штаб полка и проверять нечего.
     И опять вопрос, где я спрятал радиостанцию, адреса моих агентов и кто содействовал переходу через линию фронта. По-видимому, вид у меня был не только растерянный, но и глупый, и капитан прекратил допрос, не прибегая к помощи младшего лейтенанта.
     Отправляя меня в подвал, он предупредил, что следующий допрос будет значительно тяжелее, и мне следует подумать об этом.

240210-98157d88e70fdedc2383cc1d8edf01a4

      Через сутки меня снова вызвали из подвала и привели в комнату для допросов, где находился капитан и двое автоматчиков. "Вот с ними ты пойдешь в свою часть, и если ее нет, тебе лучше не возвращаться - сказал капитан и, обращаясь к автоматчикам, добавил: "При первой попытке к бегству - стрелять без предупреждения".
      И мы пошли, в голову лезла всякая чушь: а вдруг штаб полка передислоцировался и мне - "каюк", или в штабе не окажется людей, знающих меня, ну и многое другое.
      Перейдя мост через речку Сож, сержант, старший из конвоиров, спросил, куда теперь идти. Я показал направление и добавил: "Теперь уже близко". Пройдя квартал, они снова остановились и спросили: "Где же твоя часть?" "Почти рядом", - ответил я, и мы снова шли.
      Так повторялось еще дважды и мне каждый раз приходилось доказывать, что почти пришли, и осталось совсем, совсем немного, я их уговорил, я не помню.  Знаю, что шли они неохотно, через сотню шагов останавливаясь, спрашивая - где? Наконец, вот этот дом, где расположен штаб и часовой при входе.
      Меня сдали под расписку, и теперь уже я остался ждать машины из батальона.  Эти "приключения" в СМЕРШЕ послужили мне хорошим уроком на будущее." - Из воспоминаний сержанта 57-й отдельного краснознаменного автополка В.Б Бронштейна.

114222-ca75049b0adbcc316aa72ca51a0a2096




AbH0JaquApk


Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments