oper_1974 (oper_1974) wrote in foto_history,
oper_1974
oper_1974
foto_history

Categories:

Перевоспитание 2. Немцы-стахановцы.

Оригинал взят у oper_1974 в Перевоспитание 2. Немцы-стахановцы.
"Начальник охраны отвел меня в кабинет, где за своим столом сидел комендант, а рядом стоял наш бригадир.
- Как прошел сегодняшний день? - спросил комендант.
- Как обычно, - ответил я.
Тут в разговор вмешался бригадир:
- С тех пор как он начал работать самостоятельно, он постоянно дает двести пятьдесят, а иногда и триста процентов плана, что является здесь лучшим показателем.
    Когда бы я ни проверял его смену и ни спрашивал о том, как у него дела, он всегда отвечает, что все хорошо, за исключением того, что он голоден. Мы должны что-то сделать для тех, кто работает хорошо, и я официально прошу вас увеличить их паек.

     Комендант внимательно посмотрел на меня, а затем отпустил обратно в барак. В тот же вечер в нашем лагере объявили, что для тех, кто перевыполняет план, вводится повышенная норма питания. Им будет выдаваться лишняя порция супа, каши и четверть фунта или полфунта хлеба, в зависимости от того, насколько был перевыполнен план.
      В результате я стал очень популярной фигурой в нашем лагере, как человек, которому все обязаны улучшениями в жизни, а в нашей шахте выход продукции стал побивать все рекорды.



Немецкие пленные празднуют Новый год в лагере на территории СССР.

393d254340b5d380f49597893c0bb4a69187fde9ade863596e683e374ba877fb_g.6501hcfbcn8k8wk4cc4gococ8.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

    Осенью наступил День Октябрьской революции, один из самых главных праздников в Советской России. Список лучших шахтеров, где были приведены показатели их работы, был отправлен в Москву.
    Оттуда пришел ответ, где нac поздравляли с высокими достижениями. Там же содержался и "подарок" лично для меня: мой срок стал короче на два года.
    Я был переполнен радостью и решил, что стану работать еще лучше. Начиная с того дня мы впервые начали получать за наш труд деньги. Кроме того, за прошлую работу нам выдали премии - с учетом производственных показателей каждого. Нам с моим соотечественником-немцем заплатили по триста рублей, что соответствовало зарплате за три месяца работы. Другие получили по сто, пятьдесят или двадцать пять рублей.
    Затем в течение еще нескольких месяцев мы продолжали трудиться с большим удовольствием и старанием. Затем пришел приказ, к которому прилагался список заключенных, которых переводили в другой лагерь. В этом списке была и моя фамилия.
    К тому времени я уже успел обжиться в своем новом доме и, конечно, совсем не хотел переезжать в другой лагерь, навстречу новым трудностям и опасностям. Комендант и мой бригадир тоже не были настроены терять меня, но и они оказались бессильны. Приказы должны были выполняться беспрекословно, они не подлежали обсуждению.

Немецкие военнопленные в советском плену.

nem_plen03.4zwyo3q0u7ocog4go0ggkccck.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

    Многие считают, что лагеря для заключенных в Сибири были одинаково мрачными и жестокими учреждениями. В свою очередь, я успел убедиться, что здесь, как и во всем другом, нельзя подходить ко всем этим учреждениям с одинаковой меркой.
    Лагеря были очень разными, и это зависело от того, что управляли ими такие же разные люди в погонах. Доктора и охранники тоже были разными. В администрации моего первого лагеря работали чуткие люди, которые ценили инициативу и привели лагерь к процветанию, применяя исключительно гуманные рычаги управления.
     Постепенно привычка выполнять хорошо даже самую трудную работу стала сказываться, и однажды я с удивлением, близким к шоку, признался себе, что мне почти нравится мое дело, во всяком случае, оно мне было больше по душе, чем любой другой труд, который мне пришлось выполнять в мою бытность военнопленным.
    Я регулярно перевыполнял норму, вырубая в день в полтора-два раза больше положенного. Это сразу же поставило меня в ряд лучших работников, и даже двое моих других соотечественников, работавших в шахте, не могли со мной сравниться.
    Питание продолжало оставаться хорошим, к тому же за наши старания нам хорошо платили. Сначала нам разрешили получать на руки по сто рублей в месяц, а оставшаяся сумма оставалась на наших счетах.
      Позже нам позволили получать уже по двести рублей, что, если принимать во внимание бесплатный стол и жилье, по местным меркам, было уже довольно существенной суммой.

Советские солдаты допрашивают пленного немца.

german_prisoner_of_war.d6zo8eq3y5ckokkw08ksg8k88.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

     Власть продолжала осыпать нас подарками. На Майские праздники к нам приезжала труппа русских актеров, которая давала для нас, шахтеров, специальный концерт.
     Все эти артисты сами были заключенными близлежащих лагерей, но я знал, что когда-то, до того, как с ними произошло несчастье, некоторых из них хорошо знали в Москве и Ленинграде. После концерта и поздравлений объявили о премировании лучших рабочих, и всем нам выдали специальный паек.
     Летом нам предоставили привилегию, которую я ценил больше всего. Шахтеры получили специальное разрешение выходить гулять и купаться за территорию лагеря без сопровождения охраны.
     В России заключенному трудно оказаться в одиночестве, за исключением бедолаг, которые сидели в одиночных камерах. После того как я провел несколько лет среди толпы мне подобных, я не мог даже выразить словами свою радость, когда вдруг мне представилась возможность иногда побыть в одиночестве, когда никто за тобой не наблюдает и ты снова имеешь свою частную жизнь, пусть и ненадолго.
     Моя выработка росла. Теперь, когда я работал на угольном забое и обо мне даже проявляли некоторую заботу, я начал добывать уголь в количестве до трехсот пятидесяти процентов нормы. Однажды, когда мне удалось достичь выработки в четыреста процентов, коллеги встретили меня неистовым шквалом аплодисментов.
    В мою честь в лагере был устроен праздник, меня отметили еще и тем, что мое имя появилось на доске почета, куда записывались имена лучших рабочих. Словом, меня коснулся луч советской славы.

4f6a68d8cf628d3fbb355d7ad75
Bundesarchiv_Bild_183-S84265,_Frankfurt-Oder,_Heimkehrer_aus_der_Sowjetunion

    По лагерю часто ходили самые сенсационные слухи: это был один из способов развлечь себя и хоть как-то разнообразить наше монотонное существование.
    Но теперь до нас дошел особенно волнующий и, что было необычно, многократно повторяющийся слух. Повсюду шептались, что все немецкие военнопленные должны были вернуться на родину. Но хотя мне и нравилось вынашивать эту мысль в своем сознании, я уже слышал все это слишком часто, чтобы питать особые надежды по этому поводу.
    И все же однажды чудо свершилось. Моя смена только что вышла на работы, когда наш контролер, русский осужденный, спустился за нами и распорядился, чтобы я прекращал работать, так как меня отправляют домой.
- Сталин лично объявил амнистию для всех хороших работников из числа немецких военнопленных. Твой оставшийся срок аннулирован. Ты отправляешься домой.
    Все еще находясь во власти сомнений и недоверия, я пошел вслед за ним по штольне. Он пребывал в состоянии радостного возбуждения. Наверное, это я должен был испытывать такое чувство.

Вручение памятных подарков лучшим немецким бригадирам и производственникам.

nem_plennie_5

Садовник Грайнер и врач Дривер во дворе спецгоспиталя.

nem_plennie_6

Индивидуальное кролиководство. Немец Вагнер Гейнец (справа) у крольчатника.

nem_plennie_3

Игра в кегельбан в лагерном отделении №5.

nem_plennie_4

     В моей памяти ничего не осталось от той поездки по территории Польши, разве что туманные воспоминания о Варшаве и Познани. Я был весь в нетерпении, ожидая приезда в Германию, и то, как нас приняли в Восточной зоне (советской зоне оккупации), в городе Франкфурте-на-Одере, превзошло все ожидания.
     На платформе нас обнимал каждый встречный. Потом нас отвезли в лагерь, где всех ждала ванна. Каждому выдали немного денег и отпустили погулять в город, пока за нами не прибудет транспорт, который повезет нас дальше, на Запад. Все относились к нам как к давно потерянным братьям.
     Через пару дней я был счастлив, что пришло время отправляться в Западную зону (зоны оккупации США, Англии и Франции), где, по словам русских, совсем нечего было есть и немцы голодали.
    В ходу была пословица: "Отдай милую за черпак кислой капусты" - немки были вынуждены удовлетворять военнослужащих оккупационных сил США, Англии и Франции, чтобы подкормить своих безработных мужчин и детей.
    Несмотря на всю эту пропаганду, многие мои товарищи, дома которых находились в Восточной зоне, предпочли отправиться на Запад.
     Они говорили, что лучше жить в лагерях для бездомных, но не возвращаться домой, где они никогда не смогут ни о чем говорить откровенно из страха, что их снова вернут на необъятные русские просторы.

Встреча бывшего немецкого солдата, вернувшегося из советского плена, со своей дочерью.

pirath1956.2xlrhdbnc800soc8kscwcso8o.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

    Наконец, и Лейпциг остался позади, но прошло еще несколько дней, прежде чем я сумел ощутить, что тень Кремля больше не нависает надо мной.
    В лагере для беженцев нам давали сколько угодно разнообразной еды: больше никаких жидких щей и куска хлеба. Я вернулся домой 7 мая 1950 года.
    Не могу описать свою радость при встрече с родителями. Они очень постарели с тех пор, как я видел их в последний раз, и этому очень способствовала разлука со мной, но оба они знали, что обязательно меня дождутся, сколько бы на это ни потребовалось времени.
    Когда я увидел отчий дом, одной из первых мыслей стало воспоминание о главаре уголовников в Смоленской тюрьме и его пророчестве, что я вернусь домой меньше чем через пять лет, которое чудесным образом сбылось." - из воспоминаний военнопленного фельдфебеля 12-й танковой дивизии вермахта Х.Беккера.

Немецкие военнопленные возвращаются в Германию.

1346301159_imstalengrades_2311

Из воспоминаний Альфреда Гената (Genath), бывшего военнопленного лаготделения № 7 (гор. Чистяково) лагеря № 280:

    "Мы работали в шахте, шахта была в 150 метрах от лагеря, после нашей смены в шахте, туда заступала русская смена, у нас не было охраны, мы участвовали во всех социалистических соревнованиях, и ко дню Октябрьской революции, и ко дню рождения Сталина, и лучший шахтер, мы их все выигрывали!
     У нас был чудесный политический офицер, он привез нам 30 женщин из лагеря для интернированных, у нас был танцевальный оркестр, у нас был танцевальный вечер, но я на нем не был, была моя смена, черт ее побери.
     Мы получали зарплату, столько же, сколько и русские. И даже больше, потому что мы работали намного старательней, чем они. И деньги приходили к нам на счет. Но все деньги мы снять не могли, мы должны были перечислять с наших счетов 456 рублей за расходы на нас в лагере".

Альфред Генат в форме СС.

Alfred-Genath



Немецкие и румынские пленные в лагерном магазине.

916165641.6gau9kdwqk08888ckgowoo80c.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th


Subscribe

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments