cassyan (cassyan) wrote in foto_history,
cassyan
cassyan
foto_history

Categories:

Нечто вроде лезгинки в моей маленькой лаборатории

Как всегда бывает в этих ваших интернетах, искал одно, а нашёл кое-что совершенно другое. Попалась мне вот такая фотография мужчины в военной форме

Ностиц граф

Это граф Иван Григорьевич Ностиц в 1860-м году, на тот момент командир 44-го драгунского Нижегородского полка, впоследствии генерал свиты. И Нижегородский полк, и даже шашка, которую мы видим на снимке, заслуживают отдельного рассказа, но сейчас не об этом. Граф увлекался фотографией, причём настолько серьёзно, что оставил после себя множество интереснейших фотографий. акие-то из них были и в нашем сообществе. В частности, он был автором первой фотографии имама Шамиля. История появления этой фотографии мне показалась довольно любопытной. Перед отправкой в Россию пленный имам три дня прожил гостем у командира полка Ностица, который угощал и развлекал его как только мог. Дальше процитирую отрывок из воспоминаний самого Ностица.

"Не желал я выпустить Шамиля из моего дома, не сняв с него портрета, но два дня бушевал чир-юртовский ветер, и невозможно было приняться за работу Наконец, уже в день отъезда, ветер стих, и я спросил Шамиля, не хочет ли он иметь свой портрет. Имам не понимал, в чем дело, но, желая угодить кунаку, который угощал его три дня, согласился и вышел в садик, где находилась моя лаборатория. С ним был сын Кази-Магома и переводчик. Я усадил имама на стуле, прося его сидеть неподвижно в течение десяти секунд - тогда мгновенной светописи еще не знали, - и навел на него камеру с большим объективом, который в своей медной оправе блестел на солнце, как маленькое орудие.
К моей немалой досаде, Шамиль сидел неспокойно, тревожно оглядывался по сторонам, судорожно ворочаясь на стуле, то и дело брался за рукоятку кинжала. Работа не удавалась. Несколько раз я возвращался в мою лабораторию, чтобы заготовить новые стекла, а время уходило, дормез князя Барятинского, присланный из Тифлиса, был заложен, конвой ожидал, и меня торопили, говоря, что переезд, назначенный в этот день, далекий.
Все это мешало мне еще больше, но я уже решил, что имам не покинет мою штаб-квартиру, не оставив на стекле своего изображения, и не замечал совсем, что лицо Шамиля изображало далеко не дружелюбное ко мне отношение и что кинжал его был вытащен до половины. Принес я стекло - опять неудача! Нужно было заготовить новую пластинку.
Но на этот раз, идя в лабораторию, я случайно обернулся назад и увидел перед собой картину далеко не мирного характера: за кустами и каменной оградой моего мизерного чир-юртовского садика стояли драгуны и держали ружья наготове, штыки были примкнуты. Полковой адъютант, узнав, что я буду в саду один на один с Шамилем, да еще вооруженным, вообразил, что я могу подвергнуться опасности, и, побежав в первую казарму, вызвал штуцерных. Их разместили частию за оградой, а частию в кустах с приказом не высовываться, но быть в готовности, если случится что-нибудь недоброе. Драгуны были старослуживые, многие из них провели по десятку и более лет на Кавказе, но никогда не видели Шамиля, а теперь случай представился такой удобный, что они мало-помалу начади выползать из своей засады, но ружья держали наготове. Вот эта-то картина, не представлявшая ничего успокоительного, и смущала Шамиля.
Я мгновенно удалил их и извинился перед имамом, который, поняв, что было какое-то недоразумение, сел смирно и дал с себя снять портрет.

Затем я ввел его в лабораторию и проявил перед ним пластинку, что очень поразило Шамиля, но он постарался скрыть свое удивление. Зато сын его не выдержал и начал плясать нечто вроде лезгинки в моей маленькой лаборатории, высоко поднимая руки. При каждом движении этого энтузиаста мне казалось, что он длинными рукавами своей черкески непременно свалит на голову своего отца какую-нибудь азотную или черную кислоту и что Шамиль, взятый невредимым на высотах Гуниба, будет попорчен в моей лаборатории. В темноте я искал дверь, чтобы вытолкнуть Кази-Магому, но, как всегда бывает второпях, я ручки не нашел и выломал дверь."

А вот, собственно, и сам этот фотопортрет

Шамиль1

Ещё попалась мне вот такая фотография, судя по всему из той же "фотосессии"

Шамиль2

К тому же как выяснилось, 4-го февраля на Кавказе традиционно отмечают день памяти Шамиля. Значит, не будем откладывать. Срочно в номер!

Источник
Tags: 1860-е, Кавказ, история России, история России. военная история, линчости, личности
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments