gloxinija (gloxinija) wrote in foto_history,
gloxinija
gloxinija
foto_history

Category:

Адини. Ангел печали.

Оригинал взят у gloxinija в Адини. Ангел печали.


«Lе bijou» (сокровище - франц.)-так называла младшую внучку её бабушка, императрица Мария Фёдоровна.

«Любимый образ, жаворонок счастья, излучавший вокруг себя одну только радость», — писала о ней сестра Ольга, которой как никому было известно, «что за нежность и красота души таились в этом прелестном существе"…

За Эрмитажным (Львиным) каскадом в Петергофе, южнее Березовой аллеи, есть мраморная скамья-памятник, сооруженная по проекту архитектора А.Штакеншнейдера в 1847 г. Женский бюст, стоящий позади скамьи, выполнен скульптором И.Витали. Памятник воссоздан в 2000 г. Ранее памятник  работы того же скульптора был поставлен в 1850 году в Царском Селе, но был уничтожен в первые годы советской власти...

Обратите внимание на это прекрасное, нежное, как у античной богини, лицо. Это скульптурное воплощение юной женщины, почти девочки, которая была любимицей российского императора Николая I, красивейшей из его трёх дочерей. Умерла вместе со своим новорожденным сыном, когда ей было всего 19. Она ничего не успела совершить в этой жизни, хотя могла бы, если бы она так трагически не оборвалась...Эта "живая и шаловливая", подобная яркой комете девочка была щедро одарена множеством талантов, один из них-музыкальный, который она воплощала в превосходной игре на фортепиано. С детства она также обладала чудесным певческим голосом, для постановки которого приглашали учителей музыки из Италии. Диапазон голоса Адини благодаря упорным занятиям достигал трёх полных октав и позволял ей исполнять сложные музыкальные пьесы...

С большой нежностью вспоминала свою так рано ушедшую сестру великая княжна Ольга Николаевна: «Совсем еще маленьким ребенком она привлекала к себе прелестью своей болтовни. Она обладала богатой фантазией и прекрасно представляла не только людей, но даже исторические персонажи, словно переселяясь в них. В одиннадцать лет она могла вести за столом разговор, сидя рядом с кем-нибудь незнакомым, как взрослая, и не казалась преждевременно развитой: ее грациозная прелесть и хитрая мордочка говорили сами за себя. Все в доме любили ее, дети придворных ее возраста просто обожали... Грациозность сказывалась во всем, что она делала, играла ли она со своей собакой, влезала ли на горку или же просто надевала перчатки. Ее движения напоминали Мама, от которой она унаследовала гибкую спину и широкие плечи. В семье она называлась всеми "Домовой". Ее английская воспитательница, поставившая себе задачей закалять Адини, выходила с ней на прогулку во всякую погоду, что в один прекрасный день вызвало сильный бронхит, и ее жизнь была в опасности. Благодаря своему прекрасному организму она оправилась совершенно, но с болезнью исчез в ней ребенок. Близость смерти сделала ее совершенно иной. Смысл жизни и мысли о потустороннем стали занимать её».

Она обладала тонкой чуткой душой, была проста в общении и очаровывала окружающих своим лучезарным весельем и незаурядным чувством юмора. Её назвали Александра, в честь матери-императрицы Александры Фёдоровны. В семье её ласково прозвали Адини. И память о ней, возможно, изгладилась бы в сердцах потомков, если бы родная сестра Ольга, горячо любившая Адини, не написала сорок лет спустя волнующий рассказ о её жизни и смерти.

Рассказ был написан кровью сердца, и чувствуется, что сердечная рана от потери родного человека так и не зажила и продолжает кровоточить...

В январе 1843 года девушка по любви вышла замуж за наследника Датского престола. Однако стать королевой Дании ей было не суждено. После венчания молодые задержались в Петербурге, и Адини простудилась, возвращаясь в холодной карете с бала от Нессельроде. Простуда спровоцировала скоротечную чахотку, от которой молодая женщина через полгода сгорела. За несколько часов до смерти Адини родила шестимесячного мальчика, который прожил 90 минут...

"...Между девятью и десятью часами у неё родился мальчик. Ребёнок заплакал. Это было её последней радостью на земле, настоящее чудо, благословение Неба...В этот момент меня впустили к ней. "Оли, – выдохнула она, в то время как я нежно поцеловала её руку. – Я – мать!" Затем она склонила лицо, которое было белое, как её подушки, и сейчас же заснула. Лютеранский пастор крестил её маленького под именем Фриц Вильгельм Николай. Он жил до обеда. Адини спала спокойно, как ребёнок. В четыре часа пополудни она перешла в иную жизнь..." (с)



«Государь стоял на коленях почти распростертый над гробом, покрывая его беспрестанно длинными поцелуями. Тут не осталось ни одного глаза сухого …многие из присутствовавших плакали навзрыд, духовенство едва могло произносить молитвы свои; даже на седых усах гренадеров блестели слезы…Всякий, казалось, хоронил свою дочь, свое сокровище!» (с)



Великие княжны Александра Николаевна и Ольга Николаевна

Источники:

Прощание с Адини

Василиса Пахомова-Гёрес. Адини и ее приданое.

Tags: 1840-е, XIX век, Романовы, искусство, история Петербурга, личность
Subscribe

Recent Posts from This Community

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment