my_sea (mysea) wrote in foto_history,
my_sea
mysea
foto_history

Categories:

Над Сталинградом туман и красная дымка.

Сегодня годовщина капитуляции фашистских войск под Сталинградом. Окончилась страшная битва, в которой средний срок жизни советского солдата был – 1 час, офицера – 3 часа. И мы победили. Каждый проживал эти 60 минут как герой, делая больше, чем может сделать человек. Тем, кто выжил – наше уважение и благодарность, погибшим – вечная память.



Сообщение Совиформбюро от 2 февраля 1943 года.

Сегодня, 2 февраля 1943 года, войска Донского фронта полностью закончили ликвидацию немецко-фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда. Наши войска сломили сопротивление противника, окруженного севернее Сталинграда, и вынудили его сложить оружие. Раздавлен последний очаг сопротивления противника в районе Сталинграда. 2 февраля историческое сражение под Сталинградом закончилось полной победой советских войск.


Флаг Победы над Сталинградом

Перед капитуляцией 6-я армия отправила несколько радиограмм в ту даль, которая для немцев, воевавших в Сталинграде, символизировала Германию.
«12.18. Отбросить русских с Красной площади ( так немцы называли площадь перед Универмагом, где находился штаб Паулюса) возможности уже нет, из казармы инженерных войск — сомнительно, из тракторного завода — маловероятно».
«12.30. Вражеские силы стоят в непосредственной близости. Исход сражения не вызывает никаких сомнений».
От командования 6-й армии 8-му авиационному корпусу, 129-му батальону связи ВВС о 9-й зенитной дивизии:
«Остатки командования дивизии в Сталинграде докладывают сегодня о своем «снятии с учета». Всего доброго и привет Родине.
Ваксланд, старший лейтенант».
«19.40. Кругом бродят солдаты, сражающихся осталось немного, командование подразделений покидает штабы, русские танки осуществляют прорыв. Все идет к концу».
В ночь на 2 февраля оставшиеся в живых офицеры 16-й танковой дивизии собрались на командном пункте в подвале небольшой фабрики. Их было двадцать человек. Небритые, с длинными бородами и грязными повязками, покрытые грязью, одетые в маскировочные костюмы, плащи для водителей или штормовки. Когда вошел генерал Ленцки, офицеры приложили руку к фуражке.
— Господа, борьба окончена. 6-я армия прекратила свое существование. Мы до конца исполнили свой долг, и я благодарю вас. Теперь в качестве последнего приказа я хотел бы освободить вас от ваших обязанностей. С этого момента каждый сам должен решать, что ему делать. Если кому-либо удастся прорваться к нашей линии фронта, передайте приветы родине.
Он пожал всем руки и поблагодарил еще раз лично каждого. После этого генерал, одетый в маскировочный костюм, направился в сторону тракторного завода, за ним последовал старший лейтенант Брендген.
— Останьтесь, Брендген. Вы должны выполнить мой приказ, даже если он последний.
Брендген приложил руку к фуражке и проводил взглядом генерала, исчезнувшего в руинах.
Среди многих тысяч убитых в маскировочных костюмах вряд ли можно было распознать генерала.

Ночью была передана последняя радиограмма:
«Русские стоят перед бункером, мы приступаем к уничтожению».
И радист, посылая эту радиограмму, в конце текста самостоятельно поставил две буквы «с1», что на международном радиоязыке означало: «Это последняя передача данной радиостанции».

На линии фронта обороны бреши увеличивались, на решающем участке между театром и вокзалом немецкие войска сдавали оружие.

К Универмагу пришли первые парламентеры, во главе которых был капитан. Их отослали обратно со словами:
— Мы требуем штабного офицера.
Парламентеры пришли вновь, но на этот раз с ними был майор, форма которого произвела должное впечатление. Во внутреннем дворе универмага было много вооруженных автоматами солдат и офицеров. Одни стояли, другие сидели на каких-то вещах, третьи - приплясывали, стараясь согреться. А впереди особняком стояла полукругом цепочка рослых гитлеровцев с автоматами наизготовку и расстегнутыми кобурами на поясах - личная охрана Паулюса.

Все проходило довольно спокойно. Наша делегация требовала безоговорочной капитуляции без ведения каких-либо дополнительных переговоров. То, что говорили русские, переводил переводчик, с немецкой стороны отвечал генерал Шмидт.
Вся беседа длилась не более десяти минут, после чего начальник Генерального штаба удалился в соседнее помещение и доложил командующему:
— Русские здесь,— и после небольшой паузы спросил: — Разрешите спросить, господин генерал-фельдмаршал, Вы хотите что-нибудь сказать?
Из темного угла помещения, которое освещал лишь слабый свет от радиоприемника, ответа не последовало. Генералу-фельдмаршалу Паулюсу нечего было сказать.
Впавший в прострацию главнокомандующий полностью уступил инициативу начальнику своего штаба. И генерал Шмидт, который до последнего момента считался душой сопротивления, теперь предпринял все, чтобы избежать продолжения боевых действий на собственном командном пункте и без осложнений осуществить строго запрещавшуюся до этого капитуляцию. Разговор был недолгим, и никто ничего не подписывал. Штаб просто прекратил сопротивление и сдался победителю, не беспокоясь о дальнейшей судьбе еще остававшихся боевых групп.
Вместе с парламентерами в здание вошли русские части. Фельдмаршал высказал пожелание, которое генерал Шмидт передал парламентерам: «Командующий желает, чтобы к нему относились как к частному лицу, и не хотел бы идти через весь город пешком».
В трофейном автомобиле 4-го армейского корпуса генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс отправлялся в плен, а вслед за ним тянулась длинная вереница людей — остатков разбитой армии.


Генерал-фельдмаршал Паулюс сдается в плен.

Через два года бывший командующий 6-й армией, находясь в Нюрнбергской тюрьме, на вопрос немецкого журналиста «Господин фельдмаршал, что с вашими солдатами?» ответил: «...Скажите их матерям, что у них все хорошо». Он забыл добавить: «...под землей».
Думал ли он о Сталинграде, который для каждого начался по-разному, но закончился для всех одинаково?
Через час на карте ставки 4/Ост небольшой голубой кружок, обозначавший район сосредоточения промышленных объектов Сталинграда, был перечеркнут красным карандашом — тот самый небольшой голубой кружок, который когда-то вмещал в себя двадцать две дивизии с 364 тысячами немецких солдат.


Немцы 2 февраля 1943 года.

2 февраля в 12.35 радист группы немецких армий «Дон» получил одну-единственную радиограмму:
«Высота облаков — пять тысяч метров, видимость — двенадцать километров, на ясном небе — отдельные, небольшие облака, температура — минус 31 "С, над Сталинградом туман и красная дымка. Метеостанция передала последнее сообщение. Привет Родине».

Tags: Великая Отечественная война, текст
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments