nevozvrachenka (nevozvrachenka) wrote in foto_history,
nevozvrachenka
nevozvrachenka
foto_history

Categories:

Пушки Семёна Речицкого

Это сокращённая мной глава из книжки моего отца.

* * *

2-05

"У харьковского моего деда было десять детей, из которых выжило восемь — по четыре брата и сёстры. Все братья получили высшее образование (это, замечу, в семье простого рабочего на мясобойне). Карьеру, самую что ни на есть серьёзную, сделал из них только один — мой отец. И неудивительно, что в семье одного из крупных руководителей авиационной промышленности было не принято говорить о младшем брате — циркаче Семёне. Узнал я о нём уже в зрелом возрасте от приезжавшей в гости его вдовы, тёти Аси.

Сам приход Семёна в цирк проходил по классическому алгоритму. Увлечение гимнастикой и акробатикой в детстве завершилось весьма логично: с приятелем Петром Гамзой они сделали акробатический номер, с которым в летний период катались по «батьковщине» в составе концертных бригад, став довольно широко известными под псевдонимом «2 Бронских». Нетипичным же для успешно начинающего циркача было совмещение концертной деятельности с учёбой в Харьковском автомобильном техникуме, который один из «Бронских» с отличием окончил в 31-м году. Думаю, что не только любовь к технике, но и твёрдая рука моей крутой бабки предопределила его основное место работы: техноруком (по-теперешнему главным инженером) одной из крупных харьковских автобаз.

Думаю, что на автобазе был весьма сговорчивый начальник. В последующие годы Семёну удавалось удачно совмещать работу с увлечением: летний сезон целиком отводился цирку. Гастрольная жизнь близко свела Семёна со многими уже известными в ту пору и молодыми артистами: Петром Маяцким, Александром Буслаевым, братьями Руденко. Можно с высокой степенью вероятности предположить, что весьма неравнодушные к технике Пётр Маяцкий и Семён не обошли вниманием нашумевший аттракцион немца Лейнерта «Человек-снаряд». Пушка, стреляющая человеком, правда невысоко и на весьма скромное расстояние, не должна была оставить их равнодушными.

Яркие технические решения, взрывной сюжет и смелость исполнителей всегда отличали будущие всемирно известные аттракционы Петра Маяцкого. Наклонный мототрек и «шар смелости» стали на многие годы одним из главных брендов советского цирка. Вспомните прыжок на мотоцикле героя Кадочникова в «Укротительнице тигров» — этот сюжет фильма возник под явным влиянием уникальных номеров Маяцкого. А «Шар смелости» стоит перед глазами любого, кто видел его пусть не в цирке, а просто на документальных кадрах... Две огромные полусферы из металлической сетки раздвигаются, впуская внутрь мотоциклиста. Сдвинувшись, они образуют замкнутую прозрачную сферу, в которой по самым разным траекториям практически летает в воздухе мотоцикл. И когда он начинает двигаться параллельно манежу, по самой кромке верхней полусферы, шар раздвигается! И всё это выполнялось ежедневно, в течение многих лет, причём не на самой надёжной в мире мототехнике...

Увлечение же Семёна под куполом не уместилось. Для чудо-пушки годились только парки и стадионы. Уж больно высоко она стреляла. В качестве снаряда долгое время выступал сам автор номера — инженер Семён Речицкий. Так удачно совместились две его специальности, два главных увлечения.

1-05

Первые зрители увидели пушку в один из летних воскресных дней тридцать третьего. На поле харьковского стадиона «Динамо» чинно въехала закрепленная на автомобильном шасси восьмитонная махина с мощным стволом. «Артиллерийские» параметры пушки впечатляют и сегодня. Почти семиметровый ствол имел «калибр» около 800 миллиметров и выбрасывал свой живой снаряд на четырнадцать метров. При этом высота траектории (с учётом длины ствола) превышала десять метров — так что аттракцион принципиально не помещался под куполом цирка: для его демонстрации годились только открытые площадки. Вместе с Семёном Речицким, в то время студентом-вечерником автомобильного института, над пушкой работал ещё один студент — Алексей Сирятский и «нижний» из «Двух Бронских» — акробат Пётр Гамза. Вечерами в пустых цехах авиазавода ребята «лепили» пушку; на её изготовление ушло полгода. И не какой-то макет — пушку, из которой первым катапультировался сам «главный конструктор» — Семён. И пришёл в самый центр двадцатиметровой страховочной сетки.
Вот ветхий бланк «Артистбюро» Центрального управления госцирками, удостоверяющий, что «аттракцион "Человек-снаряд" тт. Гамзы, Речицкого и Сирятского запродан Ленинградскому Народному дому на 15 гастролей...»

На одной из афиш 36-го года номер Бронского-Гамзара (так они теперь назывались) стоял перед «Популярным аттракционом «Пушка» из кинофильма «Цирк» — «Человек-снаряд». Почему же из кинофильма?

Весной 35-го года аттракцион харьковчан расположился в столичном парке Сокольники. Сюда и пожаловал кинорежиссёр Георгий Александров. В это время шла подготовка к съёмкам фильма «Цирк», и режиссеру представился уникальный случай — понаблюдать за реальными прототипами своих героев...

1-04

Мог ли Александров слепо перенести живой аттракцион в свой фильм? Конечно же, нет! А вот осмыслить свои наблюдения, беседы с харьковчанами и по-своему отразить их в фильме — да. Ну, а наши гастролёры не только не забыли встреч со съёмочной группой, но и использовали этот факт для рекламы своего номера. После 36-го года они ни в одной афише не упускали случая назвать свой номер аттракционом из знаменитого фильма «Цирк».

1-07

Неприятности пришли неожиданно. Сначала пострадала сама пушка. В июне 1936 года её перевозили из Таганрога в Красноводск самым обычным способом — на открытой платформе под брезентом. От искры, долетевшей из паровозной трубы, начал тлеть брезент, потом занялась сама установка. Заметили и погасили пожар, когда от пушки оставалась груда металлических конструкций.
Но поскольку гастроли были уже распланированы надолго вперёд, и в самый короткий срок пушка была не только восстановлена, но даже частично модернизирована. Однако главные беды только начинались.

В июне 1938 года номер показывали в Московском парке Лефортово. Приглашённый молодой гимнаст решил усложнить номер, введя в полёт сальто. Услышав об этом, руководитель номера категорически запретил такую самодеятельность. Но акробат не поверил инженеру: сальто укоротило траекторию метра на три — он прошёл у самой сетки, чуть задев за край...

В акте специальной комиссии Управления цирков был сделан подробный анализ дефектов и просчётов в конструкции пушки, которые могли привести к несчастному случаю. Настолько подробный и подписанный такими цирковыми авторитетами во главе с народным артистом, дрессировщиком Борисом Эдером, что инженер Речицкий мог бы засомневаться в своих расчётах. Но это было не в его характере, и Семён выбрал самый убедительный, по его мнению, способ доказательства своей правоты. Из опечатанной комиссией на время расследования пушки инженера Речицкого на следующий день после аварии выбросился акробат Речицкий. Давно уже не приходилось ему выступать в роли «Человека-снаряда», но пушка не подвела хозяина, послав его в самый центр сетки. Наивное доказательство? Именно так и посчитала комиссия.
В этой критической ситуации, когда классическим расчётам провинциального инженера противопоставлялся авторитет народного артиста и клановая солидарность московских цирковых, в дело вмешался старший брат Семёна. По просьбе моего отца, к тому времени уже не токаря седьмого разряда, а одного из руководителей отечественной авиапромышленности, третейским судьёй в споре вокруг пушки выступил учёный — баллистик с мировым именем. Уже не дано разобраться, что произвело большее впечатление на членов комиссии: въехавший в Лефортовский парк огромный чёрный Паккард, которых в Москве можно было пересчитать по пальцам, или вышедший из него академик Чижевский.
Под его непосредственным руководством и было проведено несколько контрольных выбрасываний груза, однозначно доказавших «невиновность» пушки в трагическом происшествии. В упомянутой выше статье «Пушки...» в «Советском цирке» далее следовала фраза: «В результате трагических событий друзья решили не возобновлять номер и вернулись в Харьков...»

После завершения работы комиссии ночью пушку оттащили на буксире на территорию соседнего авиазавода и сожгли. И уж теперь блудному сыну достойного харьковского семейства ничего не оставалось, как вернуться домой.

А седьмого июня 1941 года свежеиспечённый тридцатилетний капитан-артиллерист Речицкий прибыл к месту новой службы — в Киевский укрепрайон. Не одна пушка, а целая батарея зениток на автомобильном ходу была теперь под его началом. Бои под Киевом, Смоленском и последний бой — под Ельней. В сорок втором его жену Асю разыскал боевой товарищ Семёна и рассказал об этом бое. Под сильной бомбёжкой Семён корректировал огонь, стоя на краю небольшого окопа. Бомбы рвались в отдалении, и только одна упала рядом, совсем близко.
Ася до конца своих дней хранила те несколько писем, которые успел написать за свою короткую военную биографию Семён Речицкий. Узнав о его гибели, она ушла на фронт и дошагала за мужа не пройденные им километры войны, но теперь уже в другую сторону — на запад. И только в шестидесятых разыскала вместе с моим отцом, наконец, ту братскую могилу, где похоронен Семён. В деревню под Ельней ездила она потом много лет, каждую весну, под День Победы..."
* * *

Я помню тётю Асю толстой громогласной женщиной, которая появлялась в нашей московской квартире, сразу заполняя её собой, с криком: Анечка! (это моя бабушка), готовь посуду, я синенькие привезла!"
А дед как-то потом рассказывал мне про то, как они жили с братьями все в одной комнате. Кровати стояли впритык. И вот ночью он проснулся от странных звуков. "Я понял, что это Сёма девушку привёл. Да ты её знаешь, Милочка, это ж тётя Ася была!" Вот когда у меня случился когнитивный диссонанс)))
Tags: победители, техника, цирк
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment