unigue777 (unigue777) wrote in foto_history,
unigue777
unigue777
foto_history

ДЯДЯ МИША С «ПОТЕМКИНА-ТАВРИЧЕСКОГО»

Я написала эту страничку из истории моей большой и разномастной семьи уже давно, но сейчас решила опубликовать еще раз в ЖЖ в рубрику «Моя семья».

…Я сижу перед открытой дверцей печки. В сумеречной тишине старого домика мерно тикают много повидавшие на своем веку «ходики». Осень царапается в маленькое окно серым пунктиром дождя. Ей хочется посидеть со мной в одиночестве у огня, перебирая хрупкие листы старого бабушкиного альбома. Но я листаю его одна.

В пухлом ворохе снимков я нахожу слегка потускневшую от времени фотографию с тремя бравыми военными моряками, наклеенную на модное в начале прошлого века паспарту. На обороте — отчетливая надпись владельца мастерской: «Фастовский. Севастополь, Б. Морская, против гор. клуба». Верхний на снимке — двоюродный брат моей бабушки Михаил Васильевич Коршунов (Юрлов).


…О нем, к сожалению, у меня остались лишь неясные, детские воспоминания. Был он седовласым, по-военному стройным стариком с желтоватыми от курева усами, лихо подкрученными вверх и непременным треугольником тельняшки, выглядывавшей даже из-под празднично накрахмаленной рубашки. Когда собиралась на праздники наша родня, дядя Миша (все звали его именно так, даже мы, малышня), подвыпив, обычно запевал «Варяга» или другие старинные морские песни. Помню еще, что вместо обычных самотканых полотенец, ковриков, вышитых подушек-«думок» единственным украшением стен его дома были репродукции картин Айвазовского.

О своей жизни он рассказывал лишь изредка и делал это неохотно — нрав у старика был крутой, своевольный, не терпящий возражений и принуждений. А рассказать ему было о чем…

Родился он за шестнадцать лет до начала ХХ века, в 1884 году, в селе Никольское-на-Черемшане Симбирской губернии, в семье зажиточного по тем временам крестьянина и был самым младшим, пятым. В начале нового ХХ века Коршунова-младшего призвали на службу «царю-батюшке». Высокого, крепкого, «косая сажень в плечах» парня определили во флот. И попал он на Черноморский флот, на броненосец «Князь Потемкин-Таврический». В июне 1905 года здесь вспыхнуло первое революционное восстание матросов, которое поддержал лейтенант П.П. Шмидт.

«Мы подняли красный флаг, — рассказывал дядя Миша, — вышли в море. Сначала зашли в Одессу, думали, нас поддержат и другие корабли. Не одни матросы бунтовали, и офицеры были заодно с нами…».

Не имея угля и продовольствия, «Потемкин» долго не сдавался властям. Через некоторое время корабль был вынужден встать на рейд у румынского порта Констанца и сдаться тамошним властям. Бунтарский экипаж был разжалован, зачинщики отданы под суд. Списали на берег и Михаила Коршунова. Дослуживал он уже на катере и в береговой охране. Затем участвовал в войне 1914 года. Октябрьская революция 1917 года застала Михаила Васильевича снова в Севастополе. И встретил он ее с большой надеждой. Ведь сбывалось все, о чем романтически мечтали они в тесных кубриках «Потемкина» двенадцать лет назад: «Земля — крестьянам», «Мир — народам», «Хлеб — голодным». Главное было, конечно, земля. И только по этой причине Михаил Васильевич оставил море, флот, Севастополь и вернулся в Поволжье, в родное село.

Правда, земли в собственность от большевиков так и не дождался, наоборот, экспроприировали все, нажитое трудами отца и деда. Только и осталось, что дом, который вскоре продажи и купили меньший в Мелекессе.

Великую Отечественную Михаил Васильевич встретил в предпенсионном возрасте. На фронт его не взяли, дали бронь, и все долгих четыре года он дневал и ночевал на ремонтном заводе, выпускавшем снаряды.

И все же, несмотря на жизненный перипетии и справедливые по сути своей обиды на новую власть, революцию дядя Миша почитал, искренне считая ее «своим праздником». Просто к власти, убеждал он всех, пришли не те, кто должен был… И даже в глубокой старости обязательно включал телевизор и с видимым удовольствием смотрел парады и демонстрации, отбивая ногой маршевый такт. Что еще о нем? Был дядя Миша большим «ценителем» женской красоты. Что там греха таить, и представительницы «слабого пола» не оставляли без внимания интересного собою, статного мужчину. «Официально» бывший моряк женился четыре раза, причем все жены были моложе его на 10-15 лет. Правда, детей своих он так и не «нажил».

…Жалею, что не смогла записать рассказы дяди Миши — была еще слишком мала. А родственникам и в голову не приходило, что живет рядом с ними необыкновенной судьбы человек, ставший свидетелем всех событий ХХ века, потрясших мир и Россию. Знаю из рассказов бабушки, что незадолго до смерти он как-то с горечью произнес: «А в Севастополь к морю я так и не собрался съездить…» Видно, тоска по морю все годы грызла сердце старика.

Жить ему было отпущено почти 95 лет, умер Михаил Васильевич в 1979 году.

…А через несколько лет мне довелось побывать в легендарном Севастополе. Я гуляла по Приморскому бульвару, цветущим улицам, носящим имена моряков и адмиралов, спускалась по белой лестнице Графской пристани к катерам, смотрела с песчаных развалин Херсонаса на корабли, стоящие на рейде. И отчасти мне стала понятна тоска дяди Миши. Ведь море — как вечность, в которой сплетаются конец прошлого и начало будущего…

Tags: семейный архив
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments