Коллекционер баянов (altyn73) wrote in foto_history,
Коллекционер баянов
altyn73
foto_history

Categories:

Праздность на службе революции

Собирающиеся в отпуск не сомневаются в том, что возможность отрешиться от служебных обязанностей — это безусловное благо. Кажется, что в связи с техническим прогрессом и борьбой за права человека продолжительность отдыха должна только расти. 95 лет назад всем жителям России были гарантированы отпуска, в результате чего для многих время отдыха существенно сократилось.






"На солнечном берегу" О. Михайлов, Альбом. 1954 архив "Огонек"



Природный график

Вплоть до середины XX века Россия оставалась страной крестьянской, а для крестьян трудовой график определяется циклом сельскохозяйственных работ — в теплый сезон рабочий день ненормированный, зато ближе к зиме наступает период отдыха. Разумеется, об отпусках русский крестьянин и понятия не имел. Для того чтобы отлежаться на печи, заявлений в отдел кадров подавать не требовалось. Ни в Баден-Баден, ни на воды крестьяне, понятное дело, не ездили. Впрочем, многодневные отлучки бывали — сельский житель мог отправиться на заработки или же на богомолье. Такой отпуск приходилось оформлять: путешествовать без документов в России всегда было некомфортно.

Поскольку крестьянская община платила налоги за всех своих членов, разрешение на отпуск выдавала именно она. Так, крестьянский сход вручал паломнику паспорт, удостоверявший, что податель сего следует на богомолье в такую-то обитель, а община ручается за него и отпускает на определенный срок. Паломничество было единственным видом длительной отлучки крестьян с неэкономической целью. К отдыху такие отпуска не имели никакого отношения.

Пионеры отпуска

Первыми в России стали брать отпуска (и использовать их по назначению) чиновники. Оно и неудивительно: государственная служба располагает к мыслям об отдыхе. График работы чиновника не зависит ни от времени года, ни от погоды, ни от магнитных бурь. Забыть о делах на вполне законных основаниях дореволюционный госслужащий мог раз в два года, зато забыть надолго, поскольку продолжительность оплачиваемого отпуска составляла целых два месяца. За это время можно было посетить отдаленное поместье или съездить в Европу на курорт.

Однако двухмесячным отпуском отдых чиновника не ограничивался: были еще и воскресные дни, и разнообразные праздники. В конце XIX века он трудился на благо родины 267 дней в году, а отдыхал, соответственно, 98 — не считая отпуска. Кроме 52 воскресений сюда входили церковные праздники и царские дни. Так что с правом на отдых у государственных служащих все было в порядке.

Свободный труд в выходные

Где проблема отдыха стояла действительно остро, так это на заводах и фабриках. Если в средневековых мастерских организация труда несильно отличалась от крестьянской, то с появлением машин рабочие оказались у конвейера. При этом продолжительность рабочего дня не уменьшилась, на что надеялись поклонники технического прогресса, а резко увеличилась. Трудовой график пролетариев тоже не зависел от природных факторов, но в отличие от чиновников никаких социальных гарантий они не имели. Власти привыкли к тому, что народ сам разбирается, когда работать, а когда отдыхать, и потому предпочитали не вмешиваться в процесс производства.


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Во время покоса крестьянину было не до отпусков. Зато всю зиму он проводил на печи


Попытки заставить рабочих трудиться в воскресные дни должны были пресекать не профсоюзы (они еще не появились), а полиция. "Устав о предупреждении и пресечении преступлений" вменял в обязанность стражам порядка в воскресные и праздничные дни следить, чтобы в общественных местах не производилось никаких работ. (Правда, на фабрики полицейские заглядывали нечасто, зато заключенные в выходные неизменно отдыхали.)

Дело в том, что государство стремилось контролировать религиозную жизнь своих подданных и не позволяло им работать тогда, когда следует идти в церковь. Началось это еще в XVII веке, когда царь Алексей повелел, чтобы в субботу перед всенощной были закрыты базары и бани. С той поры было издано немало подобных указов — например, в 1741 году суконным мануфактурам приказали по субботам прекращать работу аж в 12 часов дня. Насколько строго эти указы исполнялись, история умалчивает.

В России стражей порядка никогда не жаловали. И вообще, либеральная общественность считала, что религия — личное дело каждого гражданина. Призывы борцов за народное счастье были услышаны, и в начале XX века Государственный совет отменил запрет на работу в выходные: "Добровольное занятие работой в воскресные, праздничные, торжественные дни церковные и гражданские предоставляется усмотрению каждого, и никакая власть не должна чинить трудящимся каких-либо в сем препятствий". Таким образом, рабочие освободились от полицейского надзора, и теперь заботу об их правах взяла на себя прогрессивная общественность. Во всяком случае, количество литературы на эту тему резко увеличилось. Статьи по рабочему вопросу читали тогда не менее охотно, чем по вопросу половому.

О вреде досуга

Рабочие действительно нуждались в отдыхе. Выдержать ритм заводской жизни было мудрено — они трудились по 10-12 часов в сутки. Рабочего можно было узнать по низкому росту, сутулым плечам и лицу землистого цвета. Первыми озаботились их здоровьем врачи, которые определяли годность рекрутов к военной службе. Среди рабочих процент "комиссованных" оказался существенно более высоким, чем среди крестьян. Медики забили тревогу и стали требовать введения на производстве дополнительных дней отдыха. Фабриканты сопротивлялись, и отнюдь не потому, что опасались падения прибылей, как любили писать революционные публицисты. Проблема была в другом.

Отдыхающие рабочие представляли для окружающих куда большую опасность, чем сегодня футбольные болельщики или празднующие свой день десантники. Пролетарии напивались при каждом уместном случае, впрочем, не отходя далеко от места работы (они жили при фабриках). Традиций совместного отдыха (кроме распития горячительного) у них не было. Цивилизованные развлечения вроде рыбалки были доступны далеко не всегда. Зато кабак всегда оказывался рядом. Описание пролетарского расслабления привел в докладе на всероссийском торгово-промышленном съезде инженер М. Ковальский: "Всякий, кому приходилось бывать в праздничные дни в фабричных центрах, поражается тем разгулом, который царствует среди рабочих. Кабаки и трактиры, составляющие неизбежную принадлежность таких мест, бывают обыкновенно переполнены народом. Водка быстро производит свое действие, начинаются ссоры, драки целыми партиями, причем в дело нередко



Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
До революции отпуск государственного чиновника составлял два месяца. Но и предоставлялся раз в два года

пускаются ножи, и в результате — несколько человек изувеченных или раненых. Для поддержания хотя бы некоторого порядка среди фабричного населения администрации приходится содержать усиленный состав сторожей и фабричной полиции. Рабочий, проведший таким образом праздник, отправляется на другой день на работу с тяжелой, больной головой. Само собою разумеется, что работа такого рабочего в первые, следующие за праздниками дни не может отличаться высокими качествами и должной производительностью. В итоге... несет убытки и сам рабочий, пропивающий заработанные тяжелым трудом деньги, и фабрика".

Прежде чем увеличивать число выходных дней, требовалось придумать, как именно в эти дни рабочие будут отдыхать. Свежие идеи были. Например, А. М. Горький вспоминал, как его артель в полном составе водили в публичный дом, причем стоимость таких корпоративных вечеринок вычиталась из зарплаты. Среди интеллектуальных развлечений следует упомянуть кружки, количество которых явно превышало число публичных домов. Кружки организовывали все — от социал-демократов до членов Союза русского народа. Однако положительный эффект от их работы если и проявлялся, то далеко не сразу, и заводская администрация пыталась всеми возможными способами сократить количество дней отдыха, чтобы не дать своим рабочим допиться до белой горячки.

На производстве было нормой считать воскресенье выходным днем, а в субботу прекращать работу раньше, чтобы рабочие могли сходить в баню и успеть к всенощной. Однако на практике администрация пыталась урезать время отдыха. Например, фабрика могла остановиться в воскресенье в 5 утра — в этом случае рабочие успевали в церковь. А рано утром в понедельник работа возобновлялась.
Если выходные и праздничные дни грозили серьезными беспорядками, то что уж говорить об отпусках. Впрочем, тогда о них никто всерьез и не говорил. Рабочие не имели обыкновения уезжать далеко от дома, и многодневный пролетарский отдых с большой долей вероятности привел бы к тяжелым последствиям.

Завоевания пролетариата

Сколь бы тяжелым ни было положение рабочих, их в России было очень немного. Даже в 1926 году они составляли всего 7% населения страны. А в конце XIX — начале XX века — и того меньше. Примерно столько же у нас сейчас граждан с нетрадиционной сексуальной ориентацией, так что борьба за права рабочих была заботой о судьбе угнетаемого меньшинства, а не о благе всего народа. Именно поэтому большевистская идея строительства пролетарского государства, то есть превращения в пролетариев подавляющего большинства непролетарского населения страны, могла осуществляться только насильственными методами.


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
В первые годы советской власти рабочие завидовали крестьянам — ведь у тех был хлеб. Поэтому отпуска были нужны пролетариям исключительно для поездок за мукой


Выступая от имени пролетариата, в спешном порядке приняли Декрет о восьмичасовом рабочем дне. Само собой, он касался фактически лишь рабочих, торговцев и госслужащих. Крестьянам во время сева или уборки урожая и в голову не могло прийти воспользоваться своим правом на восьмичасовой рабочий день.

Не заставил себя долго ждать и документ об отпусках. Писавшая его комиссия Совнаркома руководствовалась реалиями, а не лозунгами и прекрасно понимала, что толпы бездельничающих рабочих будут представлять серьезную опасность для общественного спокойствия. Поэтому в проекте закона предлагалось отпуск заменить двумя выходными в неделю. Но народные комиссары хотели немедленно осчастливить дорогое их сердцу социальное меньшинство и 14 июня 1918 года утвердили временные правила об отпусках. Теперь каждый работающий получал право на двухнедельный оплачиваемый отпуск. Он предназначался исключительно для отдыха, трудиться за деньги в эти две недели запрещалось.

Во время войн время отдыха обычно уменьшают, однако большевикам только что введенный отпуск показался слишком коротким. В конце 1918 года его продолжительность увеличили до месяца. Можно себе представить, каких дел могло бы натворить огромное количество отпускников, которым некуда поехать и нечем себя занять. Однако, как это часто бывает в России, помогло несчастье. Начавшийся голод обеспечил отпускников достойным занятием.

Мешок удовольствия

Многодневный отдых предполагает более или менее дальнюю поездку, поэтому пролетарские отпускники получили справки, дающие право сесть в поезд и катиться на все четыре стороны. Со сторонами определились довольно быстро: вооруженные справками рабочие отправились по деревням за продуктами. Толпы горожан с мешками за спиной грозили парализовать все железнодорожное сообщение, и в июле 1919 года Совнарком попытался ограничить свободу передвижения отпускников. В соответствующем документе говорилось: "Предоставление рабочим, получившим разрешение на отпуска, возможности выехать на родину для участия в полевых работах при настоящем состоянии транспорта, и в особенности при отсутствии достаточного запаса топлива, требует для проведения в жизнь возможной сорганизованности перевозок в полном соответствии с заранее составленным планом". Советские чиновники даже расписали, сколько отпускников в месяц может пропустить та или иная железная дорога. Хлеба хотели все, а получить необходимую справку удавалось далеко не каждому.


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
Советская власть разрешила колхозникам отдыхать в любое время года. Впрочем, работать они тоже стали круглогодично

Упомянутые ограничения делали наличие отпуска совершенно бессмысленным: рабочие брали его не для того, чтобы наконец-то посетить консерваторию (в противном случае консерватории ждала бы судьба железных дорог). Освобожденному пролетариату приходилось отдыхать в голодных городах. К тому же из-за сухого закона спиртного там было не достать. Такой отпуск рабочим был не нужен, и властям пришлось учесть замечания трудящихся.

С правом на отдых в результате решили повременить, зато уделили особое внимание праву на труд. Начали с рабочих оборонных заводов, для которых отпуска отменили уже 23 июля 1919 года. Взамен им стали платить компенсацию в размере двухнедельного оклада, деликатно не вспоминая об обещанном месяце отдыха. Правда, членам семей рабочих разрешали-таки съездить в деревню за продуктами, хотя и не рекомендовали этого делать. Домоседам пообещали по полтора пуда муки на семью.

В августе 1919 года отпуска были полностью отменены. Но уже в апреле 1920-го их ввели вновь — Совнарком издал очередные временные правила. Про месяц отпуска в этом документе уже не говорилось. Лучшим способом продолжительно отдохнуть по-прежнему считались сельскохозяйственные работы. Правда, в отличие от студентов и научных сотрудников брежневских времен, пытавшихся увильнуть от сельхозповинности, рабочие рвались в деревню, поскольку это давало возможность добыть провиант — там за труды платили натурой. На некоторых предприятиях поехать помочь селу разрешали лишь передовикам производства.

Праздники и будни

Фактически городским трудящимся для отдыха остались выходные дни и праздники. Кодекс о труде гарантировал еженедельный отдых в течение 42 часов подряд, что давало возможность не только выспаться в выходной, но и проспаться накануне рабочего дня. Однако количество нерабочих дней резко уменьшилось.


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
В 30-е годы национализированные усадьбы стали преобразовывать в дома отдыха, где рабочих учили культурно и неспешно отдыхать


Согласно принятому в 1918 году Кодексу о труде, таковыми считались 1 января (Новый год), 22 января (день Кровавого воскресенья), 12 марта (низвержение самодержавия), 18 марта (день Парижской коммуны), 1 мая (день Интернационала) и 7 ноября (день Пролетарской революции). При этом местные советы могли устанавливать дополнительные неоплачиваемые дни отдыха числом не более десяти. Дополнительный отдых, как правило, приходился на церковные праздники, однако за него трудящимся приходилось платить из своего кармана. Таким образом, кроме еженедельного выходного оплачивалось еще шесть дней общегосударственных праздников, в то время как до революции суммарная продолжительность церковных праздников и царских дней составляла почти полтора месяца. К сокращению числа праздничных дней люди привыкали с трудом. Весной 1918 года Совнаркому пришлось издать специальный декрет, запрещавший праздновать Пасху более пяти дней подряд.

Впрочем, немногочисленных пролетариев революция действительно облагодетельствовала (например, продолжительность рабочего дня заметно сократилась), чего нельзя сказать о крестьянах. Трудовое расписание постепенно распространялось на всю страну, в том числе и на них. Государство диктовало не только режим труда (например, когда следует пахать, а когда сеять), но и режим отдыха. С зимней спячкой на печи справились довольно быстро, отправив крестьян на заготовку дров, то есть на лесоповал. В Архангельской области, например, в лесные бараки вывозили практически всех, кто мог держать в руках топор. Самая многочисленная группа населения страны стала отдыхать существенно меньше.

Ни сна, ни отдыха

Оплачиваемый отпуск и восьмичасовой рабочий день советская пропаганда подавала чуть ли не как главные завоевания социализма. А вскоре заговорили и о семичасовом рабочем дне. В конце 20-х годов от слов начали постепенно переходить к делу, однако указ Президиума Верховного совета СССР от 26 июня 1940 года не только увеличил продолжительность рабочего дня, но и запретил самовольно менять место работы, а за опоздания и прогулы ввел уголовную ответственность.


Фото: РГАКФД/РОСИНФОРМ
В начале 50-х годов организованный и научно обоснованный характер приобрел отдых на южном солнце


Отпуск по-прежнему составлял две недели, точнее 12 дней плюс выходные, приходящиеся на этот период. Учителям и ученым выделили 36 рабочих дней. При двенадцатидневных отпусках говорить о более или менее серьезных поездках не приходилось, но за 36 дней можно уехать довольно далеко и даже вернуться назад. Поэтому в 30-е годы начала активно развиваться советская индустрия развлечений. Так, национализированные в свое время усадьбы в массовом порядке перестраивались в дома отдыха и санатории.

В 1941 году, после начала войны, отпуска отменили, да и возможности отправиться в путешествие не было. И лишь в хрущевские времена, когда до построения коммунизма оставалось совсем немного, людей стали учить культурно отдыхать. Комсомолец с рюкзаком за плечами стал символом эпохи. Надо сказать, пропаганда возымела действие. Люди постепенно привыкали к тому, что отпуск — это время отдыха, а не только работы по хозяйству. Именно тогда массы трудящихся соблазнили идеей туризма, что позволило при минимальных финансовых затратах вывести на природу максимальное количество строителей коммунизма. Постепенно увеличивалось и количество нерабочих дней. В 60-е годы страна перешла на два выходных, и в 1968 году нерабочих дней стало 133 (против 73 в 1964 году).

Продолжительность отпусков и число выходных дней растет — такова тенденция. Однако за все приходится платить. Да, люди отдыхают все больше, но при этом оказываются все крепче привязанными к месту работы. Отдыхающего на берегу теплого моря может запросто привести в рабочее чувство звонок со службы. Так что остается только позавидовать крестьянину, который летом трудился как проклятый, но зато зимой с чистой совестью спокойно отлеживался на печи.

АЛЕКСАНДР МАЛАХОВ
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/388882
Tags: история СССР, тексты
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments