routir (routir) wrote in foto_history,
routir
routir
foto_history

Category:

Херсонес. К.К.Косцюшко-Валюжинич и его"Склад местных древностей"

Рассказ о создателе археологического музея в Херсонесе - Карле Казимировиче Косцюшко-Валюжиниче неизменно требует от всякого пишущего о нем восторженных выражений. Именно он сделал в Херсонесе главные открытия, раскопав почти треть древнего города, обогатив Императорский Эрмитаж шедеврами древнего искусства и предоставив в распоряжение науки огромный массив материальных свидетельств прошлого. Титанический труд, вознагражденный обилием находок, фанатическая преданность порученному делу, ключевая роль в устройстве музея на руинах Херсонеса - все эти заслуги, многократно отмеченные, в том числе и при жизни Косцюшко, сделали этого подвижника фигурой почитаемой, легендарной, но, как следствие, почти начисто лишенной реальной биографии. Попытка составить жизнеописание этого человека наталкивается на крайнюю малочисленность и фрагментарность сведений о «до херсонесском» периоде.






Родился Николай Карл Казимирович Косцюшко Валюжинич 20 апреля 1847 г. в г. Могилеве(Белоруссия), в семье мелкопоместного дворянина польского происхождения. Вырос в имении Новое Село, расположенном в непосредственной близости от нынешней белорусско-латвийской границы, на правом берегу Западной Двины, в устье речки Росица.

В августе 1859, в возрасте 12 лет, сын титулярного советника Николай Карл Косцюшко-Валюжинич поступил в приготовительное отделение Института Корпуса горных инженеров в Санкт-Петербурге. В то время это было престижное закрытое военное учебное заведение, славившееся высоким уровнем образования, в него принимали, в основном, детей небогатых дворян. В 1865 г., не закончив учебу, Косцюшко-Валюжинич покинул Петербург и возвратился домой, где, как сказано в автобиографии, «занимался сельским хозяйством в имении отца». В 1868 г. поступил на службу в Управление Динабургско-Витебской железной дороги помощником главного инженера. С 1879 г. судьба его связана с г. Севастополем, куда он переехал по причине заболевания легких и стал работать в управлении другой железной дороги - Лозово-Севастопольской, в должности сначала конторщика, а затем – старшего бухгалтера-счетовода. Оставив службу в 1881 г., он, обладая некоторым состоянием, приобрел в городе дом и занялся изучением истории Крыма, а также стал неофициальным редактором газеты «Севастопольский листок». В 1882 году им был организован в Севастополе Кружок любителей истории и древностей Крыма, с музеем и библиотекой. Членами кружка были многие высокопоставленные лица тогдашнего Севастополя, в т. ч. градоначальник, губернатор, капитан над портом и др.

Зарекомендовав себя человеком безупречной честности и аккуратности в делах, Карл Казимирович был в январе 1885 г. избран товарищем (т.е. – заместителем) директора Севастопольского городского банка, а также – членом, а позднее и председателем Совета Севастопольского общества взаимного кредита. С 1885 г. К.К. Косцюшко-Валюжинич являлся действительным членом Императорского Одесского общества истории и древностей. Увлечение древней историей, редактирование «Севастопольского листка», общественные обязанности – Карлу Казимировичу явно было тесно за банковской конторкой. :)

По свидетельству современников, занятия археологией были его заветной мечтой. Известно, что Карл Казимирович даже обращался в Императорскую Археологическую Комиссию с прошением о назначении его на вакантное место директора Керченского музея. К счастью для Херсонеса в этом ему было отказано. Когда в 1888 году раскопки Херсонеса Таврического перешли в ведение Императорской Археологической комиссии, К.К. Косцюшко-Валюжинич, по рекомендации вице-президента Одесского общества В.Н. Юргевича, становится производителем работ, а затем заведующим «Складом местных древностей» - археологическим музеем, построенным по его настоянию на берегу Карантинной бухты.

Несколько картинок для иллюстрации местоположения "Склада местный древностей"

Как видно, дорога к музею проходила сквозь оборонительную стену

Путь к музею на карте из путеводителя Бумберга от 1914 года / Аэрофотоснимок 1942 года.

Возникновение "Склада местных древностей" относится к 1892 году, когда при перепланировке монастырской территории был снесен небольшой сарай близ Владимирского собора, где Косцюшко хранил находки. Наскоро возведя несколько простых строений на берегу Карантинной бухты, он устроил в них экспозицию, которая делилась на античную (классическую) и средневековую (византийскую).

"Склад местный древностей".

Составленная из мраморных плит, колонн, капителей фронтальная часть здания буквально выростает из земли.

Две последние фотографии - уникальны. Карл Казимирович тщательно фиксировал результаты раскопок - изготовлял слепки с надписей, т.н. эстампажи, зарисовывал находки, чертил планы. Для особо важных рисунков и планов обращался к профессиональным художникам и чертежникам, но наладить постоянную фотофиксацию своих археологических открытий ему удалось не сразу.

Первое упоминание о сделанной для отчета фотографии относится к февралю 1889 года - какому-то не названному в финансовой ведомости фотографу было уплачено 6 рублей за два снимка восковых слепков (это были слепки терракотовых головок, найденных в 1888 году в мастерской античного скульптора). Немного позже, в том же году, севастопольскому художнику и фотографу А. Люхтергандту уплачено за снимок (очевидно, за один?) 10 рублей (фотоателье Люхтергандта известно в Севастополе с 1889 по 1895 год. Позже его мастерская перешла к С.И. Райнишу).

В Херсонес, отдаленный тогда от Севастополя на три версты, фотографа привозили и увозили на извозчике.

Так как портрета Люхтергандта в нашем распоряжении пока не имеется, здесь помещена фотография, которую можно назвать «Неизвестный херсонесский фотограф». Пусть тень человека, склонившегося к камере, будет собирательным образом всех тех, кто запечателевая древние руины, не оставил нам своего изображения.

Еще одним севастопольским фотографом и художником, с которым тесно сотрудничал К.К. Косцюшко-Валюжинич, был знаменитый Михаил Николаевич Протопопов. Его фотографии украшали многие отчеты Карла Казимировича, печатались в изданиях Императорской Археологической комиссии. Его ателье под названием «Крымская фотография» располагалось на Большой Морской, д. 18. Биографические сведения о Михаиле Николаевиче содержатся в книге Е. Чверткина «Незабытый Севастополь», а публикуемый здесь его портрет мы позаимствовали из учебника Е. Алтабаевой и В. Коваленко «На рубеже эпох: Севастополь в 1905-1916 годах».

Вернемся к музею:

Строения "Склада ... " образовали просторный дворик, где экспонировались крупные находки, причем из различных архитектурных деталей Косцюшко составил во дворике христианскую базилику, в том виде, в каком они экспонируются в наши дни, будучи найденными in situ.

Снимок датируется 1911г.

Рядом были устроены навесы, под которыми разместились огромные глиняные бочки, жернова, керамические водопроводные трубы и пр.

Строительство дополнительных сараев 1912г.

1912г.

1913г.

Ворота в музей 1913г.

15 января 1897 года писатель Максим Горький остановился на один день в Севастополе для осмотра раскопок древнего Херсонеса и музея херсонесских древностей. Вот отрывок из написанного позже очерка"Херсонесс Таврический":

"Музей древностей Херсонеса, находящийся сейчас же за оградой монастыря, не только внутри битком набит вещами, но и снаружи завален ими. Чего тут нет! Громадные мраморные колонны с ажурными капителями, мраморные левы с городских ворот Херсонеса(один из них стоит сейчас в Итальянском дворике) гробницы, урны семейные, памятники, громадные глиняные сосуды для хранения вина, обломки барельефов, целые полы из мозаики, и на всём этом лежит отпечаток недосягаемого изящества эллинской культуры. "

Раннеримские мраморные львы на входе в музей 1911г.

В музее бывало много посетителей, особенно в летний период, имелась "Книга отзывов", Карл Казимирович или кто-то из его помощников проводили экскурсии - "давали объяснения". Тут же, при музее, с разрешения ИАК, Косцюшко соорудил себе квартиру, нашлось место и для библиотеки, в которой, кроме книжных шкафов располагались и витрины с монетами. С 1903 г. бессменным помощником Косцюшко стал Мартин Иванович Скубетов, чертежи которого украшают все издания ИАК и многие другие книги по истории Херсонеса. Фигуры этих двух людей видятся на заре создания музея в виде силуэтов рыцаря и оруженосца. Музей был предметом их гордости и смыслом их жизни.

Совсем другое мнение было высказано некоторыми членами ИАК. Еще в ходе решения судьбы херсонесских раскопок, в Археологической комиссии обсуждалась возможность устройства музея, но она была отвергнута. И.И. Толстой заметил, что нельзя скрывать находки от глаз образованной публики в "захолустном хранилище".  Видимо, посчитав таковым детище Косцюшко, барон В.Г. Тизенгаузен в 1895 г. писал ему: "Имейте постоянно в виду, что нынешняя коллекция в Вашем складе имеет значение временное". Барону представлялось, что музей посещают лишь богомольцы, ничего не смыслящие в археологии. Интересно примечание Косцюшко на полях: "Взгляд кабинетного ученого, ни разу не побывавшего в Херсонесе ... Я уверен, что вопрос о местном музее есть только вопрос времени".

Большинство членов Комиссии, включая ее председателя, графа А.А. Бобринского, относились к Карлу Казимировичу с большим уважением и теплотой, а потому - не мешали ему обустраивать "Склад" по собственному усмотрению, и даже присылали дополнительные экземпляры изданий для музейной библиотеки, редчайшие книги приобретались на средства ИАК у букинистов Москвы, Петербурга, Риги. В библиотеке в год ее основания - 1893 - было 200 томов, а через два года количество книг удвоилось. Очень скоро музею стало тесно в неказистых строениях. Косцюшко мечтал о строительстве нового здания. Он хотел построить музей в виде древней базилики и даже заказал местному архитектору его проект.

Проект музея, о котором мечтал К.К. Косцюшко-Валюжинич 

Мечты его вовсе не были безосновательными. Совсем недалеко от Севастополя, на Южном берегу Крыма, проживали в своих летних дворцах русские цари и их свита. Иногда они совершали длинные экскурсии в Херсонес, где посещали Свято-Владимирский монастырь, осматривали раскопки и музей. В 1902 году, в одно из посещений Херсонеса, Николай II обещал Косцюшко подумать о новом здании, сказав, что "ценным находкам не место в таком сарае, как нынешний". Он тут же приказал передать проект музея Министру Двора. Проект застрял в министерстве, а начавшаяся вскоре русско-японская война не позволила осуществить эту идею.

Приступив к раскопкам в мае 1888 года, Косцюжко почти сразу же получил от херсонесской почвы щедрый аванс: была открыта мастерская III века до н.э., в которой изготовлялись терракотовые статуэтки. Эллинистический Херсонес явился впервые из-под напластований византийского города. В следующем году - роскошные мозаичные полы "базилики в базилике". Далее находки посыпались как из рога изобилия: надписи, включая знаменитую Присягу херсонеситов, склепы с драгоценностями, амфоры, чернолаковая посуда, церковная утварь, античная скульптура. Именно Косцюшко-Валюжинич произвел масштабные раскопки площади древнего городища, превратив его в «Русские Помпеи». Им были открыты жилые кварталы и улицы, лавки и мастерские, общественные здания (в том числе т.н. Монетный двор), богато декорированные церкви с мозаичными полами, система водоснабжения, превосходной сохранности оборонительные сооружения. Производил Карл Казимирович раскопки и за пределами Херсонеса – в районе мыса Фиолент и на берегу Казачьей бухты. Огромное количество археологических находок, лучшие из которых отправлялись в Императорский Эрмитаж «для Высочайшего обозрения», привлекло внимание к Херсонесу царской семьи.

Государь-император Николай II побывал в Херсонесе трижды. 22 августа 1898 г., 18 сентября 1902 г. и в августе 1913 г.
В 1902 г. экаскурсия по городищу и музею императора и свиты, длилась около двух часов. Экскурсию проводил заведующий Косцюшко-Валюжинич.
Во время осмотра император "выказывал живейший интерес" к находкам и задавал вопросы, касающиеся не только прошлого Херсонеса, но и хода ведения раскопок, а так же условий хранения найденных на городище древностей.

Император Николай II, императрица Александра Федоровна и сопровождающие их лица у здания Херсонесского музея; 5-й слева- министр императорского Двора граф Фредерикс В.Б. Дата съемки: 1902г. Автор съемки: Протопов М.

Бюджет раскопок был увеличен за время заведования Косцюшко-Валюжинича с 2 до 10 тыс. рублей, что сделало Херсонес самым крупным археологическим предприятием в Российской империи.

Благодаря трудам К.К. Косцюшко-Валюжинича смогли появиться книги - Д.В. Айналова «Развалины храмов», В.В. Латышева “Inscriptiones antiquae orae Septentrionalis Ponti Euxini” и множество других, не менее значительных изданий. Вот отрывок из воспоминаний современника Карла Казимировича - С.П. Шестакова, замечательного учёного, автора «Очерков по истории Херсонеса в VI - X веках по Р. Хр.» - рисующий живой портрет основателя Херсонесского музея:

«…Беззаветно преданный своему делу этот скромный труженик, в своем уединенном жилище на пустынных берегах, где когда-то кипела бойкая жизнь торгового греческого города, шаг за шагом вскрывая вещественные и письменные памятники его былого; под его неусыпным надзором, по его плану производились раскопки, приведшие к весьма важным и неожиданным результатам. Но не одни крупные находки, вроде открытия стен древнего греческого города ниже уровня почвы позднейшего Херсонеса или крестообразного храма, открытого в 1902 г. привлекают внимание к его деятельности, как блюстителя раскопок на месте древнего Херсонеса. Особенно ценно было то, что для него не было мелочей в излюбленном им деле. Каждый осколок древней поливной посуды, каждый невидный обломок предмета обихода или церковной утвари языческого или христианского Херсонеса, при его многолетней опытности в деле изучения херсонесской старины, говорил ему многое, тотчас находил себе место в том или другом отделе небольшого музея на месте развалин древнего города, где с такою тщательностью были им собираемы и классифицируемы предметы херсонесской древности разных эпох.

Мне вспоминается мое знакомство с приветливым и симпатичным хозяином херсонесских раскопок летом 1903 г., когда мне удалось воспользоваться его руководством при ознакомлении с памятниками Херсонеса, вспоминается его живое и увлекательное слово о Херсонесе и его древностях, не сходивших с его языка во время наших бесед на берегу ли моря или в маленьком кабинетике Косцюшко-Валюжинича, подле его детища – его Херсонесского музея, никогда не пустовавшего, причем частые посетители всегда встречали со стороны Косцюшко-Валюжинича готовность к объяснению древностей. Видно было, что этот человек весь живет своими историческими и археологическими интересами и не может не делиться ими с окружающими».

Совсем немного сведений сохранилось о частной жизни Косцюшко-Валюжинича, так как его семейный архив не сохранился. Известно, что исповедания он был римско-католического, женат на православной Марии Павловне, а также то, что у него было семеро детей – трое сыновей (Петр, Павел и Дмитрий) и четыре дочери (Любовь, Елизавета, Мария и Ксения).

Жизнь его была временами очень трудна: все, что причиняло вред Херсонесу, он воспринимал как личную драму: строительство монастырских зданий и разбивку цветников, возведение на городище артиллерийских батарей. Он боролся, как мог, но и с ним боролись – один из настоятелей монастыря писал на него доносы, обвиняя его, католика, в заведомой враждебности к православной обители; председатель Археологической Комиссии граф А.А. Бобринский объяснял ему, что интересы Военного ведомства превыше археологических; маститые ученые, бывая в Херсонесе проездом, критиковали его раскопки, «ведущиеся без определенного плана» и систему хранения экспонатов в музее. Карл Казимирович аккуратно подшивал все эти документы, снабжая пометкой: «Для будущего историка Херсонесского музея».

На своём посту он проработал 20 лет. Умер Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич 14 декабря 1907 г. в Севастополе, в лечебнице Красного Креста, от воспаления легких. Похоронен был в Херсонесском монастыре, как сказано в некрологе, - «католическим и православным духовенством совместно». Его могила с надгробием, которое представляет собой обломок мраморной колонны с надписью, сохранилась на территории заповедника «Херсонес Таврический». Она расположена на аллее, ведущей к морю.

Научное наследие К.К. Косцюшко-Валюжинича составляет обширный архивный фонд (более 5 тыс. ед. хранения) – это рукописи отчетов в Археологическую комиссию, дневники, фотографии и чертежи, документирующие процесс раскопок, переписка с ведущими научными учреждениями.

Материалы научного архива Косцюшко-Валюжинича до сих пор служат источником для изучения истории и археологии Херсонеса Таврического.


18 августа 2012 года состоялось торжественное открытие мемориальной доски и бюста основателю Херсонесского музея Карлу Казимировичу Косцюшко-Валюжиничу. Оно посвящено 165-летию со дня его рождения.

Инициатива создания бюста принадлежит генеральному консульству Польши в Севастополе, работы были проведены за счет польской стороны.  Генрих Литвин – посол республики Польши в Украине - отметил, что здесь виден пример того, что поляки участвовали в очень важных делах в Крыму, пример очень тесного сотрудничества между странами. Большое содействие, в том числе финансовое, в установлении памятных знаков оказал консул Польши в Севастополе Веслав Мазур.

Первый путеводитель по музею в Херсонесе был написан на польском языке. Мы хотели, чтобы эту работу было видно, поэтому придумали установить бюст и табличку, - сказал Веслав Мазур.

Интересно, что представленный бюст – это пока гипсовая копия настоящего бюста. Из Италии будет привезён мрамор, из которого на деньги польского консульства будет изготовлен и установлен постоянный бюст.


При подготовке материала использовались следующие источники:

Официальный сайт музея-заповедника "Херсонес Таврический"

"Открытие Херсонеса"

"Археологи и фотографы"

"Косцюжко-Валюжинич"

Центральный архив кино-фотофонодокументов Санкт-Петербурга (ЦГАКФФД)

Первый Севастопольский



В следующем выпуске: Экспозиция Херсонесского музея.




Tags: Романовы, история России, линчости, личности, люди, монархия, музеи, памятники
Subscribe

  • Вилла Кумбергия. СПб, Удельная.

    Фото 12.05.2021. Между Дрезденской и Гданьской улицами в районе Удельной на севере Санкт-Петербурга среди пятиэтажной жилой…

  • Памятник Леонардо в Милане

    Памятник Леонарду Да Винчи в Милане. Он установлен посреди площади Ла Скала в 1872 году. Работа скульптора Пьетро Маньи. Леонардо окружают четверо…

  • Пассаж в Милане

    Галерея Виктора Эммануила II -это торговая галерея в центре Милана, один из первых в Европе пассажей, 1865—1877 года постройки. Памятник архитектуры,…

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments