June 15th, 2021

Вброс пирамид в литературные источники. Афанасий Кирхер и Джон Гривс

После внедрения в 16 веке идеи пирамид в литературу, картографию, изобразительное искусство дальнейшие вбросы велись в двух направлениях.

Великий европейский мистик, теософ, каббалист, иезуит, латинский писатель из Папской области Афанасий Кирхер (Athanasius Kircher, 1602-1680) в фундаментальном труде "Эдип Египетский" (Oedipus Aegyptiacus; кому интересно - 1 том, 2-3 тома), не особо морочась, показывал пирамиды такими же, какими они были у Себастьяна Мюнстера (Sebastian Münster, 1488–1552) и у Абрахама Ортелиуса (Abraham Ortelius, 1527-1598). То есть голыми идеями из головы. Кирхер - родоначальник всей последующей египетской мистики и эзотерики.


Collapse )
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.

Отправляясь на дачу в собственном автомобиле, вспомните как ездили туда ваши родители...



На перроне одной из железнодорожных станций в Сибири.
Фото Патрика Пуавр д’Арвора. 1984

Найдено здесь: https://vk.com/ussrbeforechaos?w=wall-100500472_185803
Collapse )
Ужо я вам!

Довольно-таки спорный человек.

С точки зрения хоть какой-то симпатишности.
В своём реале, а не на каноническо-пропагандистских фотографиях.





Сейчас бы сказали, что это какой-то "евро-калмык". 
001

Шведский отряд сжег три деревни на Каменном острове. 15 июня 1705

Шведский отряд под командованием генерала Майделя сжег три деревни на Каменном острове. По плану шведов, в этот день шведский флот должен был взять Кроншлот, разбить русский флот, войти в Неву и начать бомбардировку Петербургской крепости на Заячьем острове. План не удался: у Кронштадта шведов остановил русский флот, и они отступили.

Collapse )
  • id77

ЧеКисты, которым некоторые представители Династии Романовых обязаны жизнью.

Здравствуйте уважаемые.
Любопытные времена, любопытные люди....
Во многом, тем, что остались живы, те Романовы, кто был в Крыму, обязаны некоторым ЧеКистам.
И прежде всего, Филиппа Задорожного.
Читаем воспоминания Великого князя Сандро (Александра Михайловича)

"Но наступил день, когда наш комиссар не явился. Это могло иметь только одно объяснение. Мы должны были готовиться к встрече с новыми правителями России. В полдень у ворот нашего имения остановился запыленный автомобиль, из которого вылез вооруженный до зубов гигант в форме матроса. После короткого разговора при входе, он вошел ко мне без доклада.
— Я получил приказ Советского правительства, — заявил он: — взять в свои руки управление всем этим районом.
Я попросил его сесть.
— Я знаю вас, — продолжал он: — вы — бывший Великий Князь Александр Михайлович. Неужели вы не помните меня? Я служил в 1916 году в вашей авиационной школе.


[Spoiler (click to open)]Под моим начальством служило две тысячи авиаторов, и, конечно, я не мог вспомнить его лицо. Но это облегчало установление отношений с нашим новым тюремщиком.
Он объяснил, что «по стратегическим соображениям», мы должны будем переехать в соседнее имение «Дюльбер», принадлежавшее моему двоюродному брату, Великому Князю Петру Николаевичу.
Я уже долго не слыхал этого военного термина. Что общего имели «стратегические соображения» с содержанием моей семьи под стражей? Разве что можно было ожидать турецкого десанта?
Он усмехнулся.
— Нет, дело обстоит гораздо хуже, чем вы думаете. Ялтинские товарищи настаивают на вашем немедленном расстреле, но Севастопольский совет велел мне защищать вас до получения особого приказа от товарища Ленина. Я не сомневаюсь, что Ялтинский совет попробует захватить вас силой, и поэтому приходится ожидать нападения из Ялты. «Дюльбер», с его стенами, легче защищать, чем Ай-Тодор. Здесь, местность открыта со всех сторон.

Он достал план Дюльбера, на котором красными чернилами были отмечены крестиками места для расстановки пулеметов. Я никогда не думал о том, что прекрасная вилла Петра Николаевича имеет так много преимуществ с чисто военной точки зрения. Когда он начал ее строить, мы подсмеивались над чрезмерной высотой его толстых стен и высказывали предположение, что он, вероятно, собирается начать жизнь «Синей Бороды». Но наши насмешки не изменили решения Петра Николаевича. Он говорил, что никогда нельзя знать, что готовит нам отдаленное будущее. Благодаря его предусмотрительности Севастопольский совет располагал в ноябре 1917 года хорошо защищенной крепостью".


И дальше
"Тяжелые подводы, нагруженные солдатами и пулеметами, останавливались у стен Дюльбера. Прибывшие требовали, чтобы к ним вышел комиссар Севастопольского совета товарищ Задорожный. Товарищ Задорожный, здоровенный парень двух метров росту, приближался к воротам и расспрашивал новоприбывших о целях их визита. Мы же, которым в таких случаях было предложено не выходить из дома, слышали через открытые окна обычно следующий диалог:
— Задорожный, довольно разговаривать! Надоело! Ялтинский совет предъявляет свои права на Романовых, которых Севастопольский совет держит за собою незаконно. Мы даем пять минут на размышление.
— Пошлите Ялтинский совет к черту! Вы мне надоели. Убирайтесь, а не то я дам отведать Севастопольского свинцу!

— Они вам дорого заплатили, товарищ Задорожный?
— Достаточно, чтобы хватило на ваши похороны.
— Председатель Ялтинского совета донесет о вашей контрреволюционной деятельности товарищу Ленину. Мы вам не советуем шутить с правительством рабочего класса.
— Покажите мне ордер товарища Ленина, и я выдам вам заключенных. И не говорите мне ничего о рабочем классе. Я старый большевик. Я принадлежал к партии еще в то время, когда вы сидели в тюрьме за кражу.
— Товарищ Задорожный, вы об этом пожалеете!
— Убирайтесь к черту!


Молодой человек в кожаной куртке и таких же галифе, бывший представителем Ялтинского совдепа, пытался нередко обратиться с речью к севастопольским пулеметчикам, которых хотя и не было видно, но чье присутствие где-то на вершине стен он чувствовал. Он говорил об исторической необходимости бороться против контрреволюции, призывал их к чувству «пролетарской справедливости» и упоминал о неизбежности виселицы для всех изменников. Те молчали. Иногда они бросали в него камушками или же даже окурками..."

Ну и наконец..
"В соседнем с нами имении действительно проживал бывший флигель-адъютант Государя князь Орлов, женатый на дочери Вел. Кн. Петра Николаевича, но он не имел ничего общего с генералом Орловым. Даже наш непримиримый ялтинский ненавистник согласился с тем, что князь Орлов по своему возрасту не мог быть генералом в 1907 году. Все же он решил арестовать князя, чтобы предъявить его эстонским товарищам.

— Ничего подобного, — возвысил голос Задорожный, который был крайне раздражен этим вмешательством: — в предписании из Москвы говорится о бывшем генерале Орлове, и это не дает вам никакого права арестовать бывшего князя Орлова. Со мной этот номер не пройдет. Я вас знаю. Вы его пристрелите за углом и потом будете уверять, что это был генерал Орлов, которого я укрывал. Лучше убирайтесь вон.
Молодой человек в кожаной куртке и галифе побледнел, как полотно.
— Товарищ Задорожный, ради Бога, — стал он умолять дрожащим голосом: — дайте мне его, а то мне несдобровать. Моим товарищам эти вечные поездки в Дюльбер надоели. Если я вернусь в Ялту без арестованного, они придут в ярость, и я ни знаю, что они со мною сделают.
— Это дело ваше, — ответил, насмешливо улыбаясь, Задорожный: — вы хотели подкопаться под меня, и сами себе вырыли яму. Убирайтесь теперь вон.

Он открыл настежь ворота и почти выбросил своего врага за порог.
Около полуночи Задорожный постучал в дверь нашей спальной и вызвал меня. Он говорил грубым шопотом:
— Мы в затруднительном положении. Давайте, обсудим, что нам делать. Ялтинская банда его таки пристрелила...
— Кого? Орлова?
— Нет... Орлов спит в своей постели. С ним все обстоит благополучно. Они расстреляли того болтуна. Как он и говорил, они потеряли терпение, когда он явился с пустыми руками, и они, его пристрелили по дороге в Ялту. Только что звонил по телефону Севастополь и велел готовиться к нападению. Они высылают к нам пять грузовиков с солдатами, но Ялта находится отсюда, ближе, чем Севастополь. Пулеметов я не боюсь, но что мы будем делать, если Ялтинцы пришлют артиллерию. Лучше не ложитесь и будьте ко всему готовы. Если нам придется туго, вы сможете, по крайней мере, хоть заряжать винтовки"


На следующий день . Пришлось уже Задорожному просить Александра Михайловича брать его и матросов его отряда под там появились не большевики, а немцы. И когда немецкий офицер сообщил Романовым, что они переходят под охрану германских войск, а большевиков, которые держали их под арестом, он сейчас же распорядится расстрелять, Александр Михайлович, как и все Романовы, вступился за своих охранников и попросил оставить им охрану из русских матросов. Немецкий офицер с трудом поверил в искренность такой просьбы, но согласился.
Отряд Задорожного продолжал охранять Романовых до самого их отъезда в эмиграцию.
Дальнейшая судьба Задорожного доподлинно не известна.

Но не только Задорожного можно вспомнить. Из этого же источника
"Кроме нашей «крымской группы», состоявшей из вдовствующей Императрицы Марии Федоровны, моей невестки Великой Княгини Ольги Александровны, моей жены Великой Княгини Ксении Александровны, моих двоюродных братьев Великих Князей Николая и Петра Николаевичей, моих шести сыновей и дочери, — всего лишь четырем Великим Князьям и двум Великим Княгиням удалось бежать из России заграницу.
Великий Князь Кирилл Владимирович, законный наследник Русского Престола и старший сын моего двоюродного брата, Владимира Александровича, рассказал мне захватывающую историю своего бегства из Петербурга. Он перешел пешком замерзший Финский залив, неся на руках свою беременную жену Великую Княгиню Викторию Федоровну, а за ними гнались большевистские разъезды.

Его два брата, Великие Князья Борис и Андрей Владимировичи обязаны спасением своих жизней поразительному совпадению, к которому, если бы его описал романист, читатель отнесся бы с недоверием. Командир большевистского отряда, которому было приказано расстрелять этих двух Великих Князей, оказался бывшим художником, который провел несколько лет жизни в Париже в тяжелой борьбе за существованиe, тщетно надеясь найти покупателя для своих картин. За год до войны Великий Князь Борис Владимирович, прогуливаясь по Латинскому кварталу, наткнулся на выставку художественно нарисованных подушек. Они понравились ему своею оригинальностью, и он приобрел их значительное количество. Вот и все. Большевистский комиссар не мог убить человека, который оценил его искусство. Он посадил обоих Великих Князей в автомобиль со значком коммунистической партии и повез их в район белых армий..."


Интересно, верно?
Приятного времени суток.

Павел с сыном

Почему 15 июня 1945 года отмечалось 220 лет Академии наук СССР?

СССР же не существовал к этому времени 220 лет!


Заседание Всесоюзного комитета по проведению празднования 220-летия существования Академии наук. В центре - председатель комитета академик В.Л. Комаров. Май 1945 г.
Ответ ниже...