June 18th, 2020

С_с
  • a_i_z

Селфи на потолке, или О пользе гидов

Кафедральный собор св. Марии в Толедо огромен.
Много в нём капелл, скульптур, гробниц... Смотреть - не пересмотреть.
Поэтому нужно, чтобы вёл тебя по нему человек знающий, а если в запасе всего чуть более часа - тем более.

Тут без гида не обойтись, даже если обычно привык быть сам по себе турист.
Наш гид, понимая, что объять необъятное нельзя, мастерски лавировал с группой из человек 16 (русских-нас двое)
по самым значимым местам храма.
Без него мы бы ризницу с "первым селфи конца 17 века" запросто могли проскочить...



         Collapse )
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.

Бомбардировщик с большой пушкой; 1944 год

Американский средний бомбардировщик B25G "обзаводится" 75-мм пушкой (и становится, де-факто, тяжелым
штурмовиком и охотником за мелкими кораблями); 1944 год.

Вторая часть ролика (цветная) - штурмовка такими самолетами занятого японцами атолла Мили, Тихий океан,
1944 год. Моменты выстрелов из пушек заметны по ярким крупным вспышкам у носа самолета:

90 лет назад. "Есть первый трактор!"



17 июня 1930 года с конвейера Сталинградского тракторного завода сошёл первый трактор СТЗ-1 мощностью 30 лошадиных сил.
Вот исторический фоторяд за девяносто лет.
Этот пустырь, ограждённый забором, который находился на месте будущего Сталинградского тракторного завода в середине 20-х годов:Collapse )
зимнее
  • tanafi

Выборы епископа

В 1920—1926 годах церковное имущество бывшей Выборгской и Финляндской епархии Русской Православной Церкви было национализировано и передано вновь возникшей Финляндской автономной церкви.


Collapse )

Живее всех живых



«...После ужина Надя попросила мужа проводить меня до трамвая, так как я не знала Женевы. Он снял с вешалки потрёпанную каскетку, какие носили только рабочие, и пошёл со мной. Дорогой он стал дразнить меня моим либерализмом, моей буржуазностью. Я в долгу не осталась, напала на марксистов за их непонимание человеческой природы, за их аракчеевское желание загнать всех в казарму.
Ленин был зубастый спорщик и не давал мне спуску, тем более что мои слова его задевали, злили. Его улыбка – он улыбался не разжимая губ, только монгольские глаза слегка щурились – становилась всё язвительнее. В глазах замелькало острое, недоброе выражение, …а я ещё задорнее стала дразнить Надиного мужа, не подозревая в нём будущего "самодержца" всея России. А он, когда трамвай уже показался, неожиданно дёрнул головой и, глядя мне прямо в глаза, с кривой усмешкой сказал:
– Вот погодите, таких как вы, мы будем на фонарях вешать.
Я засмеялась. Тогда это звучало как нелепая шутка.
– Нет. Я вам в руки не дамся.
– Это мы посмотрим.
На этом мы расстались. Могло ли мне прийти в голову, что этот доктринер, последователь не им выдуманной, безобразной теории, одержимый бесом властолюбия, а может быть, и многими другими бесами, уже носил в своей холодной душе страшные замыслы повального истребления инакомыслящих. Он многое планировал заранее. Возможно, что свою главную опору, Чека, он уже тогда вынашивал...»

Ариадна Владимировна Тыркова-Вильямс. Воспоминания.
автоМАТ

Наши в Берлине.


Групповое фото бойцов расчета советской гаубицы Б-4 старшего сержанта Шахата Байтемирова (1918 — 1970, стоит на переднем плане, справа) из 5-й батареи 2-го дивизиона 100-й гаубичной артиллерийской бригады большой мощности на Берлинер Штрассе в Берлине

Collapse )