?

Log in

No account? Create an account
история в фотографиях
May 13th, 2019 
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.

В памяти Саудии запечатлелась историческая встреча в Радва между Королём-основателем и Королём Фаруком


Владелец музея Радва в Янбу  провинции Лучезарной Медины вспоминает о исторической встрече между Королём-основателем Абдулазизом бин Абдуррахманом ал-Сауд, да помилует его Аллах, и экс-королём Египта Фаруком, которая прошла на побеежье между Янбу и горой Радва, расположенной к северо=востоку от Янбу на побережье Красного моря.Read more...Collapse )

На вокзале Бугульмы имеется памятник бравому солдату Швейку, в память того, что автор его похождений, Ярослав Гашек, был в 1918 году комендантом города. Справа — автор памятника бугульминский скульптор Андрей Маер, рядом со своим произведением

Ровно сто лет назад, 13 мая 1919 года, красные заняли Бугульму. В девятом классе советской школы на уроках истории я зубрил города, взятые Красной Армией той весной: Бугульма, Бугуруслан, Белебей... Бугульма, Бугуруслан, Белебей... Видимо, не одному мне этот языколомный набор намертво засел в память, у Виктора Пелевина в «Чапаеве и Пустоте» читаем диалог главного героя, монархиста Петра Пустоты, с Анной-пулемётчицей:
«— А скажите, Анна, какая сейчас ситуация на фронтах? Я имею в виду общее положение.
— Честно говоря, не знаю. Как сейчас стали говорить, не в курсе. Газет здесь нет, а слухи самые разные. Да и потом, знаете, надоело всё это. Берут и отдают какие-то непонятные города с дикими названиями — Бугуруслан, Бугульма и ещё… как его… Белебей. А где это всё, кто берёт, кто отдаёт — не очень ясно и, главное, не особо интересно. Война, конечно, идёт, но говорить о ней стало своего рода mauvai genre».Read more...Collapse )
Чем дольше отстаиваешь права, тем неприятнее осадок.

e61a471f710adf3f21b6ce399395b48d.jpg

Во время войны в Афганистане Советская Армия использовала самую современную технику – бронетранспортеры, БМП, БМД, установки залпового огня и др. Но далеко не всегда ее применение оказывалось эффективным. Этому мешали особенности местного рельефа.

Read more...Collapse )
Павел

Немецкий лайнер MS St. Louis у причала в Антверпене, 17 июня 1939 года. (Three Lions / Hulton Archive/Getty Images)
80 лет назад, 13 мая 1939 года из Гамбурга рейсом на Кубу вышел лайнер «Сент-Луис» (MS St. Louis), который получил известность из-за неудачной попытки его пассажиров – еврейских беженцев из Германии получить убежище на американском континенте.
На пути к свободе
Билет на пятипалубный «Сент-Луис» стоил достаточно дорого. Многие евреи для его приобретения и оплаты кубинской визы распродали всё своё имущество, но даже после этого некоторые не смогли купить билеты для всех членов семьи. Впрочем, перед отъездом они и так потеряли бы всё: беженцам запрещено было брать с собой значительные суммы денег и ценности. Даже выезжавшие по туристическим визам должны были перевести все свои средства на государственный счёт – якобы их можно было получить обратно по возвращении.
В субботу, 13 мая 1939 года лайнер покинул порт приписки Гамбург, на борту которого находилось около девятисот пассажиров, большую часть из которых составляли женщины и дети. 15 мая «Сент-Луис» делает остановку во французском портовом городе Шербур, чтобы принять на борт новых пассажиров. Их общее число достигает 937 человек. Далее – курс на Кубу.


[Spoiler (click to open)]Капитан Густав Шрёдер (Gustav Schröder) – единственный капитан в гамбургской судоходной компании, которой принадлежал «Сент-Луис», не являвшийся членом нацистской партии, сделал всё возможное, чтобы пассажиры чувствовали себя комфортно. Перед посадкой людей на борт, зная, что почти все они еврейские беженцы, он дал распоряжение команде относиться к пассажирам в высшей степени достойно. На кухне судна были свежие продукты. Кошерной пищи не обещали, но можно было без ограничений заказывать блюда из рыбы.

Перед выходом в море капитана заставили повесить в каютах портреты фюрера, а на палубах разместить нацистские флаги со свастикой. Шрёдер выполнил приказ, но распорядился снять всё это сразу, как только корабль покинул порт Гамбурга. Более того – он предоставил главный зал судна евреям для молитв.

На корабле постепенно воцарилась спокойная и даже праздничная атмосфера: по вечерам в танцевальном зале играл оркестр, в кинозале демонстрировались популярные фильмы. Улыбчивые пассажиры фотографировались на память. Только капитана не покидало чувство тревоги. Дело в том, что через несколько дней после отплытия из Гамбурга он получил от директора пароходства радиограмму, в которой говорилось, что согласно новым поправкам к кубинскому иммиграционному законодательству, вероятнее всего, большинству пассажиров не будет разрешено сойти на берег, и что «ситуация неясна по определению».

После получения этого сообщения Шрёдер решил в строгой тайне создать из людей, на которых он мог бы положиться в трудную минуту, так называемый «пассажирский комитет». И тогда впервые на прямой вопрос о том, что он станет делать, если получит приказ возвращаться в Германию, капитан пообещал сделать всё от него зависящее, чтобы пассажиры его корабля не вернулись обратно в рейх. Он сказал: «Я слишком хорошо знаю, что там с вами будет».

27 мая лайнер «Сент-Луис» вошёл в порт Гаваны и бросил якорь на рейде, не получив разрешения подойти к причалу. Тем не менее, за исключением горстки посвящённых, все на борту находились в радостном ожидании. Вот она, Куба, вот она, свобода. Но вскоре выяснилось, что пассажирам не разрешается покинуть корабль. На судно прибыли таможенники и полиция для проверки документов, после чего они удалились, взяв с собой только 31 человека. Это были кубинцы и имевшие кубинские паспорта другие пассажиры. 906 евреев в ожидании своей участи остались на борту.

Стоянка в Гаване

«Сент-Луис» оставался на приколе в гаванской гавани ещё несколько дней в надежде, что беженцев всё же примут. В течение этого времени происходили интенсивные переговоры, в которых участвовали кубинское правительство, представители германского пароходства, капитан и «пассажирский комитет» судна, а также американская еврейская благотворительная организация «Джойнт» (American Jewish Joint Distribution Committee). Во главу угла властями Кубы был поставлен финансовый вопрос. Только за разрешение сойти на берег они запросили за каждого еврейского пассажира 500 долларов, что в итоге составило бы сумму около полумиллиона. Заплатить такие деньги были не в состоянии ни «Джойнт», ни судовая компания. Переговоры зашли в тупик.

Отчаяние на корабле

Никто на судне не ожидал такого поворота событий. Длительное ожидание свободы, которая казалась так близка, и неопределённость начали сказываться на психологическом состоянии пассажиров. Из рассказа одного из них: «Все были совершенно подавлены… Мы просто ждали, что произойдёт, надеясь, что обстановка изменится. Конечно, больше всего мы боялись, что нас отправят обратно в Германию. Это была бы верная гибель… Мы увидели огни Америки, вот и всё».

Один из пассажиров пытался покончить с собой, бросившись в море со вскрытыми венами, но был спасён. Дабы предотвратить дальнейшие попытки таких суицидов, было организовано ночное патрулирование, палубы освещались прожекторами, а спасательные шлюпки всё время находились наготове.

2 июня капитан «Сент-Луиса» получил распоряжение президента Кубы с требованием покинуть территориальные воды страны. Подчёркивалось, что в противном случае корабль будет атакован силами кубинского военно-морского флота.

Последняя попытка

Густав Шрёдер, как он пишет в своих воспоминаниях о тех событиях, отчётливо представлял себе, какая судьба ждёт его пассажиров по возвращении в Германию. Он не остался равнодушным к их беде и приближающейся трагедии. Цитата из мемуаров: «Я ответствен за этих людей, во-первых, как человек, а во-вторых, как христианин».

Поэтому до 6 июня «Сент-Луис» кружил вблизи американских берегов Флориды, так как капитан лайнера надеялся, что наличие у многих пассажиров разрешения на последующий въезд в США и соответствующего номера в иммиграционном листе ожидания позволит беженцам сойти на берег в этой стране. Но и правительство Соединённых Штатов однозначно дало понять, что не собирается увеличивать установленную ранее квоту на иммигрантов, которая на 1939 год была уже исчерпана. Иммиграционная служба заявила, что корабль не будет допущен ни в один порт. Катера береговой охраны США следили за тем, чтобы «Сент-Луис» не смог даже войти в американские территориальные воды.

Попытка капитана Шрёдера получить разрешение на высадку в Канаде также не увенчалась успехом. Не удалось достичь соглашения и с властями Доминиканской Республики, которые вопреки своему заявлению на Эвианской конференции, как и правительство Кубы, выставили невыполнимые финансовые условия.

Возвращение в Европу

Руководство гамбургской судоходной компании разрешило капитану направить судно в любой порт, в котором согласятся принять его пассажиров, а «пассажирскому комитету» – бесплатно пользоваться телеграфом. С корабля полетели радиограммы в разные страны американского континента с мольбой о предоставлении убежища: в Аргентину, Венесуэлу, Чили, Колумбию, Парагвай и некоторые другие южноамериканские государства. Но всё было тщетно. Капитану не оставалось иного выбора, кроме как направить отвергнутое странами американского континента судно обратно к берегам Европы.

После этого группа молодых евреев попыталась захватить корабль. Они поднялись на капитанский мостик, но Шрёдер отговорил их от дальнейших действий, пообещав в очередной раз, что сделает всё возможное для спасения пассажиров.

Он задумал авантюрный план: умышленно посадить корабль на мель поблизости от южного побережья Англии, после чего устроить на нём пожар. Тогда близлежащие порты вынуждены бы были принять терпящих бедствие. В подробности этого плана были посвящены всего несколько доверенных человек из судовой команды. Эту отчаянную задумку едва не привели в исполнение.

Тем временем представители «Джойнта» не прекращали вести переговоры с правительственными кругами европейских стран о спасении беженцев. И только в самый последний момент, когда уже почти не оставалось надежды, еврейской организации всё-таки удалось добиться согласия четырёх европейских стран на приём пассажиров «Сент-Луиса». 13 июня на борт пришла телеграмма, в которой говорилось, что 287 евреев согласилась принять Великобритания, 224 – Франция, 214 – Бельгия и 181 – Нидерланды. 17 июня «Сент-Луис» вошёл в бельгийский порт Антверпен. Все пассажиры, согласно оговорённым квотам, были отправлены в страны, согласившиеся предоставить им убежище, а лайнер направился в Гамбург.

Через два с половиной месяца началась Вторая мировая война. В 1940 году германские войска оккупировали страны Западной Европы, и их еврейское население стало жертвой Холокоста. По различным данным, общее число бывших пассажиров «Сент-Луиса», выживших в континентальной Европе в годы войны, составило от 180 до 260 человек.

Эпилог

Рейс лайнера «Сент-Луис» впоследствии в литературе часто именовался «Плаванием обречённых». Его капитан Густав Шрёдер, ставший известным не только в Германии, но и во многих странах мира, после 1940 года больше никогда не выходил в море. В 1949 году были опубликованы его мемуары о том беспримерном рейсе на Кубу. В 1957 году Шрёдер был награждён орденом ФРГ «За заслуги». Он умер в 1959 году в возрасте 73 лет в Гамбурге, где и похоронен.

В марте 1993 года в израильском национальном мемориале Катастрофы (Холокоста) и Героизма «Яд ва-Шем» в Иерусалиме Густав Шрёдер был посмертно удостоен звания Праведника народов мира за мужество, проявленное при спасении пассажиров «Сент-Луиса». Одна из улиц Гамбурга в 2000 году была названа в его честь.

Ещё интересный факт. За весь послевоенный период ни один из руководителей государств американского континента, которые отказали в 1939 году еврейским беженцам в убежище, не вспоминал об этих событиях. Исключением стал нынешний премьер-министр Канады Джастин Трюдо (Justin Trudeau).

7 ноября 2018 года в своём выступлении в парламенте страны, приуроченном к 80-летию трагических событий «Хрустальной ночи» в Германии он, в частности, сказал: «В 1939 году Канада отвернулась от еврейских беженцев… Десятилетия прошли с тех пор, но это не уменьшило груз нашей вины… Сегодня я приношу официальные извинения перед пассажирами „Сент-Луиса“ и их потомками. Мы также сожалеем, что не принесли извинений раньше».




Андрей Громов
Источник
This page was loaded Jun 18th 2019, 3:48 am GMT.