June 23rd, 2018

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
фантом

А Ленин такой молодой и бодрый!

Я тут постил памятник Субботнику в Москве, ул. Буракова.
https://foto-history.livejournal.com/11742610.html чутьк малоизвестный, так как не проходное место.
Сегодня я вам покажу Ленина, который показывает странный жест.
Это все та же Буракова. Идешь идешь и тут серебряный истукан с ручищей..

Интересно, что хотел сказать скульптор? Это же Ленин на субботнике, он так бревно нес?..



Collapse )
Никулин

Мой дед никого не грабил!

Про отношение советских солдат к пленным немецким солдатам и их союзникам.

У меня воевал родной дед по отцу, старший брат деда по матери и муж родной сестры моей родной бабушки по матери , три моих деда воевали с фашистами! Но очередные байки, что советские солдаты грабили военнопленных или над ними издевались, оставьте Коле с Уренгоя!
Да, был врагом, убивал наших солдат немецкий зольдат, но он сдался нашим и, по правилам ведения войны, мы должны были создать для них лагеря, кормить, лечить, не издеваться, как фашисты над нашими военнопленными. У нас, как в фашистской Германии, не сжигали живьём военнопленных и не ставили над ними опыты, мы не были зверьми, как фашисты!

Первое, что спросили русские солдаты, было «Uri est’? Uri est’?».


Выставление Красной Армии в роли грабителей выгодно противникам сегодняшней России. Поэтому мы обращаемся к воспоминаниям немецких военнопленных.

Ведь наших отцов и дедов слушать не хотят. Мол, они себя оправдывают.

Но вот бывшим фашистам, прошедшим русский плен, сегодня врать ни к чему. Они уже в довольно почтительном возрасте, как и наши советские герои, спасшие нам жизни и давшие будущее.

Вот рассказ пленного немца, который описывает, как он попал в плен под Сталинградом (Волгоградом).

[Spoiler (click to open)]

Запись этого разговора происходила в 2013 году.

Думаю, что этому человеку врать незачем. Политические режимы сменились, он давно уже не в ГДР или ФРГ, а в современной Германии и давление на него никто не оказывал.

Солдат вермахта, роты снабжения 71-ой пехотной дивизии Бурхард Эрих:

"21 января нас сняли с нашей позиции и отправили в центр города. Нас было 30 человек, командовал нами старший фельдфебель. Я не знаю, как я спал последние дни, я не помню, спал ли я вообще.
С момента, когда нас перевели с нашей позиции в центр города, я больше ничего не знаю.
Там нечего было жрать, кухни не было, спать было негде, море вшей, я не знаю, как я там был…
Южнее Красной площади там были такие длинные рвы, мы в них разводили костер и стояли и грелись возле него, но это была капля на раскаленных камнях — нам совсем не помогало спастись от холода.
Последнюю ночь с 30 на 31 января я провел на Красной площади в руинах города.
Я стоял в карауле, когда посветлело, часов в шесть-семь утра, зашел один товарищ и сказал: «Бросайте оружие и выходите, мы сдаемся русским».
Мы вышли наружу, там стояло трое или четверо русских, мы бросили наши карабины и отстегнули сумки с патронами.
Мы не пытались сопротивляться. Так мы оказались в плену. Русские на Красной площади собрали 400 или 500 пленных.
Первое, что спросили русские солдаты, было «Uri est’? Uri est’?». (Uhr — часы.)
У меня были карманные часы, и русский солдат дал мне за них буханку немецкого солдатского черного хлеба.
Целую буханку, которую я не видел уже несколько недель!
А я ему, с моим юношеским легкомыслием, сказал, что часы стоят дороже. Тогда он запрыгнул в немецкий грузовик, выпрыгнул и дал мне еще кусок сала.
Потом нас построили, ко мне подошел монгольский солдат и отнял у меня хлеб и сало.
Нас предупредили, что тот, кто выйдет из строя, будет немедленно застрелен.
И тут, в десяти метрах от меня, я увидел того русского солдата, который дал мне хлеб и сало.
Я вышел из строя и бросился к нему. Конвой закричал «nazad, nazad», и мне пришлось вернуться в строй.
Этот русский подошел ко мне, и я ему объяснил, что этот монгольский вор забрал у меня хлеб и сало.
Он пошел к этому монголу, забрал у него хлеб и сало, дал ему затрещину и принес продукты мне обратно.
Это ли не встреча с Человеком?! На марше в Бекетовку мы разделили этот хлеб и сало с товарищами."

Мы не грабили, мы меняли вещи пленных на свои! Еда была дороже денег в то время.

А та малая часть грабителей, что все-таки затесалась в ряды Советской Армии освободителей, конечно могла испортить отношение к нашим военным, но не в такой мере, как это малюют западные СМИ и историки.

Мой дед никого не грабил!

Источник

крыши

Командир первый победы

Первые дни войны... Первые потери, гибель друзей и сослуживцев, отступление и эвакуация населения приграничных городов. И как луч света сообщение Совинформбюро 23 июня: «Стремительным контрударом наши войска вновь овладели Перемышлем».
23 июня на рассвете сводный отряд 92-го пограничного отряда НКВД, народные ополченцы и части дивизии участвуют в контрударе на г. Перемышль, захваченный германской 101-й легкопехотной дивизией 22 июня, в результате чего правобережная советская часть города была отбита у противника, а граница — восстановлена.
Перемышль был первым городом в Великой Отечественной войне, который наши войска, пусть ненадолго, пусть всего на несколько дней, отбили у врага. Командовал 99-й стрелковой дивизией полковник Николай Иванович Деменьтев.

d0b4d0b5d0bcd0b5d0bdd182d18cd0b5d0b2-d0bd-d0b8
Collapse )