October 22nd, 2016

  • vogulec

Брежнев сэлфится?

Оригинал взят у vogulec в Брежнев сэлфится

Интересные фотографии из жизни дорогого Леонида Ильича.
Завидово(?), после охоты. Брежнев что-то держит в руке, стоя у костра.
Поза напоминает "самосэлфи", хотя на самом деле я подумал, что он сушит сигареты.

костер1

Ситуацию прояснила вторая фотка:

Collapse )
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.

Почувствуйте породу

Оригинал взят у proshakov в Почувствуйте породу
1.jpg
Елена Патрушева
ж. «Мой друг кошка», № 6/2010г.

В конце прошлого года в прокат вышел голливудский фильм-катастрофа «2012», рассказывающий о скором конце света, предсказанном в пророчествах индейцев майя. Сюжет блокбастера, конечно же, фантастический, однако календарь майя существует на самом деле. К сожалению, мало кто из современных россиян знает, что эти бесценные исторические документы стали понятны современному человечеству благодаря работам нашего соотечественника. До середины прошлого века лучшие умы мира считали, что ключ к иероглифическому письму майя утерян навсегда и расшифровать тексты невозможно. Это мнение было общепринятым для всех, кроме молодого лингвиста Юрия Кнорозова. Именно ему принадлежат слова, впоследствии ставшие крылатыми: «То, что создано одним человеческим умом, может быть разгадано другим».

Юрий Валентинович Кнорозов прожил долгую, интересную, и очень скромную жизнь. Выдающийся этнограф и лингвист, лауреат Государственной премии СССР, видный специалист по шаманским практикам, один из основоположников семиотики, создатель «теории сигнализации» и дешифровщик письменности майя, кавалер Ордена ацтекского орла, Большой золотой медали президента Гватемалы, он никогда не был широко известен у себя на Родине. Впрочем, Юрий Валентинович и не стремился к известности. Он вел тихую жизнь кабинетного ученого, хотя коллеги, хорошо знакомые с его трудами, и поныне говорят, что работы Кнорозова не просто талантливы, а гениальны. И, как это подобает гению, Юрий Кнорозов порой делал вещи, которые нам, простым обывателям, кажутся странными. Например, многие из его работ по теории сигнализации написаны в соавторстве с кошкой Асей, о чем в заголовке сделана запись по всем правилам. Редакторы всякий раз вычеркивали кошку из соавторов, что очень обижало ученого. И откуда им было знать, что лингвист вовсе не пытается шутить?
На фото лингвист с той самой кошкой Асей, полное имя- Аспид.

фуражка

История одного подкопа. 1943 г.

Оригинал взят у oper_1974 в История одного подкопа. 1943 г.
      "За полтора года позиционной войны немцы превратили Урицк и возвышенности вокруг до самого Пулкова в неприступный участок фронта. Пытались наши бойцы выбить врага, но безрезультатно.
       В направлении к Лигову и Урицку особенно сильно мешал укрепленный дот - крепкое старое здание на окраине городка. Точнее, его бетонированный, непробиваемый снарядами подвал. В нем и оборудовал противник четыре артиллерийско-пулеметные точки.
      Отсюда местность до самого Кировского завода была как на ладони. Стоило бойцам подняться - враг открывал прицельный огонь. Бил без промаха даже ночью - так пристрелялся.


Collapse )

26688746962_ba6fa16355_o.jpg


89 лет назад. "Троцкий теперь пишется "Троий"


"Не той дорогой". Карикатура из журнала "Крокодил", 1927 год, №41. На повозке сидят лидеры оппозиции Смилга, Зиновьев и Каменев, правит Троцкий

21-23 октября 1927 года советская история совершила довольно крутой поворот, в наши дни уже во многом подзабытый. Если говорить коротко, то исполнилось предсказание из шутки, появившейся ещё несколькими годами ранее: "Троцкий теперь пишется "Троий". Почему? ЦК выпало". Лидеры оппозиции, Лев Троцкий и Григорий Зиновьев, были исключены из ЦК ВКП(б). Тем, кто считает, что в советский период в обществе неизменно царило единомыслие, было бы полезно почитать архивный номер "Правды", где дана стенограмма этого события. Такой накал политической борьбы редко когда найдёшь в истории... Когда читаешь этот кипящий взаимной яростью газетный текст, то кажется, что пожелтевший листок вот-вот вспыхнет в руках, каково же приходилось непосредственным участникам самого события, тем, кто находился в эпицентре? Может быть, так было во время заседания Конвента 9 термидора, когда арестовывали Робеспьера. Собственно, именно так и считал Лев Давидович, хотя его в тот момент ещё не арестовывали, и даже не исключали из партии, а только лишь из её ЦК. Он заявил в своей речи:
— Уже раздаются голоса: «тысячу исключим, сотню расстреляем — и в партии станет тихо». Так говорят несчастные, перепуганные и в то же время осатаневшие слепцы. Это и есть голос Термидора.
Collapse )

Секретный бункер Социалистической Республики Вьетнам.

Оригинал взят у imperium_ross в Секретный бункер Социалистической Республики Вьетнам.


Фоторепортаж в этой статье посвящен секретному бункеру D67 , географическое месторасположение которого находится в Социалистической Республике Вьетнам (СРВ), в столице Вьетнама Ханой, под названием Ханойская цитадель.

Collapse )



  • nosikot

Соотношение сил на Балтике после 2-й МВ

Это продолжение поста о глобальном соотношении сил на море (по артиллерийским кораблям см.тут: http://nosikot.livejournal.com/1870801.html).
К бадтийским берегам выходят несколько наций, большинство из к-рых трудно заподозрить в симпатиях к России, соответственно они строили свою морскую политику с оглядкой на наш флот. Германия все пыталась догнать или хоть "ущучить" англосаксов (последнее - крейсерской или подводной войной), у малых стран тут были особенно популярны ББО. Но в 1945 г. "кое-что" изменилось:
- Германия разгромлена, ее флот либо уничтожен, либо поделен
- Польша стала нашим союзником
- Прибалтийские республики воссоединены с Россией
- Норвежские и датские корабли потоплены немцами или союзниками
Но была одна страна, флот к-рой в войне почти не пострадал и чьи кораблестроительные программы напрямую ставились в зависимость от состояния и планов развития нашего Балтфлота - это Швеция (см. об этом, так же, тут: http://nosikot.livejournal.com/1891375.html)
Отбросим пока эсминцы и подлодки, посмотрим, что у шведов было к 1945 году:
- крейсер "Фильгия" (1907г., 5.000т, 23 уз)


Бортовой залп 6 (3х2) 152-мм орудий

ДАЛЕЕ:

Collapse )

  • nosikot

Боевые реактивные самолеты, СПРАВОЧНИК, Италия, Часть 1


Первый итальянский псевдореактивный самолет Капрони-Кампини N.1

Продолжение справочника "Боевые реактивные самолеты".
До этого было:
Швеция - http://nosikot.livejournal.com/1260978.html
Испания - http://nosikot.livejournal.com/1265581.html
Голландия - http://nosikot.livejournal.com/1268387.html
Румыния - http://nosikot.livejournal.com/1271027.html
Югославия - http://nosikot.livejournal.com/1273757.html
Чехия - http://nosikot.livejournal.com/1278338.html
Польша - http://nosikot.livejournal.com/1269690.html
Швейцария - http://nosikot.livejournal.com/1282200.html
Германия, Часть 1 - http://nosikot.livejournal.com/1285500.html (2-я МВ)
Германия, Часть 2 - http://nosikot.livejournal.com/1298355.html
Продолжим с Италией:
Collapse )


Козьма Терентьевич Солдатенков

22 октября 1818 года в Москве родился Козьма Терентьевич Солдатенков — московский предприниматель, текстильный фабрикант и крупный книгоиздатель. Владелец художественной галереи и старинного нарышкинского имения «Кунцево».



Когда вышел манифест об отмене крепостного права, по крестьянской стране пошел слух: на самом деле царь ничего не подписывал, а просто щедрый Солдатенков выкупил всех крестьян и отпустил на волю. Эта история о том, как фатально внешнее заслоняет главное — своего рода благотворительная притча. Козьма Терентьевич Солдатенков — одна из наиболее необычных фигур в истории российского меценатства. Современник Павла Михайловича Третьякова, он занимался вроде бы примерно тем же самым — зарабатывал деньги, а на заработанное покупал картины выдающихся или, по крайней мере, перспективных художников. Подчас одних и тех же художников. Тем не менее отношение в богемном обществе к ним было разное.

Павла Михайловича любили, уважали и побаивались. Когда он появлялся в чьей-то мастерской, его встречали с трепетом. Демонстрировали все самое яркое и интересное. Сами готовы были приплатить, лишь бы картина оказалась в знаменитой галерее. Да и не надо было Третьякову посещать все эти мастерские — сами к нему шли, и сами приносили, и показывали, и с трепетом ждали решения. Совершенно равнодушный к алкоголю, презирающий любую праздность, Павел Третьяков дорожил каждой минутой своего времени. Когда к супруге приходили гости, сразу же уходил в свой кабинет. И этот образ жизни, эта неземная, а какая-то космическая отстраненность от мирских благ, делали знакомство с Третьяковым еще более заманчивым, более статусным.

Совсем другое дело — Солдатенков. Он был старше Третьякова на 14 лет, но когда Павел Михайлович решил заняться коллекционированием в 1850-х годах,он даже не вспомнил о существовании Козьмы Терентьевича. А между тем в своем особняке по нынешнему адресу Мясницкая, дом № 37, царствовал Козьма Терентьевич Солдатенков, «мясницкий меценат», как его прозывали художники. Или «мясницкий Медичи», но это уже с оттенком иронии.

Вера Павловна, дочь Третьякова, так описывала Солдатенкова: "Он всегда летом ходил в сером сюртуке, в серой накидке и серой фетровой шляпе с большими полями. Он был небольшого роста, плотный, широкий, с некрасивым, но умным, выразительным лицом… Носил небольшую бородку и довольно длинные волосы, зачесанные назад; в нем чувствовалась большая сила, физическая и душевная, нередко встречающаяся у русских старообрядцев".

А вот еще одно описание внешности Козьмы Терентьевича: "Это был человек лет сорока, довольно тучный и некрасивый, рябой, с небольшими свиными глазками; говорил он очень поспешно и как бы путаясь в словах; размахивал руками, ногами семенил, похохатывал… вообще производил впечатление парня дурковатого, избалованного и крайне самолюбивого. Сам он почитал себя человеком образованным, потому что одевался по-немецки и жил хотя грязненько, да открыто, знался с людьми богатыми — и в театр ездил, и протежировал каскадных актрис, с которыми изъяснялся на каком-то необычайном, якобы французском языке. Жажда популярности была его главною страстью: греми, мол, Голушкин, по всему свету! То Суворов или Потемкин — а то Капитон Голушкин! Эта же самая страсть, победившая в нем прирожденную скупость, бросила его, как он не без самодовольства выражался, в оппозицию (прежде он говорил просто «в позицию», но потом его научили) — свела его с нигилистами: он высказывал самые крайние мнения, трунил над собственным староверством, ел в пост скоромное, играл в карты, а шампанское пил, как воду. И все сходило ему с рук; потому, говорил он, у меня всякое, где следует, начальство закуплено, всякая прореха зашита, все рты заткнуты, все уши завешены".

На такое можно было бы и в суд подать, да только автор этих строк подстраховался. Это описание купца Голушкина, выведенного И. С. Тургеневым в романе «Новь». Все прекрасно понимали, с кого именно был списан Голушкин, подхихикивали в кулуарах, но предпочитали молчать, дабы не отвести от себя тех щедрот, которыми Козьма Терентьевич охотно одаривал своих богемных современников.


И. И. Шишкин, «Лес» (1895 год). Первым владельцем этой картины был Козьма Терентьевич

Казалось, Солдатенков сам не верил, что достоин общаться с этими волшебными людьми, дышать с ними одним воздухом, разделять общую трапезу. Он вообще был склонен принижать свои заслуги. Все, что затевал Козьма Терентьевич, казалось ему несерьезным и вторичным.

Известен случай, как он выпустил роскошнейший сборник Некрасова с цветными иллюстрациями высочайшего качества и золотым обрезом. Ему советовали отдать тираж по 5 рублей с книги, но Солдатенков лишь посмеивался — вот, дескать, шутники. Отдал по полтора рубля, имея прибыли по двадцати копеек с экземпляра.

Тираж разошелся в два дня. На третий день у букинистов тот Некрасов шел уже по шесть рублей. Цена продолжала расти, и приехавший в Москву писатель Александр Дюма ужасно радовался выгодному приобретению — он нашел эту книгу за шестнадцать рублей, а везде она стоила сорок.

На упреки в такого рода промахах, а также на пренебрежительное отношение к себе, купец не обижался. Он вовсю радовался жизни, и не без оснований считал, что ему повезло. Актер Михаил Щепкин раскрывал причину этой радости, поясняя заодно и некоторую наивность в делах, связанных с искусством: "Солдатенков родился и вырос в очень грубой и невежественной среде рогожской окраины Москвы, не получил никакого образования, еле обучен был русской грамоте и всю юность провел в «мальчиках» за прилавком своего богатого отца, получая от него медные гроши на дневное прокормление в холодных торговых рядах». Он был счастлив тому, что имеет, и напутствовал своего сына: «Пиши, Ванька, станешь писателем — все состояние на тебя отпишу»".

Один из современников описывал «жилью» Козьмы Терентьевича: "В спальне над кроватью хозяина висит «Мадонна» работы Плокгорста, а в одной из комнат мезонина — оригинал «Магдалины», молящейся перед распятием, работы Маеса, которая в литографиях и разных копиях обошла всю Россию. В кабинете хозяина, в углу задней стены, найдете Вы всем известные по рисункам оригиналы двух федотовских жанров: «Вдовушка» и «Завтрак аристократа». Между ландшафтами можно встретить «Зиму» Мещерского, «Морские виды» Орловского, «Сорренто» Боголюбова и четыре картины Айвазовского: «Обоз чумаков в степи», «Остров Патмос», «Морской вид» и «Ялта»: две картины Лагерис принадлежат к его лучшим вещам: «Капри» и «Понтийские болота». Постоите Вы и перед «Лесом» Шишкина".

А знаменитый собиратель Алексей Бахрушин писал: "Дом его — музей, в котором я был один раз, что считаю за честь и удовольствие, как и посещение Третьяковской галереи".

Денег на картины Солдатенков не жалел, в отличии все от того же Третьякова, который любил торговаться с художниками до копейки. Тратил их щедро и с легкостью. Гонорарами не ограничивался — столы ломились на Мясницкой от угощения для богемных деятелей.

А в благодарность получал по большей части издевательства. «Чо же это вы, Козьма Терентьевич, спаржей нас не угостите?» — съязвил как-то один из многочисленных нахлебников. «Спаржа, батенька, кусается,— пять рублей фунт», — ответил простоватый Солдатенков. И породил тем самым новую волну анекдотов.

Когда же на просьбу никому не известного археолога финансировать абсолютно бессмысленную, но при этом весьма затратную экспедицию, Солдатенков ответил отказом, то получил прямо при всем присутствовавшем обществе: «Вы не Козьма Медичи, а какой-то Козьма-кучер».

Актер Малого театра Д. Т. Ленский сочинял стишки:

"Обед нам был весьма негоден,
немного было и ума;
нам речи говорил Погодин,
а деньги заплатил Кузьма
".

Да что там говорить: сам Чехов, который на протяжении многих поколений почитается образцом русского интеллигента (вспомним довлатовское «однако похожим быть хочется только на Чехова»), присоединился ко всеобщему смеху. Однажды, явившись в особняк на Мясницкой, Антон Павлович принялся рассматривать последнюю коллекцию картин и при этом похмыкивал. «Что, картины плохи?» — расстроился меценат. «Нет, картины-то хороши, но что же вы, Козьма Терентьевич, так дурно их развесили?».

А Солдатенков между тем считал свои затраты на искусство недостаточными для оправдания собственного пребывания на земле. Ведь все эти картины, книги и скульптуры покупались, по большому счету, для себя. А что же для других?

А теперь — о главном. Конечно, интересно знать, что наш герой был первым владельцем «Леса» Шишкина, но разве это так уж важно?

Козьма Терентьевич был членом попечительского совета Художественно-промышленного музея, действительным членом общества любителей коммерческих знаний при Академии Коммерческих наук, членом совета благотворительного общества при Басманной больнице, членом Попечительского комитета женских курсов Герье, основателем Богадельни коммерции советника К. Т. Солдатенкова.

После смерти Козьмы Терентьевича, согласно его завещанию, большая часть его капитала пошла на строительство одной из крупнейших московских больниц — бесплатной больницы для бедных независимо от сословий и религий. В советское время эта больница была известна как Боткинская, и лишь сравнительно недавно ей было возвращено историческое название — Солдатенковская. А в 1990 году здесь, на территории больницы, открыли памятник меценату. То есть наш Солдатенков построил Боткинскую больницу.


Больница Солдатенкова, 1913–1914 гг.

А когда в 1861 году вышел царский манифест об отмене крепостного права, по стране сразу пошел слух — дескать, на самом деле царь ничего такого не подписывал, а просто щедрый Солдатенков выкупил у помещиков всех крестьян и отпустил их на волю. И этот случай говорит о личности Козьмы Терентьевича гораздо больше, чем все многочисленные мемуары, анекдоты, цифры и прочие исторические документы.


Памятник К. Т. Солдатенкову во дворе Боткинской больницы

Источник: www.miloserdie.ru

http://ruvera.ru/articles/kozma_terentevich_soldatenkov

Mardi Gras by Bruce Gilden, New Orleans, between 1974 and 1982

Оригинал взят у visual_archive в Mardi Gras by Bruce Gilden, New Orleans, between 1974 and 1982

NYC69151

Mardi gras - вторник перед Пепельной средой и началом католического Великого поста, последний день карнавала. Название распространено в основном во франкоговорящих странах и регионах. Из городов США самые массовые и пышные празднования проходят в Новом Орлеане. Аналог восточнославянской Масленицы.
Collapse )