Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Categories:

100 лет Дубчеку


Рисунок Ю. Фёдорова. 1968 год. «– Так что, осмелюсь доложить, кое-кто пытался вытащить со свалки ещё один портрет, засиженный мухами!»

27 ноября исполнилось 100 лет со дня рождения Александра Дубчека (1921—1992), лидера Пражской весны. Проще всего и лаконичнее назвать Дубчека «чехословацким Горбачёвым», чтобы всё стало ясно: его классовая роль и место в истории. Но только Горбачёв вышел неудавшийся...
В апреле 1968 года Леонид Ильич Брежнев, обеспокоенный развитием ситуации в Чехословакии, решил пойти на немного необычный шаг: написать «Александру Степановичу» или «Саше», как он его называл, личное доверительное послание, от руки.
Когда я читал этот текст, меня внезапно осенило: да ведь это письмо Брежнева Горбачёву! Ну, или, точнее, реформатору горбачёвского типа, который всё ломает: компартию, социализм, завоевания революции, страну, в завершение всего ломая и кресло под самим собой. Примерно в это же время Брежнев говорил о Дубчеке: «Надежды на Дубчека не оправдываются, он может вылететь, так как события, которые происходят, им мало управляются». Как будто о Михаиле Сергеевиче сказано... «Вот Дубчек, когда закончил партийную школу в Москве, просил оставить его секретарём райкома партии в Горьковской области, где родился. А теперь одни хлопоты...»


Л.И. Брежнев и А. Дубчек


Современная, как сказали бы теперь, фотожаба на тот поцелуй двух Генсеков

А это из того письма. Вначале объяснения, почему избрал такую нетрадиционную форму общения, когда есть телефоны: «Сижу сейчас уже в поздний час ночи. Видимо, долго ещё не удастся уснуть... Хотелось бы вот сейчас побеседовать, посоветоваться с тобой, но, увы, — даже и по телефону звонить сейчас поздно. Хочу положить свои думы на бумагу, не очень заботясь об отшлифовке выражений… Дорогой Александр Степанович! Я искренне надеюсь, что ты поймёшь и извинишь мою откровенность, зная, что она вытекает из добрых чувств. Как своему товарищу, хочу высказать некоторые мысли, которые меня беспокоят…»
Что же это за думы и мысли? Квинтэссенция письма заключена в словах: «Читая ваши материалы, создаётся впечатление, что в сложившейся обстановке вы пытаетесь найти немедленное разрешение всех накопившихся вопросов. Такое желание можно понять. Однако скажу откровенно — жизнь и опыт показывают, что нередко поспешность в исправлении недостатков, ошибок, разрешение возникших вопросов, желание решать всё разом может повлечь за собой новые, ещё более тяжелые ошибки и последствия. Поэтому хочется сказать, не видишь ли ты опасности в том, что одновременное разрешение широкого круга сложных проблем, по которым могут возникнуть разногласия, может затруднить начатый сейчас весьма важный процесс консолидации…»


Дубчек на обложке журнала «Time» в апреле 1968 года

Представим на минуту, что Михаил Сергеевич Горбачёв году в 1990-м или даже 1988-м получил бы такое загробное увещевательное послание от Леонида Ильича. Повлияло бы оно на его действия? Подозреваю, что ему не хватило бы терпения даже дочитать письмо до конца. Ну, а Дубчек письмо от коллеги-Генсека из Москвы, конечно, дочитал. Но действия его не изменились ни на йоту... Те силы, на которые он опирался и которые его несли вперёд, не могли остановиться или свернуть с дороги до конца.
Оппоненты кремлёвского Генсека (Брежнева) критиковали его за излишнюю мягкость. Пётр Шелест: «У Л. Брежнева о А. Дубчеке совершенно превратное создалось мнение и представление, он с ним «сюсюкает», переходит на панибратство: «Саша, Саша» — а Саша даже его не выслушивает...»
Польский руководитель Владислав Гомулка заявлял: «Дальше работать с Дубчеком так, как вы, товарищ Брежнев, — это безнадёжный случай. Ваша «политика целования» ни к чему хорошему не может привести. В Чехословакии сейчас открыты клапаны, но взрывные силы политической и социальной демагогии были накоплены и раньше. [...] В своё время у нас в Польше, да и в Венгрии, тоже начиналось так. Интеллектуалы требовали свободы, демократии, свободы печати, защиты культуры — одним словом, выступали с митинговой демагогией. [...] В большой политике, товарищ Брежнев, нельзя, недопустимо руководствоваться эмоциями... А вы, товарищ Брежнев, верите в разные небылицы и обман со стороны Дубчека, он просто водит вас за нос, а вы нас успокаивали, хотя знали истинное положение дел в Чехословакии. Многие тысячи людей, и в первую очередь вашей страны, головы сложили за создание, утверждение социалистической Чехословакии, а теперь вы не принимаете надлежащих мер к пресечению ползучей контрреволюции в Чехословакии. Почему вы до сих пор не ставите вопрос о вводе войск в Чехословакию?..»
Чем всё тогда закончилось, мы знаем. А в СССР горбачёвских времён вводить войска, чтобы «пресечь ползучую контрреволюцию», было некому, и всё кончилось так, как кончилось. В итоге «российский Дубчек» (Горбачёв) — один из самых нелюбимых народом исторических деятелей. Но кто знает, если бы какой-то великий социалистический сосед ввёл войска в СССР году в 1988-м, на пике популярности Михаила Сергеевича, и отправил его, как отправили Дубчека, работать лесничим, то не остался бы Михаил Сергеевич в памяти народа как герой, нереализованный прекрасный шанс, строитель истинного «социализма с человеческим лицом» (лозунг Дубчека)?..

Советский фольклор 1968 года о Дубчеке:
«Что советские войска делают в Чехословакии?
— Собирают жёлуди, чтобы дубчеки не росли».
Выросли спустя 20 лет в другом месте...
Tags: 1960-е, история СССР, история Чехословакии, текст
Subscribe

Recent Posts from This Community

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment