Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Category:

50 лет "фестивалю дьявола"


Последний шах Ирана, императрица и наследник престола

Исполнилось полвека со дня проведения самого, возможно, помпезного пира в истории человечества — празднований 2500-летия иранской монархии в Персеполисе, 12-16 октября 1971 года. Интересно, почему все дряхлые, умирающие, стоящие на пороге своего саморазрушения государства и империи так обожают пышно праздновать? У древних римлян в эпоху упадка империи епископ Сальвиан с ужасом писал: «Кто ввиду плена может думать о цирке?! Кто, идучи на казнь, смеётся? Объятые страхом рабства, мы отдаёмся играм и смеёмся в предсмертной тоске. Можно подумать, что римский народ объелся сардонической травой: он умирает и хохочет...» А Российская империя накануне своего крушения, в 1913 году, как известно, триумфально праздновала «300-летие Дома Романовых». И Иранская империя, спустя недолгое время рухнувшая в огне «исламской революции», отпраздновала 50 лет назад, как считается, один из пышнейших праздников в истории — «2500 лет персидской монархии». Вероятно, такие торжества можно считать чем-то вроде диагноза: если государство так празднует, значит, ему недолго жить осталось...

Примерно такой парадоксальный вывод, кстати, и сделал мир из тех торжеств 1971 года, которыми последний иранский шах хотел показать величие и крепость своей державы.
Ради торжества на развалинах столицы Ахеменидского Ирана был построен целый временный городок из полусотни просторных палаток — «Королевская деревня», или Золотой город. Каждая палатка имела кондиционер, 13 метров в диаметре, 3 метра в высоту и включала в себя гостиную, 2 спальни, 2 ванны и комнату обслуживающего персонала.
Чтобы превратить на время мёртвую пустыню в цветущий сад, из Европы привезли более 15 тысяч деревьев, которые образовали лес. А в этих райских рощах пели 50 тысяч тоже завезённых певчих птиц и чирикали 20 тысяч воробьёв, которым всем тоже вскоре, увы, предстояло погибнуть от зноя, но это никого не волновало...
А для угощения гостей из Парижа были доставлены 2 700 кг говядины и ягнятины, 1 280 кг мяса птицы, 1100 кг морепродуктов, 30 тонн кухонного оборудования, а также 360 тысяч яиц и ещё множество различных деликатесов, это без учёта десертов и вина, коего было 25 тысяч бутылок, 1 тысяча «Бордо», бургундского и 2500 бутылок шампанского.
Будущий лидер исламской революции в Иране аятолла Хомейни лаконично назвал празднование «фестивалем дьявола». Почему столь сурово?
Потому что положение рядовых малоимущих жителей Ирана в эти же самые годы неплохо описывала леворадикальная журналистка Ульрика Майнхоф в открытом письме иранской императрице Фарах Пехлеви. Она писала ей: «Вы умышленно не заметили жилищ «миллионов внизу», например, не заметили тех 200 тысяч человек, что живут в южной части Тегерана, в «вырытых в земле пещерах и переполненных людьми глинобитных лачугах, похожих на крольчатники», как писала «Нью-Йорк таймс». Разумеется, шахская полиция тоже делает всё возможное, чтобы такие картины не оскорбляли Ваш взор. Когда в 1963 году тысячи бездомных искали себе жильё в строительном карьере, сотни полицейских вышибли их оттуда — чтобы не оскорблять эстетические чувства тех, кто ездит летом на Каспийское море. Шах считает вполне допустимым, что его подданные живут в таких скотских условиях. Недопустимым он считает — как для себя, так и для Вас, — чтобы эти подданные попадались на глаза. Но положение в городах ещё относительно терпимое. «Я видел детей, — читаем мы в путевых заметках о Южном Иране, — которые, словно черви, копаются в навозе и питаются сорной травой и протухшей рыбой». Конечно, Вы можете законно радоваться, что это — не Ваши дети. Но всё равно это — дети. Так правит шах».
Между прочим, мировые лидеры полувековой давности, кажется, кое-что поняли. Поэтому на торжествах в Персеполисе отсутствовали, в частности, президент США Никсон и королева Великобритании Елизавета II...
Но вернёмся к празднованию 2500-летия иранской монархии.

Так выглядел палаточный лагерь — Золотой город, как его называли, разработанный лучшими французскими дизайнерами и художниками по интерьеру.


В аэропорту Шираза гостей праздника встречали 250 «Мерседесов» красного цвета, которые везли их в Персеполь.


Палатка для гостей

Банкетный зал для 600 гостей с 57-метровым столом причудливой змееобразной формы украшали итальянские драпировки и занавески, великолепные люстры богемского хрусталя, лиможский фарфор с гербом династии Пехлеви, сделанный по специальному заказу для празднества.




Банкет, по официальным данным стоивший 22 миллионов долларов, а по неофициальным — вдесятеро дороже, начался с яиц, наполненных иранской чёрной икрой, извлеченной из осетров Каспийского моря, с вином Chateau de Saran. Продолжался муссом речного рака, сопровождаемым Brion Chateau de Blanc 1969, жареной бараниной с трюфелями, с Шато Лафит Ротшильд 1945, и шампанского (1911 Moet). Символ иранской монархии, павлин, также присутствовал в меню в жареном виде, наполненный паштетом из гусиной печёнки, и сопровождался вином Musigny Comte de Vogue 1945 en magnum. Все эти блюда в Персеполис доставили из парижского ресторана «Максим», где над их приготовлением трудилось более сотни мастеров кулинарного искусства. Трапеза шла под звуки оркестра, исполнявшего мелодии Моцарта и Шуберта. Кофе сопровождался коньяком Cognac Prince Eugene....

Перед гостями празднества прошли парадом 2500 лет военной истории персидского государства.


























Были в торжествах и современные моменты:


На могиле древнего царя Кира Его Императорское Величество Шахиншах Арьямехр (что значит «Царь Царей» и «Свет Ариев») Мохаммед Реза Пехлеви произнёс речь:
«O Кир, великий царь, царь царей, император Ахеменидов, монарх земли Ирана. Я, шахиншах Ирана, передаю Вам приветы от меня лично и от нашей нации... Мы должны здесь приветствовать Кира Великого, бессмертного человека Ирана, основателя самой древней империи мира; восхвалить Кира, великого освободителя людей в мировой истории; и объявить, что он был одним из самых благородных сыновей Человечества... Кир, мы собираемся сегодня вокруг могилы, в которой Вы вечно отдыхаете, чтобы сказать Вам: отдыхайте в мире, поскольку мы хорошо бодрствуем и мы всегда будем на страже, чтобы сохранить ваше гордое наследство».




Наступила минута молчания, и все присутствовавшие услышали то, что назвали «ответом» великого царя: из пустыни внезапно раздалось дуновение ветра, принесшего песок. Вероятно, это было дуновение смерти...

На празднествах присутствовал и ещё один император, чьей империи предстояло рухнуть даже раньше иранской — престарелый император Эфиопии Хайле Селассие, которому было уже около 80 лет. Он очень любил животных, особенно собак, и одну комнатную собачку и в Персеполисе всё время носил с собой. Собачка была украшена алмазным ожерельем, и многие коронованные и титулованные особы с огорчением замечали, что их алмазные украшения мельче и тусклее этого собачьего ожерелья... Собачка императора стала одной из главных героинь светской хроники, затмив собой иных коронованных особ. А спустя несколько лет Хайле Селассие был свергнут в ходе революции и тайно задушен, а его кости новый руководитель государства приказал замуровать в пол своего личного туалета, чтобы каждый раз, восседая на унитазе, попирать ногами прах бывшего монарха... Только в 1990-е годы прах императора нашли и похоронили.


Императрица Ирана и император Эфиопии. На заднем плане — королева Греции Мария. Кстати, пребывание на торжествах в Персеполисе королевской четы Греции, изгнанной из своей страны, западные журналисты тогда сочли трогательным символом «примирения эллинов и персов», некогда воевавших между собой. Наследник Дария и Кира протянул руку помощи наследнику Александра Македонского на пепелище Персеполиса! Как это возвышенно! Как велико гостеприимство народа Ирана, который готов простить прежние обиды! :)


Императрица Ирана Фарах Пехлеви. Она жива и сегодня (2021) и проживает ныне в Америке. 14 октября 2021 года ей исполнится 82 года. Именно ей писала своё открытое письмо Ульрика Майнхоф в 1967 году

Всё это было прекрасно, вот только мало кто обращал внимание, что всё это великолепие держится на тончайшем волоске. Например, такая деталь: по указу императора, с 1964 года все американцы (не только дипломаты) пользовались в Иране правом неприкосновенности. За любое преступление их нельзя было судить по местным законам. На что не без оснований указывал непримиримый критик монархии и вождь будущей революции аятолла Хомейни: «Иранский народ поставили в положение хуже американской собаки. Ведь если кто задавит американскую собаку, его привлекут к ответственности, даже если это сделает шах Ирана. Но если американский поварёнок переедет на своей машине шаха — главу государства, ему ничего не будет».
Но самое забавное, по-моему, то, что русские эмигранты, насколько можно судить по парижской газете тех дней «Русская мысль», попавшей мне как-то в руки, «ничего не поняли и ничему не научились». Газета поместила фотографию фейерверков в Персеполисе с одобрительной подписью: «Иранская империя празднует годовщину своих добрых дел!». Хотя уж кто-кто, а парижские русские 1971 года, старшее поколение которых ещё помнило торжества «300-летия Дома Романовых», могли бы кое-что сообразить...


Мохаммед Реза Пехлеви. Парадный портрет


Свержение статуи шаха в Тегеранском университете революционными студентами. 1978 год



Торжества в Персеполисе на видео:
Tags: 1970-е, ХХ век, даты, история Ирана, монархия, текст
Subscribe

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments