Валентин Шеховцов (valentincehov) wrote in foto_history,
Валентин Шеховцов
valentincehov
foto_history

Category:

Уроки нищего старца: как жить и за что умирать

0truxanov3

Тогда же, в 1929 г., в Туркестане мне был преподан Памятный для меня урок о молитве с поклонами.  Жил в городе один старец, звали его Сергий. Был он нищий, побирался. В храме становился у порога и принимал милостыню. Как-то зимою на день свт. Василия Великого отец (именинник!) пригласил его после обедни «на чашку чая».

Помню, я прибежал из храма иззябшим и стал у печки греться. Мама суетилась у плиты с варевом и чаем… Входит старец, перекрестился, поздравил нас с праздником. Мама усадила его на табурет около печки.  Старец стал меня расспрашивать: сколько лет? Учусь ли? Читаю ли Евангелие? Делаю ли поклоны на молитве?

Услышав от меня отрицательный ответ на последний вопрос, стал ласково журить: «Дурашка ты, дурашка! Знаешь, что стоит в очах Божиих один твой земной поклон? Мне, старику, надо сотню сделать их, ох, как трудно делать! По сравнению с твоим одним поклоном они будут менее угодны пред Богом. А ты, дурачок, вот такого-то, ценного на молитве поклона и не делаешь… Негоже, негоже! Надо, чтоб не только язык проговаривал молитву, но чтоб в ней и все тело твое участвовало  — поклонялось Богу. Тебе ведь не трудно сделать поклон, не то, что мне, старику. Так что ты, Миша, впредь не будь дурачком и молись с поклонами… Будешь?».

Мне было стыдно такое выслушивать от старца. И молча, ему в ответ, только утвердительно кивнул головой.  Когда из храма пришел отец, и все мы расселись за столом, опять возобновился разговор о поклонах на молитве. Отец меня защищал перед старцем, что-де я во время Литургии становлюсь на колени; но старец не унимался и все твердил мне: «Впредь не будь дурачком, но всегда сочетай свою языковую молитву с поклонами».

Летом с мамой ходили раза два или три в город (в шести км от станции) к старцу Сергию. Он радостно принимал нас. С сияющим лицом, много всегда говорил с нами; шутил и подсмеивался над обыкновением нашим есть горячую пищу и пить горячий чай… У него в халупке глинобитной (бывший курятник!), размером чуть больше половины купе пассажирского вагона, не было ничего ни для отопления, ни для приготовления пищи.

В углу у самой двери, на земляном полу, стояло ведро с водою, покрытое фанерой; на нем — кружка для питья. На единственном табурете около крошечного окна (0,2 х 0,3 м) лежал кусок хлеба, яблоко и нож. Топчан застлан был стеганым (рваным и засаленным) одеялом. В изголовье — свернутая шубейка вместо подушки; на ней 2–3 книжки: Евангелие, Псалтирь — он называл, а что еще — не помню.

Однажды старец снял с угольника образ Божией Матери Казанской (то был, по-видимому, запрестольный образ, носимый на палке при крестных ходах); показав нам, дал приложиться, а затем повернул к нам тыльную сторону. На ней был наклеен литографический красочный портрет последнего императора России († 17.VII.1918). И запел: «Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояние Твое, победы христианам на сопротивныя даруя и Крестом Твоим сохраняя нас от безбожных и злых».

Изумленные, мы молчали. Старец, смеясь, говорил, что в ноябре пройдет по городской площади с этими образами и пропоет «Спаси, Господи…» столько раз, сколько успеет, пока не заберут…  В ноябре меня уже не было в Туркестане, но мама рассказывала, что старец осуществил задуманное и прямо с площади был взят в ГПУ, где и исчез навсегда…

Воспоминания: первые сорок лет моей жизни — протоиерей Михаил Труханов
Tags: мемуары, религия, репрессии
Subscribe

Posts from This Сommunity “религия” Tag

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments