anty_big_game (anty_big_game) wrote in foto_history,
anty_big_game
anty_big_game
foto_history

Саманта Смит – голубка мира!


25 августа 1985 года, в авиакатастрофе разбилась Саманта Смит, американская школьница, «посол доброй воли». Десятилетняя девочка из крошечного, ничем не примечательного городка Манчестер, из обычной американской семьи, прославилась тем, что написала письмо политическому руководителю СССР Юрию Андропову – на фоне обострения холодной войны и интенсификации гонки вооружений.
Источник.


Уважаемый мистер Андропов,
Меня зовут Саманта Смит. Мне десять лет. Поздравляю Вас с Вашей новой работой. Я очень беспокоюсь, не начнётся ли ядерная война между Россией и Соединёнными Штатами. Вы собираетесь проголосовать за начало войны или нет? Если Вы против войны, скажите, пожалуйста, как Вы собираетесь помочь предотвратить войну? Вы, конечно, не обязаны отвечать на мой вопрос, но я бы хотела получить ответ. Почему Вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну? Бог создал мир, чтобы мы жили вместе и заботились о нём, а не завоёвывали его. Пожалуйста, давайте сделаем, как он хочет, и каждый будет счастлив.


«Мистер» Андропов ответил не сразу, однако довольно пространно. Сравнивая Саманту с подружкой Тома Сойера, хваля её за честность и храбрость, генсек писал: «Мы хотим мира — нам есть чем заняться: выращивать хлеб, строить и изобретать, писать книги и летать в космос. Мы хотим мира для себя и для всех народов планеты. Для своих детей и для тебя, Саманта». В конце письма Ю. В. Андропов пригласил девочку посетить Советский Союз.


Саманта Смит с письмом Ю. Андропова

Летом Саманта с родителями отправилась в СССР, пройдя предварительные консультации у представителей Госдепа США. Во время поездки семья Смит посетила Москву, Ленинград и провела смену в «Артеке».


К приезду Саманты в «Артеке» готовились с большим волнением: в срочном порядке отремонтировали Синий корпус, в который предполагалось поселить девочку, поставили в столовой пальму. Артековская вожатая Ольга Сахатова вспоминала: «До приезда Саманты нас, конечно, инструктировали, как себя вести, не лезть без дела в теле-фотокамеры, не болтать о чём попало с вражескими корреспондентами, политинформации проводили, пугали тем, что введут “военное положение” (шутка начальника) и все будем жить в лагере. В день приезда Саманты начальник «Артека» сто раз меня спросил: “Сахатова, скажи честно, ты по-английски понимаешь или нет?!!!” Я уж и сомневаться со страху начала. Кстати, первый автобус с корреспондентами “забыли” в Симферополе, второй послали по не той дороге, поэтому, когда семейство Смит появилось у нас на костровой площади, их встречали только артековцы, но минутой позже появились уже и журналисты. Боже, как они бежали! Каждый хотел быть первым, мчались по головам друг друга, кому камеру разбили, кому очки. Как будто Саманта должна была через пять минут исчезнуть. Все наши жутко волновались, поэтому ребёнка повели в корпус бегом. Все почему-то бежали. Психоз, видать, напал. Посмотрели Смиты на Морской, спросили ребёнка, и она решила жить с детьми в лагере. Папа только условие поставил: оградить девочку от журналистов.

И вот тут началась наша прекрасная жизнь с Самантой и Наташкой. Никакие корреспонденты нам не докучали, куда они делись, не знаю. Детки все с ней возились, бантики дарили (Саманта очень хотела бантики, у них ведь так не носят), а мы их завязывали, купались, в отрядных делах участвовали. Все дети её очень полюбили, все с ней общались с удовольствием, но никто не докучал. Спать в “абсолют” (так в «Артеке» называют “тихий час”) моих девчонок никто не заставлял, мы это время на пляже проводили.


Саманта Смит с артековской подружкой, ленинградкой Наташей Каширцевой


…Саманта вела себя в лагере очень мило и естественно, ни капли “звёздной болезни”. Зарядку по утрам делала, в море окуналась со всеми, визжала, как все. Её первая реакция на море: “Ольга, что с водой? Она солёная! У нас в Мейне в озере вода пресная”. Это мы исправить не смогли, да она потом и привыкла. Кстати, фотографии не врут, Саманта была исключительно красивым ребёнком, с очень яркими красками на лице. (Коля Набока, вожатый наш, так это прокомментировал: “А что ж, крокодила ж не пошлют!”) А если прибавить к этому её постоянную готовность улыбаться (причем не чисто по-американски, для проформы, а от полноты жизни, от радости, что ты есть и всё у тебя хорошо), то от неё глаз было не отвести».

Саманта Смит вела политику наивную, детскую, но в то же время очень действенную. Для успешной пропаганды войны важно расчеловечивание врага. Собственно, это то, чем занимается любая пропаганда: придаёт врагу обобщённые черты, лишает его индивидуальности. И вот — в лице Саманты — далёкий враг приобрёл совершенно определённые черты и мгновенно перестал быть врагом. И наш народ влюбился в обаятельную улыбчивую американскую девочку. Её талант — открытость, искренность, полная свобода, смелость и раскованность. Она чувствовала себя естественно как среди советских детей в «Артеке», так и на пресс-конференциях, перед десятком микрофонов. Она была удивительно фотогенична, не лезла за словом в карман, радостно принимала внимание любого характера. Очевидно, что она любила жизнь и людей.

Она говорила: «Мир уже не кажется мне таким сложным, как это было, когда я рассматривала путеводители, взятые в библиотеке. И советские люди показались мне похожими на добрых соседей. Вероятно, это самое важное из того, что мне удалось понять и осмыслить».

Похожий контакт нашего и американского народов состоялся, когда на конкурсе Чайковского выиграл молодой пианист Ван Клиберн — советская публика обожала его бесконечно, носила на руках, считала совсем своим. А он в ответ играл на рояле «Подмосковные вечера» и «Вечер на рейде» в собственной обработке, носил на руках знаменитых собак-космонавтов Белку и Стрелку (к слову, Саманта Смит в СССР встретилась с первой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой) и всячески выражал любовь в интервью.

Можно говорить о том, что и Смит, и Клиберн были невольными инструментами в политических играх политиков. Но это не может нивелировать живых чувств реальных людей. Саманта говорила: «Думаю, что меня использовали, но если это и была пропаганда, то пропаганда мира».




Сюжет программы «Время» от 22 июля 1983 года — о прощании Саманты Смит с СССР.

В США Саманту встретили с цветами, лимузином и красной ковровой дорожкой.

Дома она продолжала миротворческую миссию: выступала с лекциями о своей поездке и с помощью родителей написала книгу «Путешествие в Советский Союз». Книга посвящена всем детям Земли и переведена на несколько языков, в том числе на русский, немецкий, литовский и испанский. Девочку стали приглашать на телевидение, она снялась в голливудских сериалах «Чарльз в ответе» и «Улица Лайм», а в качестве специального корреспондента канала Дисней брала интервью у кандидатов в президенты США, задавая вопросы о равенстве, правах ребёнка и ядерном разоружении.

В декабре 1983 г. Саманта поехала в Японию для участия в детском симпозиуме в Кобе. Она предложила главам государств организовать международный обмен. Идея, озвученная Самантой, была проста и наивна: чтобы внуки правителей конфликтующих государств ездили в гости друг к другу. Саманта была уверена, что ни один президент, премьер-министр или император не станет инициировать нападение на страну, в которой гостили и завели друзей его внуки.

После поездки в СССР Саманты Смит, с ответным визитом в Штаты в 1986 г. была отправлена советская девочка, ученица английской спецшколы Катя Лычёва. Правда, подобного фурора она там не произвела.

Через два года после поездки в СССР, 25 августа 1985 года, тринадцатилетняя Саманта вместе с отцом погибла в авиакатастрофе, возвращаясь со съёмок. Её смерть вызвала много разговоров о том, что это не была случайность. Однако расследование показало, что самолёт потерпел крушение из-за ошибки пилота.
Tags: 1980-е
Subscribe

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments