Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Category:

День в истории. Ультиматум Гитлеру


Адольф Гитлер и рейхспрезидент Германии фон Гинденбург

17 июня 1934 года Адольфу Гитлеру как рейхсканцлеру Третьего рейха был предъявлен ультиматум. И не от внешних сил, не от иностранных государств, как бывало позднее, а от внутренней оппозиции. Вас удивляет этот факт? И более того: Гитлер, скрипя зубами и скрепя сердце, был вынужден этот ультиматум принять и выполнить его условия. Немножко не вяжется с привычными представлениями об истории Третьего рейха и возможностях фюрера? Тем не менее это так.
Дело вот в чём: ни одна диктатура не может существовать, не опираясь на класс. Опора эта вовсе не обязательно обозначает, как думают некоторые наивные люди, «свободную игру политических сил», выборы, многопартийность и всё прочее. Нет, это означает жёсткое следование интересам класса в целом, только и всего. Так, режим Третьего рейха опирался на буржуазию. Как отмечал в 1933 году Л. Троцкий, «диктатура класса далеко не всегда означает прямое участие всей его массы в управлении государством. Мы это видели, прежде всего, на примере имущих классов. Дворянство господствовало через монархию, перед которой стояло на коленях. Диктатура буржуазии принимала сравнительно развернутые демократические формы только в условиях подъема капитализма, когда господствующему классу нечего было бояться. На наших глазах демократия заменилась в Германии самодержавием Гитлера, причём все традиционные буржуазные партии были разбиты в щепы. Германская буржуазия не управляет ныне непосредственно: политически она находится в полном подчинении у Гитлера и его банд. Тем не менее, диктатура буржуазии остаётся в Германии ненарушенной, ибо все условия её социального господства сохранены и укреплены...» Он же писал: фашистская бюрократия «является приказчиком буржуазии. Правда, этот приказчик сидит на спине у хозяина, вырывает у него подчас изо рта жирные куски и в добавление плюет ему на лысину. Приказчик, что и говорить, крайне неудобный! Но всё же не более, как приказчик. Буржуазия мирится с ним, ибо без него ей и её режиму пришлось бы совсем плохо».
Так что же случилось 17 июня 1934 года? А вот что: один из архитекторов нацистского режима Франц фон Папен выступил в Марбургском университете с крайне резкой по смыслу речью, которую расценили как ультиматум, и которая вошла в историю как Марбургская речь. Он заявил:
— Толкам о второй волне, которая должна завершить революцию [приход нацистов к власти], как видно, не будет конца! Безответственные люди, которые тешат себя подобными мыслями, не должны закрывать глаза на то, что за второй волной легко может последовать третья. Тот, кто угрожает гильотиной, часто сам попадает под её нож. Что же касается социализации, о которой сейчас столько говорят, то позволительно спросить: неужели Германия пережила антимарксистскую революцию только для того, чтобы заняться осуществлением марксистской программы?.. Движение должно когда-то завершиться. Пора создать прочную социальную структуру, скреплённую авторитетной государственной властью!

В философском плане Папен призвал к движению от идей Французской революции в реакционную сторону, в глубь средневековья. Он заявил: «Историческая логика требует, чтобы религиозно обоснованное государство немецкой контрреволюции следовало за либеральным, светским государством 1789 года». Это была, впрочем, та же самая мысль, которую позднее высказал и генерал Франко на параде победы в испанской гражданской войне в 1939 году: «Мы навсегда покончили в Испании с идеями энциклопедистов!». (Правда, потом выяснилось, что не покончили, не в Испании, и не навсегда, но это уже частности).


Гитлер и Папен

В практическом плане Папен считал необходимым покончить с «левым крылом» нацизма, которое, по его мнению, возглавлял лидер штурмовых отрядов (СА) Эрнст Рём. Вдобавок Папен опирался на доверие самого президента Гинденбурга, здоровье которого было плохо и который доживал последние недели своей жизни, но всецело разделял позицию Папена и сказал ему в мае, когда они последний раз виделись: «Плохи дела, Папен. Постарайтесь их поправить». А после Марбургской речи Гинденбург направил Папену поздравительную телеграмму, недвусмысленно показав свою поддержку. Гитлер заволновался: глава государства ещё мог отправить его в отставку, как в январе 1933 года назначил на пост рейхсканцлера. Именно о том и шла речь, если Гитлер на найдёт в себе сил разделаться с Рёмом и штурмовиками. Гитлер свой выбор совершил и начал готовить уничтожение Рёма, которое и осуществилось в ходе «ночи длинных ножей» 30 июня 1934 года, менее месяца спустя после ультиматума Папена. Впрочем, надо отметить, что и Рём тоже в 1934 году решил «пойти на вы» против Гитлера, причём ещё до Марбургской речи, заявляя: «Гитлер — предатель, недолго ему уже осталось... Он не с нами — обойдёмся без него».
Характерно, что самому Папену Гитлер, несмотря на всё его видимое всемогущество, ничего серьёзного сделать не смог... Правда, распространять текст Марбургской речи фюрер запретил. Но условия предъявленного ультиматума выполнил... После чего сам заслужил благодарственную телеграмму от Гинденбурга — уже за «ночь длинных ножей», то есть резню экс-товарищей по партии.


Папен (в окошке) во время Нюрнбергского трибунала 1946 года, на котором был оправдан (!). Он дожил до 1969 года

Вот так — совершенно жёстко и непреклонно, даже по отношению к самому фюреру, если он проявлял склонность «отбиться от рук буржуазии» и «ослабить поводок» — и осуществлялась классовая политика и классовая диктатура в эпоху Третьего рейха. Говорите, фашистские и нацистские приказчики плевали буржуазии на лысину? Это, пожалуй, будет даже слишком сильно сказано... Делали вид, что плюют — пожалуй...


Рисунок Бориса Ефимова






Tags: 1930-е, история Германии, текст
Subscribe

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments