Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Categories:

Прощайте, Егор Кузьмич!



7 мая на 101-м году жизни не стало Егора Кузьмича Лигачёва (1920—2021), бывшего члена Политбюро ЦК, секретаря ЦК КПСС. В переводе на современный язык, выше Егора Кузьмича в позднем СССР был только один человек — а именно Генсек, Горбачёв. И Лигачёв был одной из «культовых фигур» перестройки. Ему была отведена в ней роль «страшного-ужасного консерватора», врага перестройки. Хотя сам он эту роль категорически отрицал...
Вот в моих руках любопытный артефакт тех времён — неформальная газета 1989 года под названием «Антисоветская правда». Макет сделан ещё на пишущей машинке, размножен на ксероксе. Приложение к другому изданию, которое называлось, с ноткой издёвки, «Наше чувство горбачевизма». Оба их издавал ленинградский неформал Александр Богданов. Издания производят сейчас, да и тогда производили, отчасти полубезумное впечатление, но при этом весьма занятны. Почему я о них вспомнил? Да потому, что едва ли не центральное место в номере «Антисоветской правды» занимает не кто иной, как Егор Кузьмич Лигачёв. Да не просто Егор Кузьмич, а он 26 октября 2017 года, то есть почти в наше время. И как же себе представляли неформалы 1989 года 2017 год и роль в нём Егора Кузьмича?
Читаем передовицу номера под заголовком «Крах Егора Кузьмича». Перед нами раскрывается натуральная антиутопия.

«ПЕТРОГРАД, 26 октября 2017 года. Вчера в столице нашей Родины Петрограде в ночь с 25 на 26 октября группа экстремистов во главе с Почётным Членом Политбюро так называемой Коммунистической партии неким Егором Кузьмичём Лигачёвым пыталась провести на Дворцовой площади несанкционированный митинг, посвящённый так называемым «правам человека». Силами национальной гвардии, жандармерии и партактива правящей партии «Демократический Союз» провокационное сборище рассеяно по полицейским участкам и госпиталям. В результате ненасильственных действий со стороны «ДС» гражданин Лигачёв потерял сознание от возмущения. Старейшего большевика-подпольщика, в своё время едва не предотвратившего Апрельскую буржуазную революцию в России, подобрали жалостивые иудеи и отнесли в синагогу. Общество «Память» блокировало все выходы из «сионистского центра» и проводит перед ним многотысячную голодовку протеста с требованием выдачи большевистского функционера на растерзание толпе. Все остальные участники беспорядков, приуроченных к столетней годовщине Октябрьского переворота в 1917 г., уже схвачены и предстанут перед судом на стадионе «Олимпийский». Билеты продаются во всех кассах. Спешите видеть крах очередной коммунистической авантюры!!!»



Что ж, промахи автора очевидны, отметим точные попадания. Лигачёв и компартия в роли оппозиции — что в 1989 году казалось верхом абсурда и вызывало смех — попал. Петроград — ранил (город и впрямь переименовали, но в Петербург). Что Егор Кузьмич доживёт до столь преклонного возраста и встретит столетие революции 1917 года — попал. «Апрельская буржуазная революция» (вернее бы сказать, контрреволюция) — попал, хотя по факту оказалась она августовской. «Полицейские участки» — опять попал. «Силы национальной гвардии», рассеивающие митинг — убил наповал! :)

Не лишены интереса и остальные заметки номера, если сопоставить их с нашей текущей реальностью. Из них встаёт фантасмагория, но... почему-то очень живо перекликающаяся с современностью (хотя пока больше не с российской, а, скажем, с украинской). Например:
«В связи с введением в Российской Республике чрезвычайного положения, напоминаем, что лица с красными знамёнами, пионерскими галстуками и комсомольскими значками подлежат суду Революционного Республиканского Трибунала. Пение «Интернационала» в общественных местах категорически запрещено впредь до опубликования нового официального текста».
Или: «На озере Байкал введён в строй пятый водопровод в Японию и Корею. Теперь наша страна будет продавать чистой воды ежегодно на 100 миллиардов долларов больше, чем в предыдущей пятилетке! Так держать! Пить надо меньше!»
Ещё: «Завтра на сцене Большого театра состоится премьера оперы «Майн кампф» на русском языке. Просьба не опаздывать к началу митинга нацистов и пацифистов на ступеньках театра. Лица с гранатами, автоматами и детьми внутрь не допускаются».
Или: «Второй год бастуют рабочие Путиловского завода в Петрограде. Они требуют от своего хозяина, господина Рыжкова, прекратить выпуск тракторов «Кировец 701». По их мнению, модель явно устарела для века летающих тарелов и думающих компьютеров».



И наконец: «Гнусная западная социалистическая пропаганда снова подняла шумиху вокруг принудительной высылки инакомыслящих России в лагеря перевоспитания больных СПИДом. Телеграфное Агентство Российской Республики (ТАРР) уполномочено заявить следующее: Наше законное Временное правительство не несёт никакой ответственности за то, что в ходе принудительной проверки населения на СПИД Министерство Здравопохоронения обнаружило стопроцентную заражённость СПИДом в «группах риска», в том числе и в группе «инакомыслящих». В нашей стране делается всё возможное и невозможное для охраны здоровья населения. Поэтому принимаемые правительством меры по изоляции больных СПИДом, стерилизации и кремации их останков в особо отдалённых районах — всё это является внутренним делом нашей страны.
Все честные люди клеймят позором диссидентов, гомосексуалистов и проституток. Позор инакомыслящим — самой заразной сволочи нашей эпохи!»

Эх-эх-эх... :( Повторяю, поражают не промахи автора, а как раз его попадания в «яблочко» в некоторых существенных чертах нашей эпохи.
Но, возвращаясь к Егору Кузьмичу... Пролистав этот номер «Антисоветской правды», можно коротко сказать: вот против всего этого, что уже тогда, в 1989 году, в гротескном до неправдоподобия виде нависало над горизонтом, и что некоторые уже предчувствовали тонкой кожей, он и боролся. Возможно, неуклюже, неумело, криво-косо, спотыкаясь на каждом шагу, но... пусть в него бросит камень тот, кто делал это тогда лучше, чем он.

Егор Кузьмич сознательно выбрал роль перестроечного антипода Ельцина, когда на XIX партийной конференции в 1988 году выступил с резкой критикой Бориса Николаевича. Среди прочего он тогда сказал: «Нельзя молчать, потому что коммунист Ельцин встал на неправильный путь. Оказалось, что он обладает не созидательной, а разрушительной энергией». В тот момент популярность Ельцина была огромной, в Москве в 1989 году за него голосовало около 89% избирателей. И своими словами Лигачёв вызвал против себя огромную волну негодования. Фольклор мгновенно ужал слова Лигачёва до лаконичного мема: «Борис, ты не прав!». Появились митинговые вариации этого мема: «Борис, ты прав!», «Егор, ты не прав!», «Борись, Борис!», «Борись, ты прав!», «Правь, Борис!».



Плакаты:


Карикатуры (это рисунок из перестроечного журнала «Огонёк»):


Стихи:
Мораль Олимпа попирая,
К трибуне вышел Прометей.
Ведь все века, не умирая,
Живёт он в ком-то из людей...

Он появился перед съездом,
И солнце вспыхнуло во мгле.
Ещё недавно парт-Гефестом
Он был прикован к парт-скале.

Парт-громовержец, бог суровый,
Велел, предание рекло —
Недаром молнией багровой
Его отмечено чело.

Что ж, крыть прикованному нечем,
И парторёл, его поправ,
Клевал ему живую печень,
Внушая: «Ты, Борис, не прав!»


Сам Егор Кузьмич стал символом антиельцинизма. Я уже писал как-то о многотысячных митингах «демократов» в Лужниках весной 1989-го, тогда подобные мероприятия были внове, и я побывал на паре первых таких митингов. Запомнился следующий эпизод. Кто-то из «демократических» златоустов (кажется, Юрий Черниченко) запальчиво заявил с трибуны:
— Почему человек, проваливший идеологию, переброшен на сельское хозяйство?! Мы не желаем глотать лигачёвскую лягушку!..
Публично критиковать члена Политбюро — это тогда звучало свежо и остро, и стотысячная толпа, как один человек, взорвалась гневными криками:
— Долой Лигачёва!..
В этот момент я посмотрел на Ельцина, стоявшего на трибуне: на его губах играла довольная улыбка.
А потом ещё неутомимые следователи Гдлян и Иванов (тоже ходившие в народных героях тех дней) вбросили в массы идею о том, что Егор Кузьмич, мол, брал взятки. Разумеется, ельцинисты восприняли это откровение на-ура. А сейчас только подумаешь: до какой же степени неадекватности способно искажаться человеческое восприятие, если Егора Кузьмича люди воспринимали как символ коррупции и взяточничества, а Бориса Николаевича — как воплощение честности и неподкупности!.. Если немного задуматься, то это просто пугает... :(
Это, кстати, из очерка Натальи Морозовой о Лигачёве: «Я познакомилась с Егором Кузьмичом в Думе. Бывало, уже под вечер, все депутаты разъехались, а Егор Кузьмич сидит в своём кабинете и работает, работает, работает. Вспоминается, как однажды, в такое же, как и нынче, жаркое лето, выхожу из метро и иду на партийное мероприятие. Смотрю, Лигачёв тоже выходит из метро и направляется туда же. Я спрашиваю: Егор Кузьмич, а почему не на машине? А то и вообще в такую-то жару сидели бы лучше на даче. Так знаете, что он мне ответил? «Эх, Наталья Павловна, мне стыдно признаться, но у меня нет ни машины, ни дачи».
...Вот и почему же, спрашивается, 89% избирателей пошли тогда за Ельциным, а не за Лигачёвым?..
Наверное, потомки этого никогда не поймут. :(

...Прощайте, Егор Кузьмич!
Tags: 1980-е, история СССР, текст
Subscribe

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments