sazikov (sazikov) wrote in foto_history,
sazikov
sazikov
foto_history

Categories:

Александр Никитич. Рождение ЦКБИТ

Оригинал взят у sazikov в Александр Никитич. Рождение ЦКБИТ



На фото — первая шеренга участников демонстрации. Винницкий радиоламповый завод. Конструкторское бюро применения ЭВП. Слева направо: А. Чередниченко, А. Никитич, В. Сокол, О. Михальченко, М. Зельдин, Л. Могилевер. 1967 год

В 1969 году на базе СКБ при Винницком радиоламповом заводе было создано специальное предприятие ЦКБИТ (Центральное конструкторское бюро информационной техники) с опытным заводом. Начальник ЦКБИТ — Е.А. Бобровник, главный инженер — Л.Л. Могилевер, директор завода — А.Л. Оболенский.
Одной из важнейших разработок предприятия стал первый в истории многофункциональный телевизионный экран, предназначенный для эксплуатации на площадях современных городов — ЭЛИН (электронный информатор). Он был установлен на Новом Арбате в Москве в 1972 году. Главный конструктор этого объекта Л.Л. Могилевер, его заместитель — автор этих строк.
Попытаюсь вкратце рассказать историю создания нашего предприятия.




Я не хочу судьбу иную, Мне ни за что не променять Ту заводскую проходную, Что в люди вывела меня
Год 1963. Чуть больше двух лет прошло с тех пор, как вышло распоряжение о строительстве Винницкого радиолампового завода — ВРЛЗ. Я, как молодой специалист, направленный на работу на завод, миновать отдел кадров, естественно, не мог. Встретил меня сотрудник отдела Эдуард Павлович Безкоровайный. Производство радиоламп было для меня, практически, не знакомым. Меня учили применять радиолампы, разрабатывать и производить на них радиоэлектронные изделия. И, прежде чем проситься на какой-либо участок, я был проинформирован Эдуардом Павловичем о специфике работы на нем.
Для окончательного решения моей судьбы мне следовало отправиться на прием к Главному инженеру завода Юрию Михайловичу Золотареву. После традиционного собеседования с главным инженером я был направлен в первый цех на участок проверки электронных параметров радиоламп в качестве наладчика-монтажника четвертого разряда. От предложенной должности мастера я отказался, хотелось поспокойнее осмотреться и найти свое место, где бы я мог с интересом трудиться. Моим первым непосредственным начальником стал Марк Зельдин, механиком цеха был Владимир Вершинин.
Работа наладчика для меня оказалась предельно простой, оставалось много времени для изучения и освоения всего комплекса технологии электро-вакуумного производства. Моими товарищами по работе были такие же наладчики — Николай Кузнецов, Аркадий Матохнюк, Тимофей Стальченко, Алексей Николаев, Павел Рекун, Геннадий Касьянов. В цехе также работала группа инженеров по разработке технологического оборудования — молодых специалистов, отобранных главным инженером.


А.И. Никитич, ведущий конструктор, почетный радист СССР

Естественно, я большую часть рабочего времени проводил с этой группой. В состав группы входили — Е.А. Бобровник, Л.Л. Могилевер, Э.В. Нимеровский, И.В. Приймак, Е.А. Томаш. Поработав почти год я сдал экзамен на пятый разряд на заводской квалификационной комиссии под председательством главного инженера. И тут же был «наказан», мне поручили подготовить до четвертого разряда группу из пятнадцати наладчиков по испытательному оборудованию для вновь открывающихся цехов. С этой задачей я успешно справился.
Группа инженеров и, конечно, я с ними приступили к разработке полуавтомата проверки электропараметров лампы 6Ф1П. Этот полуавтомат получил условное название «Танк». Учитывая мое участие в этой работе, мою успешную работу по подготовке цеховых наладчиков, а также неоднократные работы по пуско-наладке и ремонту общезаводского оборудования, мне на очередной заводской комиссии присвоили шестой разряд по двум специальностям: наладчик-монтажник и наладчик ЭВО (электровакуумного оборудования). Одновременно я был включен в состав заводской квалификационной комиссии по приемке экзамена на пятый и шестой разряд по специальности наладчик-монтажник.


На снимке — Молодые специалисты-инженеры Евгений Антонович Бобровник и Леонид Львович Могилевер за наладкой полуавтомата проверки электропараметров радиолампы 6Ф1П (1964 год)

Год 1965. Группа молодых специалистов первой волны, отобранная и опекаемая главным инженером Ю.М. Золотаревым была испытана неоднократно в деле — в основном это были разработки технологического оборудования для производства новых типов радиоламп. Наступило время, когда некоторым из этих инженеров можно доверить управление отдельными серьезными производственными участками.
Цех № 1, который насчитывал более 1000 человек разделился на четыре части (отдельные цеха), там были начальниками С.И. Шваб, А.Ф. Корнелюк и др. А.Л. Оболенский, начальник первого цеха, получил «облегченную» должность — заместитель главного технолога.
Что касается подопытной группы молодых специалистов, то среди них лидирующими были два инженера, Е.А. Бобровник и Л.Л. Могилевер. Они то и получили первые ответственные должности. Бобровнику было поручено создавать конструкторский отдел. Экспериментальной лабораторией ОГК доверили руководить Л.Л. Могилеверу. Это непростое время было заполнено оснащением помещений (лабораторий) мебелью, стендами, верстаками, измерительными приборами и, главное, набором и обучением на местах специалистов.



Выполняя советы В.В. Родионова и Ю.М Золотарева, в составе коллектива под руководством Л.Л. Могилевера, вперед, к созданию ЦКБИТ!
Поскольку мы с Л.Л. Могилевером успели сдружиться, я, естественно, перешел на работу в возглавляемую им лабораторию. Важнейшим этапом в истории нашей команды стало знакомство с инструктором Горкома партии В.В. Родионовым. В то время, кроме основной работы по планам ВРЛЗ мы увлеклись медициной. В ходе этого увлечения Л.Л. Могилевером и П.Ф. Кулаковым было разработано и изготовлено дистанционно управляемое малогабаритное (транзисторное) устройство возбуждения нервных волокон и регистрации ответных сигналов живых организмов (кафедра нормальной физиологии Винницкого медицинского института — профессор Братусь).
Мною и А.А. Каневским был разработан и внедрен комплекс, позволяющий после обработки на ЭВМ локализовать очаг возбуждения (поражения) головного мозга у паркинсоников. Эта работа впоследствии использовалась В.Д. Билыком при написании докторской диссертации. Е.А. Бобровник с А.В. Чередниченко трудились над электро-фото-фоно стимулятором.
Но вот, как говорится, нет худа без добра. В наши ряды «затисался» предатель — он написал в Горком партии кляузу, и к нам направили для разбирательства партийного инструктора — Виктора Васильевича Родионова. Несмотря на такую его миссию, В.В. был в восторге от нашей команды. Нам также он понравился — умный, тактичный и вежливый человек, сыгравший в нашей судьбе определенную, немалую роль. Мы прислушались к его совету — не распыляться, а сосредоточить свои усилия на проблемах своей отрасли, участвовать в тематике не только ВРЛЗ, но и всего министерства, тем более, что в области электроники начиналась эра транзисторов.
После визита Виктора Васильевича из экспериментальной лаборатории выделилась группа специалистов и на ее базе было создано конструкторское бюро применения электровакуумных и полупроводниковых приборов. (КБП ЭВП и ПП). Мне временно, чуть больше года, пришлось возглавлять лабораторию сварки ОГТ под руководством А.Л. Оболенского. Вскоре я снова вернулся к Могилеверу в КБ применения, где получил должность начальника КТБ (конструкторско-технологического бюро), также в моем подчинении была лаборатория МЭЛ и участок технохимии.



Практически я стал вторым лицом в КБ применения, затем в СКБ и ЦКБ. Здесь мне хочется вернуться к Родионову. Забегая вперед, скажу, что связь с ним мы поддерживали постоянно, я направил к нему многих хороших специалистов, которых по тем или иным причинам мы не могли устроить у себя, а когда у нас наступил критический момент, момент, отделения от ВРЛЗ, с Виктором Васильевичем была договоренность — в случае неудачи мы переходим всем составом к нему, т.е. на работу на ВЗРТА. Условно говоря, ВЗРТА был нашим запасным аэродромом.


Винницкий радиоламповый завод. Главный инженер ВРЛЗ Ю.М. Золотарев с ним А.И. Никитич, В.Н. Росяев. 1968 г.

Год 1968. С чувством большой благодарности и признательности я вспоминаю главного инженера ВРЛЗ Юрия Михайловича Золотарева. Его компетентность, энергия и порядочность позволили в короткий срок обеспечить функционирование огромного завода (численность работников доходила до 12 тыс. чел.), укомплектовать его функциональные подразделения грамотными и ответственными кадрами.
Из числа сотрудников службы главного конструктора СКБ отметились в науке следующие сотрудники: кандидаты технических наук Е.А. Бобровник, В.Е. Качуровский, А.X. Матохнюк, П.Ф. Кутузов (Кулаков), доктор психологических наук О.М. Михалюк.
Всем процессом КБП ЭВП и ПП, численность которого составляла около 50 человек, руководил Л.Л. Могилевер. В начале еще не было разбивки коллектива на отдельные функциональные подразделения. Личный состав работал как единый сплоченный коллектив. Это был, образно выражаясь, зародыш (эмбрион) будущего ЦКБИТ. Большую роль в формировании этого творческого коллектива сыграли первые выпускники Винницкого техникума ЭВП, которые являются золотым фондом ЦКБИТ. Многие из них впоследствии закончили институт и стали ведущими специалистами предприятия.
Что касается В. Нестатных, то он был у нас практикантом, а затем и молодым специалистом, прибывшим к нам после окончания Омского политехнического института. В ЦКБИТ он стал первым специалистом-разработчиком радиоэлектронной аппаратуры на полупроводниковых приборах.
В этот период, кроме основной работы — работы с потребителями продукции ВРЛЗ, мы приступили к разработкам различных товаров народного потребления, в том числе изделий информационной техники. Леониду Львовичу приходилось очень часто бывать в командировке в Москве, там у него завязался большой круг знакомств, особенно тесный контакт был установлен с организаторами отраслевой выставки на проспекте Вернадского.
Первой серьезной разработкой нашего бюро было изделие «Световая газета — Бегущая строка». Принципиальные схемы этого изделия были разработаны группой под руководством В.Г. Нестатных. С этой «газеты» и началось наше победоносное шествие, которое увенчалось созданием отдельного уникального предприятия ЦКБИТ, предприятия новейшего на то время направления — ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ.



По мере того, как человечество начинает осознавать истинную высоту достижений, на которую оно так долго и тяжело взбиралось и с которой так быстро свалилось, у него растет интерес к периоду наибольшего могущества нашей страны, к периоду энтузиазма, самоотверженного, увлеченного и романтического труда народных масс.
Работая на ВРЛЗ в КБП, СКБ и ЦКБ я имел должность старшего инженера, начальника КТБ (конструкторско-технологическое бюро). Под моим руководством была еще МЭЛ и химический участок. С момента образования ЦКБИТ в 1969 г. я автоматически мог стать начальником КО, но сознательно и добровольно от этой должности отказался по двум причинам. Во-первых я не был членом компартии, во-вторых мне очень хотелось заниматься настоящим делом, т.е. разработками радиоэлектронной аппаратуры, особенно на полупроводниковых приборах (я был ламповик).



И так, я был назначен начальником сектора в КО, которым руководил С.И. Шваб. У меня значительно уменьшилась нагрузка, благодаря чему удалось заняться своим любимым делом. Во вновь созданном ЦКБИТе почти сразу же после его открытия произошло событие, изменившее его историческое предназначение и судьбу многих сотрудников. ЦКБИТ оказался оккупирован местной винницкой партийной братией и начальником предприятия, как открытое издевательство над здравым смыслом, партийцы назначили своего надежного выдвиженца Д.С. Бобрика, работавшего ранее директором хлебзавода.
Некоторые ведущие специалисты уволились «по собственному желанию». Могилеверу перекрыли пути в партию и он был вынужден перейти на должность начальника отдела. В этой ситуации нам с Леонидом Львовичем пришлось форсировать проработку схемотехники матричных экранов. Это происходило большей частью у него на квартире. Незадолго до этого под патронажем ЦК ВЛКСМ комсомольцами-добровольцами был построен «на коленке» и установлен в Москве уличный видеоэкран на 24 тысячи световых элементов.
Экран этот так и не заработал — воспламенился и стал неремонтопригоден, но люди, создавшие его, уже имели опыт в разработке и глупо было не воспользоваться этим опытом. Одного из них, В. Савельева, мы приглашали несколько раз. Были проанализированы все их схемные решения, выполнены доработки для демонстрационного экрана, специально только для показа на отраслевой выставке. Руководство выставки выделило нам место в центре зала для экрана размером 3 х 4 метра.



У Могилевера была задумка продемонстрировать этот экран и, может быть, получить добро на изготовление экрана наружного применения. Этот экран с большим энтузиазмом был построен и прошел успешную выставочную демонстрацию, результатом которой стало одобрение руководством министерства нашего желания построить для города Москвы уличный видеоэкран. Главным конструктором проекта этих экранов стал Л. Могилевер, я же занимал скромное место его заместителя. В этих программах принимали участие своим самоотверженным трудом многие сотрудники ЦКБИТ, за что им безмерная благодарность от авторов — первопроходцев этих проектов.



Последняя встреча с Золотаревым
У меня на заводе были многократные рабочие встречи с Юрием Михайловичем Золотаревым, но когда он перешел на преподавательскую работу, то позвал меня на помощь всего один раз. Дело в том, что под его руководством был собран характериогрф, воспроизводящий на экране монитора анодносеточную характеристику испытуемой радиолампы. В схемном и конструктивном плане все было сделано безупречно, однако на экране монитора луч дрожал, изображение было размыто, и вот с этим дефектом он справиться никак не мог.
По прибытию на место, Юрий Михайлович показал мне осциллограммы проблемных точек — все было тип-топ, придраться не к чему. Мы с Юрием Михайловичем были в недоумении, тыкались щупом осциллографа в разные схемные точки и все безрезультатно. И вдруг, мне как бы сверху было подсказано. Говорю: «Юрий Михайлович, давайте передвинем монитор, он бликует от оконной засветки, глаза устали».
Сказано-сделано. Передвинули не выключая и оба остолбенели — изображение на мониторе четкое, никакого дрожания, размытости луча. Мгновенно наши взоры направились на большой, постоянно гудящий трансформатор, вот его-то магнитное поле и воздействовало на луч монитора. Однако нужно было видеть лицо Юрия Михайловича, его беспредельные эмоции, он радовался как дитя, от радости чуть не прыгал. Вот такой мне запомнилась наша последняя рабочая встреча с Юрием Михайловичем, с этим замечательным человеком, давшем мне и многим моим соратникам путевку в профессиональную жизнь.
Tags: история СССР, история Украины, наука, промышленность, тексты, техника, фотографии
Subscribe

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment