Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Category:

160 лет назад. Бездна


Иван Владимиров. «Восстание крестьян в селе Бездна». 1931

В последние дни LJ отмечал 60-летие полёта первого космонавта. Как писал за два с лишним века до этого Михайло Ломоносов:
Открылась бездна, звёзд полна;
Звёздам числа нет, бездне дна.

Вот о юбилее первого полёта с Земли в эту звёздную Бездну и шла речь. Но была ведь и ещё одна Бездна, которая тоже отметила свой «юбилей». Которого, правда, почти никто не заметил... В эту Бездну страна заглянула на сто лет ранее гагаринской реплики «Поехали!» — 12 апреля 1861 года.
Восстание в селе Бездна Казанской губернии (ныне — село Антоновка в Татарстане). Грамотный крестьянин Антон Петров по-своему толковал вышедший царский манифест об отмене крепостного права. По его словам, выходило, что добрый царь освободил крепостных ещё в 1858 году, но помещики скрыли это. Вся земля должна принадлежать крестьянам, и конечно, помещикам они больше ничего не должны. Никакой барщины, никаких выплат (которые в реальности продолжались ещё полвека).
В Бездну стекались тысячи крестьян, воодушевлённых таким толкованием царского манифеста. Волнения охватили 75 сёл. Тысячи крестьян отказывались дальше гнуть спину на помещиков... И вот 12 апреля в село вошли войска под командованием графа Антона Апраксина. Дом Петрова окружила безоружная толпа числом до пяти тысяч человек. Крестьяне требовали, чтобы к ним приехал сам царь.


«Выдайте Антона!»

Дальнейшее в своём рапорте на высочайшее имя описывал сам Апраксин:
«Впереди нас почти что на конце улицы, около дома Антона Петрова и во всю ширину оной, стояла сплошная масса, числом до 5000 человек. Подойдя на расстояние 180 шагов, остановил команду и для первого увещевания послал 2 адъютантов губернатора, которых слова только старались заглушить криком «воля, воля». Адъютанты возвратились, предупредив крестьян, что если они не выдадут Антона Петрова и не разойдутся по своим домам, то по ним будут стрелять; тогда послал я священника, который с крестом в руках увещевал их долго и говорил, что если не повинуются, то чтобы расходились, иначе будут стрелять; они и после этого увещания священника продолжали свой крики. Тогда я сам, подъехав к толпе, объяснил им возложенное на меня поручение и приказывал выдать Антона Петрову или разойтись, но ничто не могло подействовать на ужасное упорство и убеждение этих людей; они кричали: «Нам не нужно посланного от царя, но самого царя давай нам; стреляйте, но стрелять вы будете не в нас, а в Александра Николаевича». Тогда заставил я их замолчать и сказал им: «Жаль мне вас, ребята, но я должен и буду стрелять; те, которые чувствуют себя невиновными, удалитесь». Но, видя, что никто не уходит, толпа продолжает кричать и упорствовать, я отъехал и приказал одной шеренге сделать залп, после которого снова было сделано увещание, но толпа всё то же кричала; тогда я вынужден был сделать несколько залпов; к этому побудило меня более то, что крестьяне, заметив значительный промежуток между залпами, начали в большом количестве выходить из дворов с криком за кольями и угрожали окружить и задавить малочисленную мою команду. Наконец, толпа рассеялась... Тогда Антон Петров вышел из дома перед войском, неся Положение о крестьянах над головою, и тут был взят вместе с выданными им мне сообщниками и отправлен под конвоем в острог гор. Спасска». По донесению Апраксина, были убиты 51 человек и ранено 77, по сообщению же лечившего раненых врача, общее число жертв превышало 350 человек.




Сергей Васильевич Иванов. Бунт в деревне. 1889

Александр Герцен, основываясь на корреспонденции из России, описывал происшедшее так: «Апраксин закричал солдатам: «Стреляй». Напрасно бросились уговаривать его два адъютанта губернатора, присланные туда, чтобы узнать, что делается. Напрасно они говорили ему, что если это были бы бунтовщики, то они вооружились бы чем-нибудь и давно бы окружили их, что, наконец, им ничего не мешало напасть на солдат в то время, как возвращался священник с понятыми, потому что нельзя было бы стрелять в священника. На все эти возражения Апраксин закричал: «Офицеры, за фронт, стреляй!»... Дальнейшее известно: когда рассеялся дым и герой увидел груду трупов и раненых (с этими каннибалами не было даже врача!), Апраксин сказал: «Фу, как их много, ну да можно будет показать меньше, это всегда так делается». Но один уездный чиновник заметил ему, что, может, так и делается на войне, но здесь нельзя не переписать всех».
Царь одобрил действия военных, и написал на рапорте Апраксина: «Не могу не одобрить действий гр. Апраксина; как оно ни грустно, но нечего было делать другого». Антон Петров был публично расстрелян 19 апреля по приговору суда.


Граф Антон Апраксин (1817—1899)

Самое, пожалуй, показательное в событиях — реакция дворянства. А.И. Герцен: «Казанское дворянство хотело дать обед Апраксину, когда он воротился по горло в крестьянской крови. Член губернского присутствия Трубников удержал этих плотоядных уродов замечанием, что «как-то неловко кровь заливать шампанским!». Жаль, что помешал; маски, маски долой, лучше видеть звериные зубы и волчьи рылы, чем поддельную гуманность и цикорный либерализм».
Адъютант казанского губернатора Ф.А. Половцов независимо от Герцена писал своему брату о бездненских событиях: «Радости [казанских дворян] при получении известия о стрельбе не было конца, — те, которые поумнее, старались скрыть её, а глупые и того не делали; многие публично пили шампанское и поздравляли друг друга с успехом; мало того, слабые женщины и те выразили свою радость и жалели только о том, что убитых было слишком мало».
Тут стоит напомнить, что Емельян Пугачёв со своим войском брал Казань в 1774 году, и эти события ещё не изгладились из памяти дворянства. А тут перед ним вживую замаячил призрак новой пугачёвщины...
Что к этому добавить? После революции село Бездна переименовали в Антоновку в честь Антона Петрова, так оно называется и поныне. Между прочим, из того же рапорта Апраксина можно видеть, насколько мифологичным оставалось сознание крестьянства, насколько плохо оно понимало всё происходящее. Он писал, уже после ареста Петрова: «Злонамеренные люди распускают ещё слухи, что освобождение крестьян с. Бездны совершенно окончено и что посланный от государя граф, потрепав по плечу пророка Антона, надел на него золотое платье и шпагу и отправил к государю, откуда он скоро возвратится уже с совершенною волею». До публичного расстрела Петрова оставалось три дня...

Tags: 1860-е, история России, картины, революционеры
Subscribe

Posts from This Сommunity “революционеры” Tag

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

Posts from This Сommunity “революционеры” Tag