my_sea (mysea) wrote in foto_history,
my_sea
mysea
foto_history

Categories:

Правнук Бисмарка в Русском плену

Эта история произошла во время битвы за Сталинград.

Граф Генрих фон Айнзидель, гитлеровский летчик-ас, был известен в люфтваффе и авиаэскадре «Удет» под кличкой Граф.



Генрих приходился правнуком Бисмарку, первому рейхсканцлеру Германской империи. Так как мужчины в его роду всегда становились военными, Генрих в летное училище люфтваффе и был досрочно выпущен в чине младшего лейтенанта в начале Второй мировой войны. Свое летное мастерство молодой граф оттачивал в боях под Белградом и Парижем. Уже тогда на его счету было немало сбитых самолетов, а после воздушных боев под Францией он стал признанным асом. О подвигах графа был проинформирован сам Гитлер. Он хвалил молодого летчика за усердие в борьбе с врагами рейха и желание направиться на Восточный фронт в район Сталинграда. Благословляя летчика, фюрер напутствовал его: «Наведите порядок, граф, в небе над Сталинградом. Я верю, что вы это сделаете».



Эскадра «Удет», состоявшая из лучших летчиков Германии, пользуясь численным превосходством, сразу установила господство в небе над Сталинградом. В августе 1942-го этой эскадрой были сбиты десятки наших самолетов.

Спустя десятилетия, в сентябре 1985 г., в Германии вышел «Дневник искушения» Генриха фон Айнзиделя, в котором он подробно описал события тех дней.

«В водах Дона и Волги отражается небо ясного, жаркого летнего дня. Я кружу над обожженными солнцем степями на своем Ме-109. Где-то там Сталинград, и сегодня 24 августа 1942 года — день начала битвы, которая стала апогеем летнего наступления. Внезапно голос в наушниках возвращает меня к действительности: «Эй, парень! Айнзидель! Иваны у тебя на хвосте!» — так начинаются его воспоминания.

«…О Боже! На моих глазах два «мессершмитта», как метеоры, объятые пламенем, врезаются в землю. Вот и передо мной появляется истребитель. Русский видит меня из своей кабины. Времени на раздумья нет. Моя машина вибрирует от выстрелов пушки. Огонь вырывается из топливного бака советского истребителя. Машина стремительно падает», — описывает один из первых своих боев под Сталинградом немецкий ас.
«30 августа 1942 г. Я лечу над Сарептой на высоте 700 метров. Ко мне пристраиваются русские самолеты, бьют зенитки. Но что это? Острый запах горящего масла и едкий дым разъедают глаза. Все жестче стучат поршни, и вдруг пропеллер перестает вращаться. О боже! Моя машина стремительно падает вниз и ударяется на землю. Неужели я жив? Метрах в сорока от меня аэродром. Ко мне уже бегут», — немецкий летчик попадает в плен.

К сбитому летчику уже бежали русские. Впереди — танкист Иван Синчук, чей танк находился недалеко от места падения самолета. Вот как эту встречу описал русский воин: «...Нам по 20 лет. Мы оба офицеры. Делаем первые шаги в самостоятельной жизни. Хочется жить и любить. А рядом смерть. Судьба свела нас и поставила лицом к лицу.

Граф Генрих Айнзидель стрелял первым. Когда пули засвистели возле моего виска, мелькнула мысль: это конец! Нет, в те минуты мне не было страшно. Это была не отвага. Я просто был парализован близостью смерти и не мог даже поднять руку, чтобы стрелять. Да и зачем? Оружие моего противника в десятки раз превосходило никчемный при такой дуэли пистолет ТТ. Я был соперником абсолютно безопасным. Но меня спас счастливый случай. Граф почему-то в меня не попал (через много лет я узнал, что он был великолепным стрелком). Когда наступила моя очередь стрелять, я ринулся на графа и... остановился. Он пристально смотрел на меня немигающим взглядом, весь вид его говорил: стреляй, чего же ты медлишь? Но я не смог убить безоружного человека. Я не был палачом. Я был воином. Махнув рукой, в которой держал пистолет, я жестом приказал ему идти со мной. Мы пошли к моему танку...»


Генрих фон Айнзидель попал в офицерский лагерь под Москвой. А вот слушался бы прадеда, неглупого, между прочим, человека, не полез бы воевать с Россией.



Интересно, что когда через много лет после войны Иван Синчук предложил бывшему противнику встреться, вспомнить былое, поговорить, Генрих категорически отказался. Побоялся, что сердце не выдержит таких эмоций. "Я.- написал,- совсем не тот бравый летчик, которого вы, господин Синчук, знали"

Веу
Tags: Великая Отечественная война, авиация
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments