y4astkoviu (y4astkoviu) wrote in foto_history,
y4astkoviu
y4astkoviu
foto_history

Categories:

Как русские офицеры в 1897 году корейских солдат учили ...



Несмотря на близкое соседство, Российская империя не торопилась устанавливать официальные отношения с маленьким и слабым государством, каким была Корея в XIX в. Даже появление в 1860 г. общей государственной границы между двумя странами не подтолкнуло российскую власть к налаживанию дипломатических связей с азиатским соседом. И это несмотря на то, что население российского Дальнего Востока с середины XIX в. поддерживало активные торговые связи с корейским народом, а корейцы в больших количествах мигрировали на российские дальневосточные земли.

Лишь изменение политической ситуации на Дальнем Востоке, усиление влияния Японии и западноевропейских держав заставило Россию в 1884 г. заключить первый двусторонний договор о дружбе и торговле, что положило начало официальным дипломатическим отношениям двух государств.

Расцвет российско-корейских отношений пришелся на 1896–1898 гг. В целом, до 1896 г. российское правительство, несмотря на неоднократные обращения корейского короля, никак не реагировало на усиление японского присутствия в Корее.

Японские войска в Корее, 1900 год.
Но в 1896 г. корейский король Коджон при поддержке российских дипломатов (действовавших с официального одобрения русских властей) совершил «мирный переворот», свергнув прояпонское правительство и тем самым отстояв еще на некоторое время независимость своей страны. После этого отношения между двумя государствами оживились.

Король Кореи Коджон (1852–1919)
Переговоры длились несколько месяцев и в целом закончились успешно: хотя официальные ответы Российской империи на просьбы корейской делегации были довольно уклончивы — «из-за опасения обострения отношений с Японией», — на деле российская сторона предприняла ряд шагов по оказанию Корее помощи в обсуждавшихся на переговорах вопросах. Одним из таких шагов стала отправка уже осенью 1896 г. русских военных инструкторов для обучения корейской армии.

Дело в том, что корейские вооруженные силы крайне нуждались в реорганизации: «...К концу XIX столетия Корея оказалась настолько слаба, что не могла защитить себя сама. В Корее практически не было армии, если не считать небольшой королевской гвардии. Поэтому войска соседних стран, Японии и Китая, могли беспрепятственно высаживаться в Корее, передвигаться по ее территории и даже вести там свои собственные боевые операции. Для защиты трона и государства у короля Коджона не было иного пути кроме как обратиться к какой-либо иностранной державе».
При этом основным оружием корейского солдата до 1880-х гг. оставался лук с бамбуковыми стрелами.

Корейское войско. Фотография 1897 года.
За помощью в преобразовании армии в 1870–1890-х гг. Корея обращалась к Китаю, Японии и даже США, но результат оказался неудовлетворительным (впрочем, по-видимому, во многом вина лежала на корейской стороне). Король Коджон также неоднократно обращался и к России с предложением военного сотрудничества (поставки в Корею русского огнестрельного оружия и присылки военных инструкторов), однако российское правительство до 1896 г. не решалось на такой шаг по политическим соображениям.

В октябре 1896 г. в Сеул прибыла «первая партия» инструкторов под командованием полковника Д. В. Путяты в составе 2 офицеров, 10 унтер-офицеров и врача. В конце декабря к ним присоединился и поручик Никита Дмитриевич Кузьмин — будущий автор учебника корейского языка.

Русские офицеры в Корее, 1897 год.
Вторая группа инструкторов в составе 3 младших офицеров, 10 унтер-офицеров, врача и фельдшера прибыла в Сеул в июле 1897 г. Российские инструкторы проработали в Корее до марта 1898 г. Их задачей было обучить корейских солдат и офицеров — создать «надежную корейскую армию», на которую король Коджон «мог опереться в трудную минуту», но прежде всего — подготовить личную охрану самого короля.

Русские инструкторы за полтора года сумели обучить около 3 000 солдат и офицеров — половину корейской армии, несмотря на противодействие корейских чиновников и старших офицеров (устройство службы и армейского хозяйства на российский манер, введенное русскими инструкторами, лишало корейских служащих большого дохода от взяток и хищений).

Русские инструкторы c корейскими солдатами, 1897 год.
Вот как об этом писал российский посланник в Корее К. И. Вебер приамурскому генерал-губернатору Н. И. Гродекову 1 сентября 1897 г.: «К великому огорчению наших недоброжелателей, которых у нас здесь немало, месяца три тому назад поручик Кузьмин принялся за введение в батальоне королевской охраны внутреннего хозяйства, упорядочением которого урезываются нелегальные доходы и взятки чинов военного министерства и командира батальона. Поэтому поручику Кузьмину приходилось сильно бороться со своекорыстными препирательствами корейцев, отстаивающих интересы своего кармана. Но благодаря спокойному и положительному характеру Кузьмина победа осталась за ним. Солдаты и офицеры крайне рады такому успешному исходу...
Старая консервативная партия чует, что введение порядка и реформ положит конец их своеволию и грабительству»
.

Одной из самых больших трудностей, с которыми столкнулись русские инструкторы в Корее, стало незнание корейского языка и отсутствие переводчиков. Как пишет в отчете поручик Афанасьев: «...Не было переводчиков, за исключением одного корейского офицера, плохо говорящего по-русски, но что мог помочь один человек?» (на тот момент обучаемых было 800 человек — десять групп по 80 человек, поэтому один переводчик и правда не слишком мог помочь делу).

Русский десант в Сеуле. 1897 год.
Чуть позже появились еще два переводчика, что несколько улучшило ситуацию. Несмотря на это, российским офицерам удавалось с помощью корейцев переводить на корейский язык необходимые инструкции, уставы, документы.

Так, тот же поручик Афанасьев писал: «...Переводы занимают много времени, приходится переводить несколько раз, ибо переводчики — жители северных провинций и плохо справляются с переводом».

Следует отметить, что офицеры корейских войск, прошедшие обучение под руководством российских инструкторов, впоследствии использовались корейским правительством при организации подобных воинских формирований в провинциях.

Это явствует, например, из публикации «Географический очерк района корейской территории на пути из с. Новокиевское в Порт-Артур, пройденном Генштаба подполковником Оранским», появившейся в «Приамурских ведомостях» 28 ноября 1899 г.

Приведем ниже лишь небольшой пассаж из этой объемистой статьи, где, в частности, сообщалось: «Прибыв в Хайенг, я был чрезвычайно поражен, когда, присутствуя на ученьи корейских солдат… вдруг увидел, что все построения и ружейные приемы совершаются по русскому уставу, а самая команда произносится на русском языке. Оказывается, что для формирования этого отряда в Хайенг было командировано несколько человек из числа обученных в Сеуле нашими инструкторами.
Тот факт, что русские слова,
[обычно] чуждые корейскому населению, и самые приемы воинского обучения так вкоренились в военную среду и даже через несколько лет без помощи писаного устава передаются от одного [военного] к другому без малейшего искажения, доказывает, что работа наших инструкторов в действительности была в высшей степени добросовестной».

Бойцы императорской гвардии, подготовленные российскими инструкторами, 1898 год.
С прекращением обучения корейцев русские офицеры и нижние чины сначала в марте 1898 г. были прикомандированы к российской дипмиссии (для ее охраны), а в мае отправились на родину, к своим военным частям.

28 мая 1898 г. газета «Владивосток», сообщая о возвращении из Кореи россиян-инструкторов, отмечала’, что из войск Приамурского военного округа в разное время было командировано туда 6 офицеров, 20 унтер-офицеров, 2 врача и один фельдшер.
Tags: 1880-е, 1890-е, Военная история, дореволюционные фотографии, интересно, история Кореи, история Россия
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments