my_sea (mysea) wrote in foto_history,
my_sea
mysea
foto_history

Category:

В день рождения государя Николая I, называемого народом "Незабвенный"

Как рано темнеет в конце декабря…

Только мужество молодого императора помогло избежать страшных событий. Вот как вспоминала об этом Александра Федоровна: «…Ночью, когда я, оставшись одна, плакала в своем маленьком кабинете, ко мне вошел Николай, стал на колени, молился Богу и заклинал меня обещать ему мужественно перенести все, что может еще произойти.

— Неизвестно, что ожидает нас. Обещай мне проявить мужество и, если придется умереть, — умереть с честью.

Я сказала ему: — Дорогой друг, что за мрачные мысли? Но я обещаю тебе».

Это происходило 13 декабря ночью. Царская семья всерьез готовилась к любому исходу событий. И Николай, и его «птичка» остались верны друг другу. Как писала Александра Федоровна, «почувствовав себя в его объятиях, я заплакала, впервые за этот день. Я увидела в нем как бы совсем нового человека. Он вкратце рассказал обо всем происшедшем; он первый сказал нам, что Милорадович смертельно ранен, может быть, даже уже умер. Это было ужасно! Увидев, что Саша плачет, он сказал ему, что ему должно быть стыдно и вышел с ним на двор. Там находился Саперный батальон. Государь показал им Сашу и сказал: — Я не нуждаюсь в защите, но его я вверяю вашей охране!».

Времени только 3 часа, а уже близятся сумерки, а следом ночь, и никто не может знать, что произойдет ночью в городе, где 3 тысячи вооруженных военных готовы свергнуть Императора. Это только те, кто на площади, но откуда Николаю Павловичу знать, кто еще замешан в заговоре, какие силы возьмут верх к утру. Собрашиеся толпы людей, кто знает, могут примкнуть к бунтовщикам, и что ждет тогда Россию?
Николай решается. Но прежде, рискуя жизнью, выезжает на площадь, чтобы удостовериться, нельзя ли, окружив толпу, принудить мятежников к сдаче без кровопролития.

Ночь после декабристского бунта. Что было в то страшное время в молодым , 29-летним императором, который должен был спасти страну от хаоса даже ценой собственной жизни и жизней своей любимой семьи: матери, сестер, брата, мной жены и маленьких детей...



Итак, бунт подавлен. Николай Павлович показал себя истинным властелином. С таким «господа гвардия» не были готовы бороться. “В ночь с 13 на 14 декабря Николай I предстал перед собранными командирами военных частей и сказал им: “Господа, не думайте, что утро пройдет без шума: возможно, что и Дворец будет под угрозой и я не могу заранее принять нужные меры; я знаю, что есть волнения в некоторых полках, но лишь в решающий момент я смогу решить на какие части я могу рассчитывать: до того времени я не смогу измерить размер зла. Но я спокоен, потому что моя совесть чиста. Вы знаете, господа, что не я искал короны; я не нашел в себе ни нужных талантов, ни опыта, чтобы нести этот тяжелый груз; но если Господь его на меня возложил, также как воля моих братьев и законы Государства, я сумею ее защитить и никто во всем свете не сможет ее у меня вырвать. Я знаю свои обязанности и знаю как их защитить; Император Всероссийский в случае нужды доложен умереть с мечем в руке. Во всяком случае, не зная как мы переживем этот кризис, я поручаю вам моего сына. Что же касается меня, будь я императором лишь на час, я сумею доказать, что я достоин этого звания”. ( замечание между прочим: государь не боялся употреблять местоимение «я», показывая, что берет на себя ответственность. Наши теперешние лидеры, заметили, вообще это местоимение не употребляют. Они говорят «Считаю, что…», « уверен, что…»…Показательное лингвистическое различие!:)
Автор декабристы



Николай Павлович с самого начала бунта лично командовал его подавлением, выполнял свой долг, хотя для него это было тяжелейшей ношей. 14 декабря победил тот, чья воля была сильнее, чей дух оказался несломленным. Николай I страдал, его мучило сознание того, что , возможно, придется прибегнуть к силе. Впрочем, Он испытал все средства, чтобы избежать кровопролития. Царь говорил Дернбергу: “Можно ли быть более несчастным? Я делаю все возможное, чтобы убедить их, а они не хотят ничего слушать”.

Автор декабристы

Николай I
Ганноверский посланник Дернберг пишет о Николае I: “В эти ужасные минуты, он показал хладнокровие и присутствие духа, которые приводили в восхищение зрителей”. Истинный царь - и внешне (это было истинно царским у Николая Павловича - его физическая красота. "В нем каждый дюйм - король", - повторяли англичане слова Шекспира, увидев Николая. "Это самый красивый мужчина в Европе", - написала одна дама. "Лоб открытый, нос римский, рот умеренный, взгляд быстрый, голос звонкий", - описывал Николая его русский современник), и внутренне.

Автор франция

Николай I

Принц Евгений вспоминает: “Император проявил в этом тяжелом положении много храбрости и присутствия духа”.
Андрей Болотов, стоявший в толпе любопытных и находящийся в непосредственной близости к Императору, также вспоминает о мужестве Николая I.
Даже ненавидевший императора Николая I маркиз де Кюстин пишет: “Очевидцы видели, как Николай духовно рос перед ними... Он был настолько спокоен, что ни разу не поднял своего коня в галоп”. “Он был очень бледен, но ни один мускул не дрогнул в его лице. А смерть ходила около него. Заговорщики ведь указали его как свою первую жертву. Драгунский офицер, странного вида, с обвязанной головой, уже подходил к Царю и говорил с ним по дороге от Зимнего Дворца к Сенату. Это был Якубович, раненый в голову который хвастался тем, что он был готов убить всех тиранов. Другой заговорщик, Булатов, держался около Императора, вооруженный пистолетом и кинжалом...” Каховский на допросе сказал Николаю I: “Слава Богу, что вы не приблизились к каре: в моей экзальтации я первый бы выстрелил в вас”.
Автор декабристы

Николай I на Сенатской площади
Император был спокоен, хотя смерть была возможна в любую минуту, хотя во дворце , охраняемом лишь тысячей верных саперов были его мать, жена и дети… Чего стоило ему это спокойствие! Царь не спрятался, как "диктатор" Трубецкой, не попытался переложить ответственность за свои решения на других, он честно и мужественно противостоял неведомым даже для него силам. Ведь на площади была только видимая часть заговоров.

Автор декабристы

Александра Фёдоровна с детьми. Их тоже хотели убить благородные декабристы.

Заговор был разветвлённым и цели его были определены: убийство всей царской семьи ( всей, подчеркиваю, чтобы не было иллюзий относительно декабристского гуманизма), включая женщин и детей, и замена монархии… на что? А не на власть народа ( народ декабристы подло обманывали) , как нежно пели нам все, начиная с дореволюционных либералов, а на вполне-таки военную диктатуру. Про идеи Пестеля я уже писала. Только мы-то, сегодня, после 1917 года, уже можем себе представить, что было бы на самом деле, если бы к власти пришли люди, абсолютно не представляющие, что делать с земельной проблемой, как освобождать крестьян, как быть с армией…Бунт, кровавый и уж, воистину, « бессмысленный и беспощадный». Страна захлебнулась бы в крови.
Автор декабристы

Николай Павлович с дочерьми.

Эту часть я выкладываю по просьбе нетерпеливых френдов. Но сюда же хочу поместить небольшой отрывок из воспоминаний Николая I, исключительно с целью показать, что эти благородные господа вполне могли врать и врали своему государю без малейшего зазрения совести. Даже когда царь пытался воззвать к их чести. Даже когда государь говорил с ними, как с равными, как со старыми друзьями – врали.

«Орлов жил в отставке в Москве. С большим умом, благородной наружностию, он имел привлекательный дар слова. Быв флигель-адъютантом при покойном Императоре, он им назначен был при сдаче Парижа для переговоров. Пользуясь долго особенным благорасположением покойного Государя, он принадлежал к числу тех людей, которых счастие избаловало, у которых глупая надменность затмевала ум, считав, что они рождены для преобразования России. Орлову менее всех должно было забыть, чем он был обязан своему Государю, но самолюбие заглушило нем и тень благодарности и благородства чувств…

Автор декабристы

Михаил Орлов

Таким он явился. Быв с ним очень знаком, я его принял как старого товарища и сказал ему, посадив с собой, что мне очень больно видеть его у себя без шпаги, что, однако, участие его в заговоре нам вполне уже известно и вынудило его призвать к допросу, но не с тем, чтоб слепо верить уликам на него, но с душевным желанием, чтоб мог вполне оправдаться; что других я допрашивал, его же прошу как благородного человека, старого флигель-адъютанта покойного Императора сказать мне откровенно, что знает.

Он слушал меня с язвительной улыбкой, как бы насмехаясь надо мной, и отвечал, что ничего не знает, ибо никакого заговора не знал, не слышал и потому к нему принадлежать не мог; но что ежели б и знал про него, то над ним бы смеялся как над глупостию. Все это было сказано с насмешливым тоном и выражением человека, слишком высоко стоящего, чтоб иначе отвечать как из снисхождения.
Дав ему договорить, я сказал ему, что он, повидимому, странно ошибается насчет нашего обоюдного положения, что не он снисходит отвечать мне, а я снисхожу к нему, обращаясь не как с преступником, а как со старым товарищем, и кончил сими словами:

- Прошу вас, Михаил Федорович, не заставьте меня изменить моего с вами обращения; отвечайте моему к вам доверию искренностию.
Тут он рассмеялся еще язвительнее и сказал мне:
- Разве общество под названием «Арзамас» хотите вы узнать?
Я отвечал ему весьма хладнокровно:
- До сих пор с вами говорил старый товарищ, теперь вам приказывает ваш Государь; отвечайте прямо, что вам известно.
Он прежним тоном повторил:
- Я уже сказал, что ничего не знаю и нечего мне рассказывать.
Тогда я встал и сказал генералу Левашову:
- Вы слышали? - Принимайтесь же за ваше дело, - и, обратясь к Орлову: - а между нами все кончено.
С сим я ушел и более никогда его не видал."
Tags: Романовы, история России, монархия
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments