a_i_z (a_i_z) wrote in foto_history,
a_i_z
a_i_z
foto_history

Categories:

Нос ужалил богатырь...

Жил-был Пушкин. И было у него два сына. И две дочки.
Маша-Саша-Гриша-Наташа. Так их звали. И он их очень любил.

А что чаще всего дарят дети в семье на день рождения мамы-папы?
Правильно, свои рисунки.

        
Так получилось, что Пушкин не дожил, чтоб Маша-Саша-Гриша-Наташа ему дарили – малы были, когда его не стало.
Зато сейчас племя младое читает его сказки и стихи и рисуют рисунки – ему посвящённые.

В один из наших приездов в Пушкиногорье в начале 2000-х мы останавливались на неделю
прямо у подножия Святогорского Свято-Успенского монастыря, где похоронен Пушкин.
Дело было летом, так что исходили все окрестности вдоль и поперёк.

В Тригорском (имение приятельницы Пушкина П.А. Осиповой), где Пушкин бывал почти каждый день,
сохранилась с тех стародавних времён баня, которая помнит многих знаменитых гостей:
поэта Н. М. Языкова, ночёвки Пушкина и Дельвига, когда они вместе с А.Вульфом собирались здесь для долгих дружеских бесед-застолий.

В тот наш приезд один из её "залов" был отдан под выставку детских рисунков на тему "Мой Пушкин".
Так вот. Слухи о том, что наши дети стали меньше читать вообще, а Пушкина - в частности - сильно преувеличены.
Младое племя читателей, которых он приветствовал, демонстрируют в своих рисунках такую любовь к нему
и такое знание его творчества, что Пушкин остался бы доволен.

И наверняка прихватил бы с собой в город великолепную "Савкину горку" из пластилина или выпросил (ему бы не отказали)
рисунок злющей бабки Бабарихи или У Лукоморья.




Дмитриева Люда "У Лукоморья":



Михайловская Ольга "Свобода":



Кипнес Елена "Пятницкие ворота Святогорского монастыря":



А квартировали мы у местного пенсионера - частного предпринимателя.
Он сдавал все три комнаты в своём трёхкомнатном доме, а сам жил в строящейся бане на огороде.
В доме можно было пользоваться кухней (сделать утром яичницу и кофе) и душем - если можно назвать душем тонкую струйку воды из шланга.
Но это всё было не главное.
Главное – дом был через дорогу у самого подножия Святогорского монастыря, из окон можно было видеть купола и знать - Пушкин рядом.




А прямо под окнами был узкий тротуар.
И с вечера до глубокой ночи за нашим окном матерились проходящие мимо.
Ни на кого или на что-либо: просто шли и так разговаривали.
Практически все, включая женщин и детей. Но все проходящие в конце концов проходили.

И наступала тишина. Такой тишины как у Святогорского монастыря нигде больше нет.
И такой густой темноты.

Просыпались мы каждое утро под колокольный звон в монастыре... Не забыть его.
Начинают маленькие колокольцы, словно пробуют – получится-нет?
Потом вступают средние и вдруг - большой колокол даёт голос и сразу же замолкает,
а маленькие и средние всё набирают и набирают силу и звонят долго-долго - и всё на одной звенящей ноте...
Но это не раздражает, наоборот - восторг души.
И вот тут вступают большие колокола и начинается новая часть...

А потом идёшь купаться на быстротечную Сороть, а по дороге машины, машины.
И у каждой машины окно открыто и оттуда на всю округу несётся такая дикая попса,
что хочется стать пушкинским Балдой и закатать по лбу этим меломанам, чтоб не включали так громко.

Но бывало, тормозит такая машина и из окошка высовывается водитель (с золотой цепью на основательной шее)
и вдруг спрашивает:  - а эта, а где тут могила Пушкина?
Едут к Пушкину...
За это можно любую попсу простить...

Фото детских рисунков и Святогорского монастыря В. Златомрежев


  
Tags: 2000-е, Пушкин, дети, путешествия, рисунки, текст
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments