Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Category:

Как глава Советского государства с Муссолини дружил


Лев Каменев. 1918 год. Главой Советского государства он был совсем недолго, в октябре-ноябре 1917 года, зато — самым первым

Завершая тему 75-летия расстрела Бенито Муссолини. Среди друзей молодости итальянского дуче был и будущий первый глава Советского государства — Лев Борисович Каменев (1883—1936). Троцкист Александр Боярчиков (1902—1981) рассказывал о начале их дружеских отношений:
«Теперь нечасто встретишь в нашем обществе такого убеждённого и просвещённого борца за революцию, каким был Лев Борисович Каменев в начале своей жизни. Пламенный революционер, влюблённый в идеи равенства, свободы, братства, он всю свою жизнь стремился к этим идеалам. В 1905 году его мечты были расстреляны в Москве на баррикадах Красной Пресни. Он был вынужден совместно со многими другими русскими бежать в Италию. Тогдашняя Италия и Рим очаровали русского революционера прогрессивными идеями XX столетия и либеральной конституцией, которая давала право итальянскому народу на легальное существование в стране различных политических партий. Восхищённые свободой эмигранты из России включились в непривычный ритм жизни чужого государства и направили своё существование по новому руслу. Однажды в городском саду на митинге Лев Каменев случайно встретился со студентом столичного колледжа, пламенным оратором, Бенито Муссолини. Юноши понравились друг другу и сошлись характерами. Их политическая дружба длилась много лет. Судьба не баловала их, им приходилось голодать, бедствовать, но без уныния несли они свой крест сподвижников всемирного социализма. Подключившись к агитации социалистических идей в рабочих и крестьянских массах, юноши нередко в непогоду ночевали в сельской местности под деревянным мостом или под густой кроной дерева. Так для Льва Каменева шли годы в повседневной пропаганде социалистических идей вдали от милой родины — России. Однажды его юный друг Бенито заявил, что он до боли в сердце любит свою родину Италию и не желает больше оставаться социалистом-интернационалистом... В начале Первой мировой войны многие социалисты европейских стран ушли из Социнтерна и примкнули к национальному социализму. Среди них был и Бенито Муссолини. Политические взгляды Муссолини и Каменева разошлись тогда диаметрально, и они расстались».


Л.Б. Каменев в представлении художника Дени. 1923 год

Надо сказать, что это очень сильно романтизированный рассказ. Автор явно идеализиpует и приукрашивает и почитаемого им Каменева (с которым сам был лично знаком), и даже его бывшего друга Муссолини. Якобы Муссолини диаметрально поменял свои политические взгляды из «любви к родине до боли в сердце». :) Тем не менее зерно истины в рассказе Боярчикова есть: молодые люди действительно были знакомы и, вполне вероятно, поддерживали товарищеские отношения, пока Муссолини был социалистом.


На этой карикатуре Каменев — ещё один из лидеров большинства ЦК и союзник Сталина, грудью стоит против «ревизии ленинизма» со стороны троцкистской оппозиции. Рисунок Л.М. Фрагмент. Журнал «Красный перец». 1923 год

Однако это знакомство имело и продолжение. В ноябре 1926 года Лев Каменев был назначен полпредом СССР в Италии. Эта должность — посол в фашистской стране — воспринималась как своеобразное «наказание» для лидера оппозиции, потерпевшей неудачу на XIV партсъезде. Послом в Италии Каменев оставался чуть более года — до 7 января 1928 года.

Боярчиков продолжал: «В своей последней встрече с нами на Петровке осенью 1926 года Каменев признался, что после неудачи нашей оппозиции на XIV партийном съезде Сталин в виде наказания послал Льва Каменева нашим посланником в фашистскую Италию. В те годы, как известно, в Италии к власти уже пришёл фашизм, а его политическим вождем был Бенито Муссолини, друг Каменева прежних лет.
Каменев и Муссолини встретились во Дворце правительства Италии. Они обнялись по-старинному и долго так стояли, вспоминая своё прошлое. Они заметили, что оба сильно поседели. Как близкие товарищи в недавнем прошлом, они взволнованно ходили по большому кабинету и говорили о годах своей юности. Когда волнение улеглось, они уселись в кресла и продолжили свой разговор о будущем всего человечества. С жестокой откровенностью Муссолини говорил о коммунизме и фашизме: «Наши с тобой дороги разошлись, однако нас объединяет общий принцип — демократический централизм. Его выдумал не Ленин и не Маркс, а итальянский иезуит Лойолла. С помощью этого принципа мы с вами, коммунистами, создадим новую структуру общества. У нас, как и у вас, господствуют одни и те же средства в достижении цели, правда, цели у нас разные...»
Бенито Муссолини приводил примеры и сравнения. В борьбе с противником, он утверждал, возможны насилие, измена, вероломство... Их беседа затянулась до полуночи. Прощаясь с Каменевым, Муссолини дал ему особый пропуск на заводы, фабрики, в фашистские парторганизации и профсоюзы в целях изучения их методов господства над людьми и страной.
Два с лишним месяца Лев Каменев ходил и ездил по Италии, изучая фашистскую действительность. Партийные организации фашистов сверху донизу были сколочены по принципу демократического централизма, похожего на крепостничество и рабство в древности. Снизу доверху вся партия повиновалась высшему партийному вождю. Парламент у фашистов состоял из членов правящей фашистской партии и нескольких беспартийных итальянцев (богачей, артистов, известных всей стране учёных и писателей). Фашистская партия Италии была единственной руководящей силой в государстве, слившейся в один кулак с верховной властью в государстве.


Муссолини на обложке журнала. 1940 год

В стране царили террор и демагогия. Фашизм в Италии монополизировал рабочее движение. Все забастовки в государстве считались уголовным преступлением. Все профсоюзы окончательно утратили свою независимость, которую имели при королевском правлении, и превратились в государственные организации. Выборность в партийных, профсоюзных и общественных организациях являлась неприкрашенным обманом итальянского народа. Настоящей выборности не было. Списки кандидатов на различные посты не предлагались снизу, а посылались сверху, что представляло собой скрытую форму назначения.
Внутреннее сходство итальянского фашизма с политической системой большевизма было удивительно бесспорным. Однако это сходство было не идейное, а структурное... Наша цель — интернациональная коммуна всего мира, созданная организационно на основе свободной демократии. Все мы искренне стремимся к этой цели с помощью всемирной революции, способной уничтожить на земле все лжеидеи, породившие причины рабства и насилия людей...»


Александр Иванович Боярчиков (1902—1981)

Тут опять надо сделать ремарку: то ли Муссолини, то ли Каменев, то ли сам Боярчиков совершенно не к месту использовали словечко «демократический». Бесспорно, итальянское фашистское государство было построено на централизме, вот только без этого явно излишнего прилагательного...

Сохранилось любопытное свидетельство другого оппозиционера-троцкиста, Ивана Врачёва, прожившего почти столетие (1898—1997), которое записал с его слов А. А. Василивецкий 5 февраля 1989 года. Из него видно, что кое-какие из рассуждений Муссолини, похоже, запали Льву Борисовичу в память.
«В один из приездов в СССР Каменева навестил недавний участник левой оппозиции И.Я. Врачёв... Каменев тогда ещё жил в Кремле. Он начал свой рассказ с заявления: «Недавно фашистская партия в Италии разработала новый устав и первым пунктом записала, что во главе партии стоит дуче. Какая ясность! И нам это надо записать о Сталине».


Иван Яковлевич Врачев (1898—1997)

Однако в ВКП(б) подобные идеи не проходили, и особенно — когда их высказывал старый оппозиционер Каменев... В феврале 1934 года, произнося речь на XVII съезде партии, Каменев попытался выступить в подобном духе, назвав текущую эпоху «эпохой Сталина». Но это моментально вызвало открытое недовольство всего зала и критические выкрики в адрес Каменева с мест, хотя до этого его долго слушали молча. А в «Кратком курсе истории ВКП(б)» об этой речи позднее говорилось: «На XVII съезде выступили также троцкисты — Зиновьев и Каменев, бичуя себя сверх меры за свои ошибки и славословя партию — тоже сверх меры — за её достижения. Но съезд не мог не видеть, что как тошнотворное самобичевание, так и слащаво-приторное восхваление партии представляют обратную сторону нечистой и неспокойной совести этих господ».
А в могилу спустя два с половиной года после этой речи, в 1936 году, Лев Борисович сошёл с ярлыком «агента фашизма». Правда, не итальянского, а германского. Что отражено, например, на этой карикатуре, где Троцкий, Каменев и Зиновьев красуются с нацистскими повязками на руках:


К. Ротов. Рисунок 1936 года. «Общая платформа». Фрагмент

Что, конечно, было несправедливо. Хотя, если вдуматься в восторженные слова Льва Борисовича про пункт устава фашистской партии, то может возникнуть и некоторое сомнение... :)
Tags: 1900-е, 1910-е, 1920-е, 1930-е, история CCCР, история Италии, история России, карикатуры, революционеры, тексты
Subscribe

Posts from This Сommunity “революционеры” Tag

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments