k_fon_shwahgeim wrote in foto_history

Categories:

Минувшее. Усадьба Давыдково.

Давыдково. Усадьба Пушкиных.  Фото 1906-7 г.
Давыдково. Усадьба Пушкиных. Фото 1906-7 г.

Костромская губерния, усадьба Давыдково, где жили Костромские Пушкины.

Вид с ветряной мельницы с ветряным двигателем в 12 махов.

Из воспоминаний Сергея Львовича Пушкина (1900-1975 гг.)

Усадьба Давыдково ко времени переезда туда нашей семьи была распланирована следующим образом:

Дом и по его бокам два деревянных здания, посередине крыши украшенные шпилями с флюгерами были отделены от двора с его службами живой изгородью из подстриженных елок вперемешку с колючим кратегусом. Эта изгородь имела полукруглую форму и была снабжена воротами в виде кирпичных столбов с одного края, а посередине - напротив парадного крыльца дома - деревянной калиткой.

Здание с флюгером на запад от дома было амбаром, на восток - кладовой.

Перед парадным подъездом дома сплошным овальным кругом росли кусты белых роз. Посередине их рос большой серебристый тополь со спиленной верхней частью ствола и подстриженной кроной. По бокам розария росли две высокие старые лиственницы.

За живой изгородью посредине двора был вырытый в форме рыбы (карася) пруд; за прудом направо (если смотреть от дома) был флигель, где помещалась: канцелярия отца и жилое помещение для его письмоводителя.

К востоку от флигеля в углу двора стоял каменный каретный сарай. Прямо за прудом были каменные въездные ворота и к западу длинное каменное здание конного и скотного двора с людской избой посредине. Посредине крыши этого здания была такая же башня с высоким шпилем, как и на амбаре и кладовой, но без флюгера.

К югу от дома шел цветник, сад и огород под уклон, который спускался в довольно глубокую долину ручья под названием "Камешник".

По обеим сторонам цветника и огорода были аллеи старых лип с дубами и кленами вперемешку. Вся территория усадьбы - двор, сад, цветник, огород была обнесена прекрасным высоким частоколом на массивных деревянных столбах. Узкая долина ручья Камешника с небольшими сенокосными лужайками на противоположной от усадьбы стороне, отграничивалась крутой холмистой грядой, поросшей спелым смешанным лесом. Эта гряда являлась водоразделом между ручьем Камешником и речкой Воршей, в которую этот ручей и впадал. Она вместе с сенокосными лужайками по Камешнику и Ворше и носила название пустоши "Горы".

Из окон дома, расположенных к югу, а также с веранды 2 этажа, открывался вид на цветниковые клумбы с окружающими их песчаными дорожками, по бокам которых были обширные заросли сирени. В левой стороне от них до липовой аллеи пространство было засажено яблонями, в правой стоял столб "гигантских шагов" и далее до липовой аллеи-яблони. Ниже шла дорожка, по обеим сторонам которой вниз по склону к Камешнику тянулись гряды огорода, обсаженные вокруг шпалерами ягодных кустов - крыжовника и смородины разных сортов. Ниже гряд было несколько яблонь и у самого частокола заросли вишен и коринки. За частоколом над горой открывалась долина Камешника, а за ним высоко кудрявились рощи "Гор". За ними речка Ворша с ее омутинками, тихими плёсами, чередующимися с каменистыми порогами - перекатами, отграничивала с южной стороны угодья усадьбы Давыдково. На левом берегу Ворши простирались поля соседних деревень - Котова и Подольнова.

Если смотреть из дома на сад и "Горы", то с правой стороны сада за частоколом шла дорога на колодец, из которого возили воду в дубовой бочке с медным краном в днище, укрепленной на колесной двуколке с оглоблями для конной запряжки. Колодец был устроен на родничке, бившем из горы за садом на спуске в долину ручья Камешника. Рядом с водовозной дорогой с ее правой стороны (с левой шел частокол сада) и параллельно ей спускался к Камешнику глубокий овраг, на крутом берегу которого стояла громадная ель. На восточной стороне ее я еще застал прибитый к ее стволу обломок с еле заметными иероглифами арабских букв, написанных черной краской. Вот что рассказал мне об этом мой отец, когда мне было лет 7 или 8. 

В пятидесятых годах прошлого столетия дед мой Лев Александрович купил пленного осетина себе в качестве егеря на правах крепостного. Звали его Хан-Баба. Хан-Баба был помещен в Давыдкове и сопровождал деда на его охотах - носил за ним ягдташ, пороховницу и кожаный с двумя отделениями, с медными горловинами, несессер с дробью двух сортов. Все эти охотничьи принадлежности тех времен я видел сам, они хранились в кабинете отца. На ели, о которой я говорил выше, Хан-Баба прибил доску с изречениями из Корана, куда и уходил каждое утро молиться, как правоверный магометанин. 

За оврагом с елью Хана-Бабы был так называемый Старый сад. Дело в том, что дом в усадьбе, в котором прошло мое детство, был построен дедом в 1876 году. Эта дата была выбита обойными гвоздями с белыми фарфоровыми головками на внутренней стороне двери парадного крыльца дома, поэтому эта дата мне хорошо запомнилась. До его постройки дед с бабушкой жили в старом деревянном одноэтажном с антресолями доме, находящемся в "Старом саду" за оврагом. На его месте я застал только большие гранитные валуны, служившие когда-то его фундаментом. Против старого дома был насыпан большой курган с канавой вокруг его основания и маленькой чугунной пушкой на деревянном лафете, стоявшей на вершине кургана. Из пушки стреляли в Новый Год и в семейные праздники. Когда моему отцу было 2 или 3 года пушку при выстреле разорвало, человеческих жертв при этом не произошло. Курган, носил название "батареи" и в мое время весь зарос малинником и крапивой. Рядом с батареей был курган поменьше с провалившейся внутрь серединой. Это был при дедушке искусственный грот с гипсовыми статуями внутри, обломки которых в виде белых черепков находил там и я в детстве. За батареей стоял большой старый сибирский кедр с широкой кроной, через год бывавший усыпанным крупными шишками, полными орехов. Для их сбора приносили длинную легкую лестницу (примерно метра 4 - 5 высотой), по которой добирались до нижних сучьев и дальше до вершины уже по сучьям. Длинной легкой палкой забравшийся сбивал с концов сучьев шишки, а мы их подбирали в корзинки и ссыпали в большой мешок. В новом саду около площадки с "гигантскими шагами" стоял более молодой кедр, шишки с которого было собирать проще, так как до нижних сучьев можно было добраться, вставши на находившуюся под ним скамью.

По краям старого сада были обширные заросли орешника-лещины, обильно плодоносящих каждую осень.

За кедром и орешником старый сад переходил в лес, в котором все аллеи так заросли молодым ельником, что их с трудом было можно различить, если буквально продраться в середину еловой заросли. Лесистая часть старого сада смыкалась с небольшой рощей спелого смешанного леса, выходящей на лужайки поймы речки Ворши и носящй название "Ендова". Эта роща - елово-сосново-березовая, спускаясь отлого к пойме речки Ворши, была на редкость живописна с ее лесными дорожками и тропинками. Сам древостой "Ендовы" был в возрасте полной спелости (VI - VII кл.) и высокой производительности (I кл. б-та). "Ендова", "Горы" и речка Ворша с покосными лужайками находились на южных границах усадьбы. "Ендова", как и "Горы", при жизни моего отца и после его смерти вплоть до Октябрьской революции были у нас как бы заповедными рощами. Никаких рубок в них не производилось. Дрова для нужд усадьбы заготавливались в березняках, находящихся за полями. Равным образом заготавливался и строевой лес по мере его надобности, росший небольшими куртинами на крайней северной границе земельного участка. 

На западе земли усадьбы Давыдково граничили с землями усадьбы Василево. Имение это было князей Шаховских, перешедшее по наследству Н.Г.Львову и в 1906-1907 годах проданное им инженеру Ф.П.Сергееву. На севере они граничили с землями хуторов "Новоселки", а на востоке с землями небольшой (9 домохозяйств) деревни Малое Давыдково.

Материалы из семейного архива.

Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.