Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Category:

День в истории. Свободное Государство Конго


Мужчина смотрит на ступню и кисть своей пятилетней дочери, отрезанные в наказание за плохо выполненную работу по сбору каучука, Конго, конец XIX века

Многие любители исторических путешествий и приключений знают трогательную историю встречи знаменитого путешественника доктора Ливингстона и разыскавшего его в глубинах Африки отважного британского журналиста Стэнли. Их встречу в радужных красках описал, среди других, Жюль Верн:
«От Ливингстона не поступало никаких известий. В Европе его уже считали умершим, сам он больше не надеялся, что кто-нибудь поможет ему... Ливингстон вышел из своего шалаша. Перед ним был человек – белый.
– Доктор Ливингстон, полагаю? – спросил он.
– Да, – ответил путешественник и, радушно улыбаясь, приподнял фуражку.
Они обменялись крепким рукопожатием.
– Слава Богу! – сказал белый. – Наконец-то я нашёл вас.
– Я счастлив, что я тут и мог встретить вас, – ответил Ливингстон.
Вновь прибывший был американец Стэнли, репортер газеты «Нью-Йорк геральд».»
Так мило, правда? Но не все знают, что это умилительное свидание двух белых в глубинах Чёрного континента стало прелюдией к убийству около 10 миллионов человек. Годовщина начала которого отмечается как раз сегодня, 5 февраля.


Генри Мортон Стэнли (1841-1904)

В этот день король Бельгии Леопольд II объявил Свободное государство Конго «личным владением» короля. А перед этим пронырливый журналист Стэнли (тот самый, сделавший себе имя на «спасении Ливингстона») привёз королю около 400 собранных им договоров с племенными вождями и старейшинами деревень. Типичный договор предусматривал, что в обмен на печеньки и булочки один кусок ткани в месяц вожди (и их наследники) добровольно передавали все права на управление подвластными им землями королю.
Дело в том, что маленькая Бельгия немного опоздала к разделу мира перед ведущими европейскими державами. Неразделённой оставалась только Африка. А король мечтал о Великой Бельгии, он говорил в 1880 году: «Я верю, что теперь нам необходимо выйти за пределы наших границ. Нам нельзя более терять времени, так как иначе немногие оставшиеся в мире возможности будут расхватаны другими странами, которые окажутся решительнее нас».
И вот было основано новое государство во главе с Леопольдом II под прелестным девизом «Travail et progrеs» («Труд и прогресс»). Впрочем, своё государство король не удосужился посетить ни разу. За время существования этого государства, до 1908 года, Конго потеряло от десяти до 15 миллионов убитых и преждевременно умерших (в 1915 году население Конго составляло лишь половину населения 1884 года, 15 млн вместо былых 30 млн). Не в ходе войны, а просто в результате выжимания из туземцев всех соков в процессе трудовой эксплуатации. Население Свободного государства Конго было фактически превращено в рабов. За недостачу каучука сборщиков пороли плетью, а самым упрямым отрубали кисти рук. Это жертвы благотворной цивилизационной работы Его Величества — дети, молодые люди и старики с отрезанными руками за невыработку норм по сбору каучука:



В итоге Леопольд считался к началу ХХ века едва ли не всей мировой общественностью одним из главных людоедов человечества. Марк Твен написал бичующий сатирический памфлет «Монолог короля Леопольда в защиту его владычества». Конан Дойль посвятил этому книгу «Преступления в Конго», причём называл эти преступления «величайшими, которые когда-либо знало человечество».


Прижизненные карикатуры на Леопольда II

Правда, у всего этого была и «другая сторона». Благосостояние самого Леопольда II росло как на дрожжах. Выжатые из Конго миллионы он вкладывал в строительство культурных объектов в Бельгии, за что снискал признательность подданных. Вообще, стоит отметить, что Бельгия вовсе не была в те десятилетия какой-то отсталой абсолютной монархией. Это была, по меркам того времени, либеральнейшая страна с сильным парламентом и конституцией. Немалые средства уходили и на содержание дамы сердца короля Бланш Делакруа, прозванной прессой «королевой Конго».
И что же в итоге? Памятник этому королю до сего дня гордо высится в Арлоне, в центре Бельгии, вдобавок со следующей циничной надписью: «Я начал работу в Конго в интересах цивилизации и ради блага Бельгии».



Это примерно как если бы где-то в Европе в наше время возвышалась статуя рейхсфюрера Гиммлера с надписью: «Я начал работу в Аушвице (Освенциме) в интересах арийской расы и ради блага Германии».

P.S. А это небольшой отрывок из фельетона Марка Твена, чтобы оценить общий тон отношения к королю Леопольду в связи с его деяниями в Конго. Король в фельетоне возмущённо говорит:
«Другой сумасшедший рвётся увековечить моё имя памятником из 15 миллионов черепов и скелетов и с пеной у рта хлопочет о своём невероятном проекте. Он уже всё рассчитал и вычертил в масштабе. Этот мой памятник-мавзолей, сооружённый из черепов, должен быть точной копией пирамиды Хеопса: площадь основания – 13 акров, высота – 451 фут. Меня этот маньяк намерен набальзамировать и установить на вершине пирамиды, в короне и королевской мантии, с "пиратским флагом" в одной руке и ножом мясника и наручниками – в другой. Пирамида должна быть воздвигнута в безлюдной местности, среди замшелых, заросших сорняком развалин сожжённых деревень, где в унылый вой ветра плетаются стоны мертвецов, замученных голодом и пытками. От пирамиды будут отходить радиально 40 широких подъездных аллей, каждая длиной в 35 миль, обсаженных обезглавленными скелетами на расстоянии полутора ярдов друг от друга. Все скелеты, по плану, скованы между собой цепями, а цепи крепятся к запястьям при помощи старого испытанного средства – железных наручников, на которых красуется моя торговая марка: нож мясника, положенный поперек креста, и девиз: "Сим богатею". На каждой стороне аллеи 200 000 скелетов, то есть всего 400000. Автор проекта не без удовольствия отмечает, что, если вытянуть все 15 миллионов скелетов в одну линию, они займут 3000-4000 миль, что равно расстоянию от Нью-Йорка до Сан-Франциско. Бодрым тоном директора железнодорожной компании, сообщающего о блестящих перспективах строительства новых путей, он приводит такие данные: работая на полную мощность, я даю ежегодно 500 000 покойников, а значит, если мне будет отпущено ещё 10 лет жизни, я обеспечу нужное количество черепов, чтобы добавить к пирамиде ещё 175 футов, превратив её в самое высокое архитектурное сооружение на свете, и нужное количество скелетов, чтобы продолжить трансконтинентальную линию (на сваях) на тысячу миль от берега в Тихий океан. Этот идиот подсчитал, сколько будет стоить добыча материалов из моих "широко разбросанных по стране неофициальных кладбищ" и перевозка их на место, а также само строительство пирамиды и величественных аллей: это обойдётся в миллионы гиней; и знаете, что нашему психопату взбрело на ум? Чтобы я всё это финансировал!.. !!.. !! (Несколько раз пылко целует крест.)»
Такие дела...
А как всё мило начиналось...


«Dr Livingstone, I Presume?» («Доктор Ливингстон, я полагаю?»)
Tags: 1870-е, 1880-е, даты, история Африки, тексты
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments