Валентин Шеховцов (valentincehov) wrote in foto_history,
Валентин Шеховцов
valentincehov
foto_history

Categories:

Дела житейские

PB260273
Сарай-студия у 30 дома 14-го проезда Марьиной Рощи

Прежде чем продолжить рассказ о своих духовных увлечениях следует рассказать о самих условиях жизни, которые уготовила мне судьба. В природе никакого предопределения нет и если что и происходит, то во всём мы виноваты сами часто совсем не задумываясь о последствиях. Так это или нет, но в конце 1945 года меня демобилизовали и началась наша семейная жизнь. Я семьянин - сам четверт. Дочкам по 3 года. Мне 32. Жена моложе на один год. Семья сложилась, а семейная жизнь только начинается. Надо, как говориться, «засучить рукава». Жилищные условия, мягко говоря, не очень благоприятны, но мы люди не избалованные.

Будем жить по пословице "в тесноте, да не в обиде". Жизнь нашей семьи началась в самое неблагополучное послевоенное время. Мирная жизнь встречала нас после тяжелейших 1418 дней сражения с врагом. Это время в моей памяти сохранилось в одном слове -"нехватка". Купить недостающую сковородку или кастрюлю было проблема. Не хватало всего. Касаясь своей работы помню. Ещё не налажено производство материалов в МТХ (Московское товарищество художников) нет бумаги, нет кистей красок. Выручала всемогущая "Сухаревка", там было всё.

Из-под полы можно купить что угодно, даже александрийский ватман бумагу для портретов; но это было не только невыгодно, но и незаконно. Мы художники разыскивали мастеров кистевязов и эти кустари надомники выручали нас, но знали себе цену. Так с трудностями пополам постепенно налаживалась работа. Моей "студией" был закуток в комнате -"пенале" площадью 1,5 кв. м. Посмотреть работы на расстоянии выходил в общую комнату, когда дети играли в углу в куклы или были в школе. Приспособился как мог. Раз в неделю или две ездил представлять свои работы на худсовет. Словом дело шло своим путём. Если говорить об условиях жизни в широком смысле то, несмотря на трудности неудобств и работа и быт были в общем, не только хорошими, но даже превосходными.

Сами по себе неудобства и трудности имеют свои хорошие свойства: они мобилизуют, организуют, делают человека собраннее, - это моё убеждение. Впрочем, мне легко судить - моя работа и жизнь в семье составляли одно целое в полном смысле слова – я был свободным человеком всё своё время и распоряжался им как хотел. Когда надо ходил гулять с детьми, играл между делом с ними в куклы и ещё до школы знакомил с букварём и, делая всё это играя, они учились читать, складывая картонки со слогами.

PB110170

Надо сказать, моя свобода частенько оборачивалась негативной стороной, когда белое становилось чёрным. В выходные дни, все работающие на производстве оставались дома, чувствовали себя свободными, тогда как я с утра до вечера "вкалывал" спеша к худсовету наверстать упущенное.

Подобные "негативы" моей свободы случались летом, когда в хорошую погоду трудно было удержаться дома, и я отправлялся на дачу, где отдыхала семья. Кстати, надо было туда привезти продукты, коих на месте, как правило, на месте купить было негде. А там, на даче, известно, те же солнце, воздух и вода иные чем, в городе...  В итоге несколько дней "прогула" надо наверстать и работать по 10 часов в день "в поте лица" как велел Господь.

Так моя свобода оборачивалась другой стороной. О жизни в Марьиной Роще можно было бы написать не одну такую тетрадь воспоминаний. Если Всевышний отпустит мне время и даст сил, я сделаю это с удовольствием. А пока коснусь этой темы в общих чертах. Мой рабочий день начинался‚ когда все собирались на работу, я бодро, весело звеня вёдрами отправлялся на колонку на угол нашего 14 проезда Марьиной Рощи. Обязанность снабжать нашу общую семью свежей водой я сразу взял в свою монополию и не уступал её все 25 лет жизни в Марьиной Роще. Не трудно вообразить сколько воды я перетаскал за четверть века.

1забор

Наши соседи по 4-й коммунальной квартире‚ татары, женщины первое время с презрением косились на меня: -"Какой он муж если взялся таскать воду!". По их мнению, я так и остался недостойным уважения мужчиной.  После войны четверть века Москва продолжала жить в старой застройке, оставшейся от эпохи династии Романовых. Старые деревянные домишки составляли главный жилой фонд окраин Москвы. В таких местах как Марьина Роща в основном жила городская беднота, кустари, ремесленники и пролетарии.

По инерции и мы советские люди знали о коммунальных удобствах только понаслышке.  В зимнее время, когда выпадал большой снег, для меня не было больше удовольствия как заниматься уборкой двора. Дворничиха любезно предоставила мне "ради Бога" на весь зимний сезон широкую лопату и метлу. Очищать двор и делать пути - дорожки ко всем сараям, к общему "санузлу" и помойке. За это жильцы дома, наверное, не осуждали, а, наоборот одобряли, проходя по чистым дорожкам‚ возвращаясь с работы. Больше всех удовлетворение - получал я как физически‚ так и моральное.

Жизнь "без удобств" для меня превращалась в одни удовольствия. Ходить заказывать и получать доставку дров была моя обязанность.  А летом ловил машины с тарных баз и поворачивал во двор: свалят мне огромную кучу всякого деревянного лома. Это мне, как снегопад доставляло "нечаянную радость" - целую неделю в перерывы от художественной работы ломать, пилить, укладывать в поленницы. При этом быть постоянным истопником. Семья всегда была обеспечена и дровами и теплом.

Весь образ жизни в деревянном неустроенном доме, в коммунальной перенаселённой квартире‚ конечно, приносила много моральных неудобств, но тем не менее имел не мало преимуществ в сравнении с условиями современных урбанизированных удобств в изолированных квартирах‚ напоминающих собой соты пчелиных куколок. За 25 лет жизни в Марьиной Роще много утекло воды и истоплено дров. Вместе с ними выросла наша семья. Это был молодой период жизни, а потому самый замечательный. Наши дела портретные в Художественном Фонде шли хорошо. Перебои случались редко.

В отношении заказов портретисты находились в лучшем положении, чем творческое отделение Фонда. Там хорошо жили только "тузы" - заслуженные деятели. Нас портретистов, однако, ограничивали в нарядах‚ держали в рамках "потолка" фонда заработной платы. Два месяца в году: - апрель и октябрь мы делали работу срочную к праздничному оформлению улиц, площадей и для демонстраций на Красную площадь. В эти месяцы мы работали у заказчиков, случалось и ночами. Надо было делать быстро и с гарантией, что худсовет примет. Портреты делались на бязи от 1,2 кв. м до 4х6 м. В эти предпраздничные дни мы работали без ограничений.

1сарай
Шутливая наклека дочери Ольги

Это давало нам возможность материально жить‚ как говориться, нормально: -"не так чтобы уж очень‚ но и не очень‚ чтобы так". Моя обычная работа на бумаге не приносила мне духовного удовлетворения‚ но моральное было всякий раз‚ когда принимались портреты с отметкой "отл". С некоторыми сюжетами случались и трудности. Были среди нас художники‚ чаще женщины, которые перед худсоветом обращались за помощью к Богу, где-нибудь в раздевалке осеняя себя крестным знамением, при этом "втихаря" шепча молитву.

Но мы от этой зависимости были свободны. Моя работа в Художественном Фонде кроме всего преимуществ давала возможность выкраивать время для духовности. Как впрочем, и всем людям кем бы они не работали, всё зависит от потребностей: кто идёт в кино, театр, кто смотрит телепередачу или слушает радио, кто копается в своей машине, или идёт на стадион, да мало ли какие у людей проявляются интересы. Для меня же нет интереснее и важнее книг, читая их испытываю наслаждение и радость познания, постижение объективного мира и законов природы.

Василий С. Филатов. Размышления. Тетрадь 1
Tags: 1940-е, быт, искусство
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments