Валентин Шеховцов (valentincehov) wrote in foto_history,
Валентин Шеховцов
valentincehov
foto_history

Categories:

Начало творчества

001

Я начну почему с детства — потому что я рисовал с детства. Когда мне было совсем мало лет, мать всегда говорила, какой талантливый у нее сын, рисует и рисует без конца. Какой у меня был талант, я совершенно не представлял, вообще не представлял, есть ли у меня талант. Я рисовал, много… Было московское соревнование школ, и я получил одну из вторых премий. Это было, когда я учился в четвертом классе, преподаватель рисования мне сказала: «Немушенко, она назвала меня «Немушенко», приходи, вот выставка, там висит твоя работа».

Я пришел, это была Военно-политическая академия на Садовой, рядом с «Аквариумом». Первую премию получает какая-то девица, по-моему, из девятого класса, а потом говорят: «Получает вторую премию четвертый класс 120-й школы». И на балконе заиграли туш: «Тра-та-тата-та». Меня все ждут на сцену, а у меня ноги онемели, на глазах слезы. Все ждут, а я испугался идти на сцену: там президиум сидит. Встать не могу. Хорошо, рядом со мной был приятель, говорит: «Володь, это ж тебя зовут! Володь, вставай!». А я встать не могу, у меня слезы текут. В конце концов он мне чуть-чуть помог, я встал и пошел, пошатываясь.

Поднялся на сцену, там президиум, опять туш, мне вручают подарок. Подарок был коробка красок и альбом. Краски были акварельные, в коробке, это было просто совершенство, я никогда таких коробок не видел. Тогда ходили мы с мешками: доставали из мешка калоши, вешали в раздевалку. Я все положил в этот мешок с калошами. Пришел домой, говорю: «Пап, я премию получил». Отец говорит: «За что?». Я говорю: «За рисование». — «Лучше бы за математику получил, за рисование необязательно». Абсолютно не отреагировал.

Почему я об этом говорю? Потому что я рисовал много, помогал девчонкам в школе рисовать всякие кубы и прочее, они не могли рисовать, я за них рисовал школьные задания. У меня было стремление к рисованию, я бы не сказал — к искусству.

Первое впечатление от искусства

Отец, когда мне было немного лет, девять — десятый, может быть, повел меня в Третьяковскую галерею первый раз. И мне все время говорил об этой картине «Иван Грозный убивает своего сына»: там кровь, там глаза, страшный этот царь, все разбросано, копье, умирающий его сын.

Он мне так все это ярко рассказывал, и когда мы подошли к картине, я от этой крови, от этих сумасшедших глаз царя сознание потерял, и меня вынесли на улицу. Таким образом, я в Третьяковской галерее как бы и не был, меня вынесли, я там стал приходить в себя. Пришел в себя, и мы уехали. Так что в Третьяковке мне не удалось побывать. Все будет потом. Потом почему — потому что начнется война, все закроется, а дальше в Третьяковке уже появятся подарки Сталину, вся Третьяковка и все музеи будут завалены подарками Сталину. И очень маленькое количество работ было представлено в Третьяковской галерее. Посмотреть полностью было невозможно. Почему я об этом говорю — атмосфера была такая… В начале моей юности она была довольно, я бы сказал, странно-суровая

Владимир Немухин (1925-2016). О том как художники делали кисточки из человеческих волос, а выставки существовали 15 минут


Tags: 1930-е, искусство
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments