Валентин Шеховцов (valentincehov) wrote in foto_history,
Валентин Шеховцов
valentincehov
foto_history

Category:

Запреты и находки в библиотеке им.Ленина

01БИЛ.jpg2

Переезд из центра на далекую окраину города больше всех и, прежде всего, ощутили мы, два брата. Мы потеряли постоянную близость всего того, к чему так привыкли за эти 5 лет. Для молодых людей, одной из главных потребностей занятия досуга, как известно, являются зрелища. Прежде всего, мы использовали самые доступные нам средства доставляющие радость познания, это музеи, картинные галереи, выставки. Обилие их удивило и захватило нас провинциалов полностью. Театралами мы не могли стать по простой причине - Мельпомена была не по карману. Кинофильмы смотрели редко, потому что не хватало времени на чтение книг, к которому мы привыкли еще в Арзамасе. Все вечера проводили в читальных залах двух полюбившихся библиотек.

Ленинская библиотека большая в стране, это вселенная книг, количество которых поражает воображение. Книг на виду нет. Но уже тогда была картотека, состоящая из двух десятков миллионов карточек. Практически, там есть все, что напечатано на русском языке. Раз мы решили проверить, правильно ли. Для этого мы заказали подшивку газеты города Уфы за 1914 год. Дело в том, что в семейной памяти сохранился разговор о происшествии, случившемся c нашим старшим братом около дома, когда семья временно находилась в Уфе. Об этом сообщала местная газета.

01бил5

Подшивку из далекого прошлого мы получили и там нашли заметку, где говорилось о Мише Филатове, мальчике 8 лет, которого укусила бешеная собака, мальчику оказана медицинская помощь, назначены уколы. Собака была поймана и убита. Эта напечатанная «семейная хроника» стало быть, бережно хранится в анналах истории, благодаря этой удивительной библиотеке. Значит здесь хранятся стихи и рассказы Кости, которые в свое время печатались в заводской многотиражке, заметки подписанные псевдонимом Викфы и мои рисунки и карикатуры в журнале «Фронт фабзавучника». Тут я должен сказать, что когда мы, арзамасские пацаны, собирались в Москву, наивно по мальчишечьи мечтали, когда-нибудь увидеть свои имена, напечатанные каком-нибудь издании!! Теперь я удовольствием вспоминаю все это.

Поскольку, все напечатанное хранится, я решил сделать заявку на подшивку газеты «Правда» за 1917 год, почитать, как происходили события «которые потрясли мир». И что же? Я получил «от ворот поворот». Значит «Правда»  тогда (в 1934 г.) уже кое-кому не нравилась. Книга Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир» считалась тоже запрещенной литературой. У нас это вызывало подозрение. Мы эту книгу прочитали еще в Арзамасе и знали, что Ленин, главный свидетель событий, восторженно встретил эту книгу американского писателя.

В то время мы часто сталкивались с запретами на книги. Думаю, что совсем напрасно нас читателей оберегали от таких поэтов как, например: А. Белый, Мандельштам, Гумилев, Ахматова и другие Этих символистов, акменистов, декадентов, поэзия которых доступна только людям, обладающим очень высоким уровнем поэтической культуры восприятия. Кстати говоря, эти люди, как правило, литературу такую имели. А нам простым читателям эта поэзия понятна как китайские иероглифы. И уж совсем не понятно, почему запрещали читать С.Есенина. Его «безнравственные» стихи мы переписывали у товарищей, читали и учили наизусть и никакого вреда не испытывали.

Читальный зал библиотеки Исторического музея мы стали посещать чаще, когда уже переходили от беспорядочного чтения к какой-то системе. Например, я начал знакомиться с историей изобразительного искусства. Прочитал всего Вазари «Жизнеописание итальянских художников эпохи Возрождения» но записей никаких не делал, о чем после очень сожалею. Библиотеку Исторического музея хорошо помню. Идешь на самый верх здания по широченной лестнице и чувствуешь, что дышишь историческим воздухом, в стенах редко расположены узкие высокие окна, которые наверняка никогда не открывались.

На лестнице мрачно и всегда безлюдно, и когда, наконец, входишь в зал, чувствуешь приятное облегчение, В огромном зале читателей, как правило, один, два. Стены сплошь до потолка когда-то отделаны деревом и от времени стали темно- коричневыми. Обстановка располагала к умственному труду. Между прочим, мы там часто видели тульского писателя Вересаева. Он работал всегда за одним столом, на котором неизменно стояла стопа книг. В этой библиотеке мы были частные посетители и нам доверяли.

Когда я заказал Джоржа Вазари, библиотекарь с горечью сказала: - «Книги по искусству никому не даем, потому что вырезают репродукции картин». Вот такие мы «читатели». Мне сделали исключение. Здесь я впервые познакомился с книгами по искусству, в том числе прочитал великий труд Вазари "Жизнеописание итальянских художников эпохи Возрождения". Для меня это было настоящим открытием, как и Третьяковская галерея.

Василий Филатов. Воспоминания.История семьи. "А что мы потеряли"

Tags: 1930-е
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments