Александр Майсурян (maysuryan) wrote in foto_history,
Александр Майсурян
maysuryan
foto_history

Categories:

К 110-летию Андрея Громыко


А. А. Громыко на обложке журнала "Time" в молодости и в 1984 году

18 (5) июля родился Андрей Андреевич Громыко (1909—1989) — предпоследний глава Советского государства (1985—1988). В течение 28 лет (1957—1985) он возглавлял МИД СССР — непревзойдённый рекорд. Помню западные радиопередачи 1983-1985 годов — о советском министре радиоведущие говорили с нескрываемым восхищением, называя эти рекордные цифры (они тогда были немного меньше) и приводя его прозвище на Западе — "мистер Нет". Он получил его за неуступчивую манеру вести дипломатические переговоры. (Кстати, такое же прозвище было у Вячеслава Молотова, который занимал этот пост до 1949 года).
Громыко так объяснял свою жёсткую позицию (эта его фраза известна в нескольких вариантах, со слов его сына): «Не будем менять итоги войны. Если мы им уступим, то прокляты будем всеми замученными и убитыми. Когда я веду сложные переговоры с немцами, то, случается, слышу за спиной шёпот братьев: «Не уступи им, Андрей, не уступи, это не твоё, а наше!».
Два брата Андрея Андреевича не вернулись с войны, третий умер от полученных там ран...


Карикатура на Громыко из советской прессы конца 80-х годов: за его спиной портреты всех Генсеков, при которых он был действующим политиком

В то же время Громыко выражал своё кредо как дипломата словами: «Лучше 10 лет переговоров, чем один день войны». Во время переговоров он неизменно сохранял хладнокровие и вежливый тон. Готов был терпеливо и без устали вести сражение за самые небольшие уступки. «Если Громыко вдруг выходил из себя, — отмечал Киссинджер, — значит, его «вспышка гнева» была тщательно обдумана и срежиссирована». Например, так было в 1983 году, когда госсекретарь США Шульц упорно хотел говорить с ним о сбитом южнокорейском самолёте. Громыко готов был обсуждать эту тему в ряду других, но не только её одну. Он швырнул свои очки на стол, причём так сильно, что чуть не разбил их. «Он встал и через стол резко бросил Шульцу в лицо: "Если вы не хотите говорить, значит, беседы не будет". И Шульц сдался. Cразу сказал: "Нет, я хочу вести беседу". И беседа пошла по той теме, по которой хотел Громыко», — вспоминал переводчик Виктор Суходрев.
В то же время Громыко не стеснялся напоминать собеседникам о военной мощи СССР. Без силы, считал он, цена дипломатии равна «цене чернил, которыми пишутся договоры». Рассказывают историю, как на коктейле в Белом доме Громыко заметил американским журналистам, что для прохода в Средиземное море Черноморскому флоту СССР потребуется всего лишь пара ракетных залпов. В результате этого появится, кроме Босфора, ещё два прохода в Средиземноморье, но, увы, больше не будет Стамбула. После этих слов Турция больше никогда не поднимала вопрос о закрытии Босфора для советских военных кораблей...


Со Сталиным и Трумэном. Потсдамская конференция, 18 июля 1945 года (А.А. Громыко 4-й справа)


Джон Кеннеди и Андрей Громыко в Овальном кабинете Белого дома. Вашингтон, 27 марта 1961 года

Возможно, самой большой ошибкой Громыко как политика было выдвижение Михаила Горбачёва в 1985 году на пост Генерального секретаря ЦК. Особенно если учесть, что Громыко оставался критиком Хрущёва за его «развенчание культа личности», а Горбачёв пошёл ровно по обратному пути. О Михаиле Сергеевиче, выдвигая его на пленуме ЦК, Громыко будто бы сказал легендарную фразу: «У этого человека, товарищи, приятная улыбка, но железные зубы». И — ошибся... (Хотя в материалах пленума этих слов нет, но зато есть другие похвалы громыко в адрес Горбачёва, например, за его якобы стремление «держать порох сухим» в отношениях с Западом).
По словам внука министра иностранных дел, Алексея Громыко: «В 1989 году советский лагерь начал разваливаться, настроения в стране стали приобретать резко негативные черты. Дед это, безусловно, чувствовал. Как раз где-то в 1988 году он и пришёл к мнению о том, что Горбачёв был не способен справиться с теми вызовами и задачами, которые история перед ним поставила. Дед переживал. И я думаю, что эти переживания сыграли свою роль в том, что он ушёл из жизни хоть и в преклонном возрасте, но довольно здоровым для своих лет человеком». Однажды, увидев, как по телевизору Генсека ругают на чём свет стоит, Андрей Андреевич не выдержал. «Он встал, перекрестился и сказал: «Слава богу, что меня там нет», — вспоминал его сын Анатолий Андреевич Громыко. «Не по Сеньке оказалась шапка государева, не по Сеньке!» — говорил Громыко, подразумевая Генсека...
Но есть определённая ирония истории в том, что именно человек, выдвинутый в своё время в дипломатию Сталиным и Молотовым, в свою очередь, выдвинул в Генсеки Горбачёва, ставшего могильщиком СССР.

Tags: 1950-е, 1960-е, 1970-е, 1980-е, дипломатия, история СССР, тексты
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments