Dr. Alex Vereshchagin (alex_vergin) wrote in foto_history,
Dr. Alex Vereshchagin
alex_vergin
foto_history

Category:

Две революции

Сегодня 230 лет В.Ф.Р., на Елисейских полях военный парад, а я хочу процитировать отрывок из донесения русского посла в Париже Поццо-ди-Борго имп. Александру Первому, написанного в 1819 г., когда поднятый грандиозным событием вихрь уже улегся. Вот что он пишет о Франции:

«Когда подумаешь абстрактным образом о переворотах, потрясавших эту страну, чувство разочарования и отчаяния подсказывают мысль, что она обречена навсегда исчезнуть с лица земли. Но, с другой стороны, более основательное размышление заставляет согласиться, что существует какое-то начало сплочения, которое, может быть ею самою не сознаваемое, сохраняет за нею национальный характер, несмотря на раздоры и бедствия, могущие постигнуть государство» (цит. по «Собранию трактатов и конвенций», изданному Ф.Ф.Мартенсом).

Наш замечательный юрист Мартенс комментирует это следующим образом: «В этих словах знаменитого русско-корсиканского дипломата заключалась великая истина. Несмотря на всевозможные государственные перевороты, народные бедствия и ожесточенную борьбу политических партий, в счастливой Франции всегда торжествовало «какое-то начало сплочения», которое поддерживало принцип национального единства и государственного верховенства. Этим таинственным началом был тот пламенный ПАТРИОТИЗМ, которым всегда отличались все выдающиеся деятели французских революций, начиная с первой и великой 1789 года и кончая переворотами XIX-го века. В самые опасные моменты политической жизни французского народа беспредельная любовь к родине одерживала верх над самыми антисоциальными и разрушительными стремлениями врагов государственного порядка. Всегда французский народ находил в своих недугах не только жизненную силу для победы над опасными и заблудшими сынами своими, но и был настолько счастлив, что всегда родил великих патриотов, готовых жертвовать всем для спасения отечества. Вот то таинственное начало, о котором говорил Поццо ди Борго, и в этом отношении нельзя не завидовать французскому народу».

Действительно, нельзя не завидовать. В этом глубокое и, пожалуй, непроходимое различие между революцией французской и т.н. «русской», которые совершенно напрасно сближают: «русская», в отличие от французской, была антипатриотической par excellence, совершалась как часть ожидаемой «мировой революции». Поэтому и «русской» называть ее вряд ли следует.

Во Франции слово «патриот» было синонимом слова «революционер», Робеспьер им постоянно и охотно пользовался. Вот несколько случайных цитат:

- «Эти злодеи хотели погубить Национальный конвент, якобинцев, патриотов»,
- «Кто не содрогается при мысли о том, что убийца стольких наших братьев, стольких тысяч патриотов, стольких женщин, детей, стариков, все еще жив?»
- «Итак, существует план унижения Конвента в тех местах, где должен бы был господствовать патриотизм, в тех клубах, члены которого претендуют быть лучшими патриотами»,
- «Я обязуюсь никогда не разъединять патриотов, но я не понимаю тех патриотов, которые носят маску»,
- «Я бы хотел видеть этих людей, клевещущих на нас и претендующих на то, что они лучшие патриоты, чем мы»,
- «Нас поддерживает не только патриотизм, но врожденная любовь к свободе, энтузиазм».

А в большевизированной России «патриот» был, напротив, синонимом «контрреволюционера», в полном соответствии с марксистским учением о том, что пролетарии не имеют отечества. Вот вам и разница. Поэтому, если французская государственность была революцией скорее обновлена, то русская – уничтожена.

Tags: революция
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment