Παγκράτιο (mu_pankratov) wrote in foto_history,
Παγκράτιο
mu_pankratov
foto_history

Category:

Никола или Николай?

Друзья, частенько встречаю в сети и в жизни, что даже многие маститые ученые, подписывают дораскольные и старообрядческие иконы Николы чудотворца- "Николай". Хотелось бы напомнить, что до раскола с никониянами, в святцах Святой Церкви, не было ни каких Николаев. Конечно же по степени важности- изменение имени Спасителя с Исус на "Иисус" намного важней, но и святитель Никола чудотворец на Руси был очень почитаем. Иностранцы называли его- "русский бог". До сих пор, в некоторых деревнях, бабушки ворчат- "Ненать нам лающего Николы!"
Современный человек, конечно же скажет что ето всё анахронизмы и мелочи, но в 17 и 18 веках, новообрядцы заявляли что "Исус" и "Иисус"- разные персонажи и под етим предлогом проливали море крови.
Сам я стал шибко ленив, да и нет смысла переписывать прекрасную статью Юлии Масловой, кстати, нашей прихожанки. Да вот, в статье затронута тема о происхождении "малаксы".

икона "Никола Отвратный" 18 век



«Что в имени тебе моем?» — вопрошал Александр Пушкин в одном стихотворении. Поэт, писавший о любви, даже не догадывался, что через полтора столетия появится целая наука — антропонимика, изучающая имена людей. Она исследует информацию, заключенную в имени собственном: национальность, род занятий, характеристику человеческих качеств, связь лица с отцом, родом и т.п. Помимо антропонимики существуют более широкие науки о языке. Увы, ни с антропонимикой, ни с филологией, ни с лингвистикой наши предки не были знакомы, даже не могли догадаться о появлении таких наук. Однако они обладали невероятной чуткостью к языку, относились к нему как к божьему дару, а не только как к рабочему инструменту, который легко поменять или выбросить. Совсем иначе отнеслись к книгам и языку русского богослужения церковные реформаторы XVII века. Вспомним горькие слова Аввакума, сказанные о них: «А русских тех святых дураками зовут, грамоте де, не умели…»

«Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может», — сказал первоверховный апостол Павел. Протопоп Аввакум, чуткий ко лжи и чужебесию, тонким слухом уловил болезненную страсть церковных реформаторов к перемене имен. В главе «О изменении благолепоты церковныя и о развращении книг» он пишет:

"Не токмо святыя книги изменили, но вся речи, силы и имена преложив на странныя пословицы. Глаголют бо Исуса Христа — «Иисусом», Николу чюдот[ворца] — «Николаем», великомученицы Парасковии — «Параскева». Да многим святым имена преложили и пременили, да терпит им Христос свет и Никола чюд[отворец] до суднаго дне, тогда им весь указ будет. Не подобает бо своего языка уничижати, а странными языки украшати рещи".




Споры об имени Христа со времени раскола были ожесточенными и длительными, т.к. это имя Спасителя. Существует целый корпус полемических сочинений, где отстаивается древняя форма имени «Исус» против позитивистского буквализма церковных реформаторов, переводивших имя Спасителя как «Иисус». Однако почему имена «Никола» и «Николай» не менее резко противопоставляются староверами?
Известный филолог, историк языка и культуры Борис Успенский в книге «Филологические разыскания в области славянских древностей» устанавливает связь имен Николы и архангела Михаила. Он пишет, что народная форма имени Николы — Микола или Микула. Ученый отмечает, что чередование начальных сонорных согласных [н] и [м] в приведенных формах невозможно объяснить в терминах исторической фонетики. И далее указывает, что в древних новгородских писцовых книгах проводится строгая дифференциация между мирским Микулой и церковным Николой, т. е. форма Микула употребляется при наименовании людей, а Никола (или Николае) — в отношении святых. Б.А. Успенский делает вывод, что «данная форма отражает контаминацию св. Николая и архангела Михаила, которая, скорее всего, произошла на западе славянской территории еще в до-кирилло-мефодиевскую эпоху, — иными словами, что культ Николы на Руси в какой-то мере отражает культ св. Михаила, который был принесен моравским и паннонским славянам еще кельтскими миссионерами».

Как бы там ни было, важно подчеркнуть, что наши предки очень четко различали имя святого от простонародного имени человека. Носителем этого традиционного восприятия и был протопоп Аввакум. В беседе «Об иконном писании» он высказывает не только свои патриотические чувства, но и серьезные исторические познания:

«Ох, ох, бедная Русь, чего-то тебе захотелося немецких поступков и обычаев! А Николе чудотворцу дали имя немецкое: Николай. В немцах немчин был Николай, а при апостолех еретик был Николай; а в святых нет нигде Николая. Только с ними стало».

Во-первых, возникает вопрос, о каком еретике Николае идет речь? Обратившись к Откровению Иоанна Богослова, мы увидим неоднократное упоминание неких «николаитов» (Откр. 2:6-15): «Но сé и́маши, я́ко ненави́диши дéлъ николаи́тскихъ, и́хже и áзъ ненави́жду», т.е. «впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела Николаитов, которые и Я ненавижу». И далее: «Но и́мамъ на тя́ мáло, я́ко и́маши тý держáщихъ учéнiе Валаáмово, и́же учá­ше Валáка положи́ти соблáзнъ предъ сынми́ Изрáилевыми, я́сти жéртвы и́долскiя и любы́ твори́ти. Тáко и́маши и ты́ держáщыя учéнiе николаи́тско, егóже ненави́жду». В переводе на русский язык: «Но имею немного против тебя, потому что есть у тебя там держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали. Так и у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу».

О чем говорится в данной главе? Николаитами называли группу лжеучителей, приверженцы которой были в Эфесской и Пергамской церквях. Господь ненавидит дела николаитов, так как те попытались соединить христианское учение с язычеством, а именно: разрешали есть идоложертвенное и поощряли любодейство, которое, по всей видимости, шло от древнейшей практики храмовой проституции. Учение николаитов приравнивается Иоанном Богословом к учениею Валаама, который в иудейских преданиях считался великим магом. В Библии рассказывается, как царь Моава Валак пригласил Валаама, чтобы тот изрек ритуально-магическое проклятие против народа Израиля, только что пришедшего из Египта. Господь воспротивился этому кощунственному действию, заставив заговорить человеческим голосом валаамову ослицу. Фактически николаиты развращали умы и нравы христиан, предлагая им сомнительный компромисс между старой языческой верой и новым христианским учением. Подобные упреки адресованы в Откровении Иезавели из Фиатирской церкви (Откр 2:20), известной тем, что она познала «сатанинские глубины», иначе говоря, приверженной мистицизму. Все это указывает на влияние гностицизма, считавшего, что спасение не в делах и поступках человека, а в особом «знании».

О том, кто был родоначальником николаитов, до сих пор ведутся ученые споры. Выскажем самую популярную точку зрения. Николаитов описывают как последователей Николая Антиохийца, прозелита, выбранного в числе семи для дьяконского служения (Дн. 6:5). Согласно данной версии, Николай отпал от истинной веры и увлек за собой многих верующих. Климент Александрийский говорит, что они «предавались наслаждениям, подобно козлам… и вели жизнь, потворствуя своим слабостям и порокам…, душа их впадает в трясину порока, ибо следуют они собственным учениям о пользе наслаждений».
Во-вторых, Аввакум, процитированный выше, упоминает еще «в немцах немчина Николая». Действительно, в русской истории была такая неоднозначная фигура, как Николай Булев или Николай Немчин. Он был родом из Любека, города на севере Германии. Родился около 1460 года, умер после 1535-го. В детстве получил хорошее, видимо, домашнее образование, которое довершал в итальянских университетах. Максим Грек называет Булева «премудрейшим», «словесного художества искусным» и «многоучительным» человеком. Булев был писателем, медиком и астрологом, служил в Риме при папском дворе. На Русь приехал по приглашению Димитрия Ралева, посла великого князя Василия III к папе римскому (в 1488-1490 г.).

Причиной появления Николая Булева на Руси была острая потребность в новой пасхалии. Дело в том, что в Новгороде наблюдалось великое брожение умов из-за распространившейся ереси жидовствующих. Они утверждали свою систему летосчисления, основанную на астрологических таблицах Шестокрыла. Новгородский архиепископ Геннадий поручил прояснить данный вопрос Ралеву. Тот пригласил Николая Булева для составления новых пасхальных таблиц. Быстро выучив русский язык, Николай перевел на русский труд мароккского еврея, озаглавив книгу «Учителя Самоила Евреина на богоотступные жидове обличительно пророческими речами». Наряду с этим Булев стал вносить свою «заразу» в русские умы: распространял астрологическое учение, а также мысль о соединении католической и православной церквей, доказывая незначительность их различий. Николай Немчин встретил серьезный отпор православных полемистов, особенно в лице Максима Грека.

Мы позволили себе столь пространный комментарий к словам протопопа Аввакума с тем, чтобы стало понятно, что в своем неприятии формы имени «Николай» Аввакум основывался не на субъективных ощущениях, а на глубоком знании как библейской, так и русской истории. Наряду с этим неприятие имени «Николай» Аввакумом связано, очевидно, с еще одной конкретно-исторической личностью.

«Не поклоняйся и ты, рабе Божий, неподобным образом, писанным по немецкому преданию, якоже и трие отроки в Вавилоне телу златому, поставленному на поле Дейре. Толсто же телищо-то тогда было и велико, что нынешние образы, писанные по немецкому! Да и много же у них изменение-тово во иконах-тех: власы расчесаны, и ризы изменны, и сложение перстов — малакса вместо Христова знамения! Малаксу погубную целуй! Знаешь ли, что я говорю? А то руку-то раскорякою-тою пишут. Не умори, не целуй ея: то антихристова печать. Плюнь на нея; привяжется дурная мысль».

Как известно, «малаксой» староверы называли именословное перстосложение при благословении. Оно носит имя Николая Малаксы, родом из города Нафплиона, города на полуострове Пелопоннес.

Именословное перстосложение, принятое Никоном от греческих учителей.


Николай родился после 1573 года, образование получил в Константинополе. После завоевания страны турками в 1540 году, он переехал в Венецию. По словам архимандрита Порфирия (Успенского), в 1558 году Николай был справщиком книг в венецианской греческой типографии Андрея Спинелли, который, по принятому тогда обыкновению, исправлял печатные книги на свое усмотрение. Толкование Николая Малаксы на именословное перстосложение в 1656 году было переведено и напечатано в никоновской «Скрижали» под названием «О знаменовании соединяемых перстов руки священника, внегда благословите ему христоименитые люди».
Церковные реформаторы произвели замену сакрального смысла двоеперстия, в котором содержится тайна о двух природах Христа, на обозначение пальцами руки всего-навсего первых букв Его имени. Нужно ли говорить о том, какую реакцию вызвало изменение двоеперстного благословения на именословное у сторонников старой веры? По слову Аввакума, это антихристова печать. В толковании Николая Малаксы филология и даже антропология подменяют богословие: «Подобаше убо, — наставляет Николай Малакс, — и начертованию благословящия руки, благословляемыя во Христе Исусе, ничтоже ино знаменовати, токмо самое имя того, в нем же благословляемся. Сего бо ради, мною, и Божественным промыслом тако из начала от него всех Зиждителя, персты человеческия длани устройшася, а не вящше, ниже менше, но елицы, ниже лишше, ни оскудне, но довольне к сицевому знаменованию имуще». Т.е. рука человека устроена именно с пятью пальцами определенных размеров только для того, чтобы изображать именословное благословение. В споре с миссионером-священником Валерианом Цветковым начетчик Ф.Е. Мельников остроумно замечает, что «первый человек, Адам, совсем не был из духовных лиц, и что ему, конечно, не было известно ваше именословное перстосложение». Имя Николая Малаксы, ставшее нарицательным в устах староверов, говорит о неприятии как его учения, так и самого имени горе-богослова.

Любопытное исследование провел А.И. Назаров [1]. Он проанализировал метрические книги старообрядцев за 1833 год. Имена, естественно, брались ими из святцев. Но встречаются как «канонические», так и «неканонические» имена: Иустина, Матрона, Парасковия, Татиана — канонические, а Устина, Матрена, Прасковья, Татьяна — неканонические написания. Среди неканонических написаний есть формы Николай и Никалай. В старообрядческих месяцесловах это имя встречается только в форме Никола. В метрической книге за 1833 г. формы Николай и Никалай встречаются 11 раз, Никола — всего один. Автор делает заключение, что, во-первых, в 1830-х гг. в указанном регионе проживания старообрядцев противопоставление формы Никола форме Николай потеряло актуальность. Во-вторых, на именник влияли нормы книжного языка. Не может не настораживать и следующий вывод автора: форма имени Никола «частью староверов в то время уже могла восприниматься как анахронизм. Проводниками новых влияний на именник староверов-поповцев являлись в первую очередь беглые православные священники. Для них форма Николай и прочие православные канонические формы имен были ближе, привычнее, чем старообрядческие формы личных имен». Не будем глобализировать выводы А.И. Назарова, распространяя его выборочное исследование на все регионы и столетия. Однако не стоит относиться к оппозиции имен Никола и Николай как анахронизму, ибо в русском языке, как видим, нет ничего случайного.



Tags: иконы, религия
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments