Дмитрий Зызин (ranenburzhets) wrote in foto_history,
Дмитрий Зызин
ranenburzhets
foto_history

Category:

К столетию крестьянского восстания в Раненбургском уезде.

В годы Гражданской войны большая часть Центральной России находилась постоянно под контролем Красного движения. Это была территория Советской власти и основной её ресурсной базой. У Красных, кроме Западного, Восточного и Южного  фронтов был и ещё внутренний фронт  - крестьянский или продовольственный. Попросту говоря, крестьяне не желая быть ни чьим ресурсом, сопротивлялись этому по мере своих возможностей...

Фотография из архива Чаплыгинского краеведческого музея. Точная дата неизвестна, приблизительно 1918-1921 гг. Сдача крестьянами хлеба в уездный ссыпной пункт.

После разгона Учредительного собрания в котором большинством были не большевики, а эсеры, первостепенной задачей большевиков было во что бы это ни стало удержаться у власти. Большевики разыграли грамотную партию в смертельно опасной игре, где ставкой была сама жизнь. Левые эсеры являлись проводниками большевиков в сельские Советы. Правовая и культурно-нравственная неразвитость основной массы российского населения опять-таки сыграли им на руки. А черный передел земли, летом-осенью 1917 года – крупный козырь. Крестьяне сами себе отрезали путь в лагерь белого стана (по крайней мере они так считали) разорением дворянских гнезд, бесчинствами и убийствами. И вот оставшись наедине с красными, они наконец-то в полной мере ощутили все прелести грядущего  «социалистического рая» и «крестьянской правды». Когда грабили они – это справедливость, когда большевики стали грабить их – это уже несправедливость. Такова была истина со стороны мужицкой «правды».



Фотография из архива Чаплыгинского краеведческого музея. Снимок сделан в 1923 году. На снимке: члены Президиума бывшего Раненбургского  Уездного Исполнительного Комитета (слева направо) тт. Федосов (секретарь укома партии, Мысягин (председатель уисполкома), Баскаков 9управляющий делами уисполкома), Баскаков (управляющий делами уисполкома) и Коршунов (заместитель председателя уисполкома).  Осенью 1918 года Федосов и Мысягин командовали вооруженными отрядами Красной армии подавившими восстание крестьян на территории Раненбургского уезда.

Что представляло собой крестьянство, т.е. мужик, белогвардеец и талантливый писатель Роман Гуль мастерски изобразил в нескольких штрихах. Получился весьма точный и любопытный психологический портрет: «До  чего он, мужик, глух,  нем, жесток, первобытен, неблагостен и всегда хитер, как хитры окружающие его животные, и всегда нечестен, как нечестны с ним природа и Бог. Мужик должен быть таковым, ибо таковы силы земли, иначе мужику с землей и не сжиться, и не справиться. Он с рождения знает неблагостность своей земли. Мужик всегда сумеречен, суеверен и никогда  не может быть истинно религиозен, оставляя это пастухам, поэтам, бродягам.».



Ровно сто лет назад, такой вот поздней осенью,  как и сейчас,  в Центральной России вспыхнули крестьянские восстания против Советской власти. Восстания 1918 года историки называют «восстаниями первой волны», потому что на протяжении всей Гражданской войны они продолжали случаться – «вторая, третья»,  а заключительным этапом стало восстание крестьян в Тамбовской губернии, т.е.  Антоновское движение.

В Раненбургском уезде  крестьянские восстания пережили только «первую волну», по масштабам и организованности столкновений в последующие годы здесь больше ничего такого не повторилось.



Протесты против советской власти были вызваны продовольственной диктатурой, деятельностью Комбедов и "перегибами на местах", мобилизацией в Красную армию, и, отчасти,  богоборческой политикой.

Продовольственная диктатура - это целый комплекс чрезвычайных мер по организации продовольственного снабжения. По сути - насильственный отъём продовольствия у их производителей, т.е. у крестьян,  с последующим перераспределением среди населения и введение государственной монополии на торговлю. Свободная тоговля в это время была запрещена, с ней боролись, и, собственно, её обозвали такими специфическими терминами, как спекуляция и мешочничество.



Продовольственная диктатура была объявлена уже после раздела земли, этакого символического пряника, от которого крестьяне получили землю принадлежащую "хозяйствам не трудового типа", т.е. использующим наёмный труд.

В Раненбургском уезде такой земли оказалось 13%,  и при разделе к каждой крестьянской десятине (1,09 га) прибавка земли составила 14.2 сотки. Средний надел на двор в уезде составлял 6.121 десятины (6,67 га). Таким образом раздел земли не дал крестьянам земли в том количестве, в котором им мечталось для безбедного существования.

Мягко выражаясь, представление о том, что большая часть земли была в руках помещиках было очень сильно преувеличено. То, что так представлялось большевикам и социалистам всех мастей можно объяснить банальным дилетантством в аграрных вопросах, но непонимание сути вопроса самими крестьянами, живущими на земле и работающими на ней, свидетельствует не только о потрясающей дремучести и нигилизме (пофигизме), но и инфантильной неспособности разобраться в текущем моменте. Впрочем, это качество до сих пор сохранилось в нашем населении...



Первый вооруженный конфликт в Раненбургском уезде между крестьянством и органами советской власти произошёл с селе Зенкино весной 1918 года. Жители Зенкино не разрешили у себя реквизировать "излишки" хлеба и оказали  сопротивление раненбургскому продотряду. Раненбургский Совет Советов крестьянских, рабочих и солдатских депутатов на заседании  25 марта 1918 года постановил: "1. Объявить  всю Зенкинскую волость контрреволюционной, прекратить выдачу пайков и всех идов продовольственных продуктов. о чем  и сообщить во все волостные Советы и во все уездные Советы Советов Раненбургского уезда. 2. Выяснить и арестовать зачинщиков контрреволюционного движения в населении Зенкинской волости. 3. Поручить комиссару Продовольствия Бессонову послать телеграмму в Рязанский Продовольственный Комиссариат выслать реальную силу красной армии для отобрания излишков хлеба у населения Зенкинской волости, 1/3 которого должна поступить в пользу Раненбургского уезда, а 2/3 части в пользу Губернского Продовольственного Комиссариата.».



Из воспоминаний П.М.Федосова, председателя Раненбургского Укома партии в 1918 году: "В нашем уезде кулаки  также имели большие запасы хлеба, но сдавать его государству по твёрдым ценам категорически отказывались. На решение Уездного Совета Советов взять излишки хлеба кулаки села Зенкино ответили открытым восстанием. Они выгнали из села уполномоченных уисполкома П.М.Федосова и Ф.П.Трушина и на дорогах, ведущих  село, выставили пулемёты. Только в результате вооруженного вмешательства красногвордейского отряда сопротивление зенкинских кулаков было сломлено и излишки хлеба у них были изъяты. На почве изъятия хлебных излишек у кулаков имели место конфликты в Ведновской, Новотишевской и некоторых других волостях.".



Самое интересное то, что власть-то в это время в уезде была действительно крестьянская. Большинством в советских органах власти до июля месяца оставались левые эсеры, «выразители дум и чаяний крестьян». В первой половине 1918 года они в смычке с большевиками боролись с теми, кого объявляли классовыми врагами и контрреволюционерами. И не без их активного участия тюрьмы Раненбурга к лету уже были переполнены. Но после изгнания из органов власти многие из них примут участие в крестьянском восстании в ноябре этого же года, кто-то попытается сбежать и присоединиться к Белому движению, а кто-то будет расстрелян и похоронен в овраге за городским кладбищем (ул. Строительная), остальных добьют в конце 1930-х.



11 июня 1918 года декретом ВЦИК и СНК было объявлено  учреждение в сельской местности Комбедов (Комитеты бедноты).  В обязанности комбедов входило «оказания содействия местным продовольственным органам в изъятии хлебных излишков из рук кулаков и богатеев», и «распределение хлеба, продуктов первой необходимости, сельхозорудий, помощь местным продовольственным органам».  После выхода из коалиции левых эсеров, именно комбеды должны были стать проводниками большевистских идей на селе. В комбед мог вступить любой крестьянин, объявивший себя другом Советской власти, за исключением «заведомых кулаков и богатеев, хозяев, имеющих излишки хлеба или других продовольственных продуктов… пользующихся батрацким или наёмным трудом». Стимулом для вступления была гарантированная доля от конфискованного продовольствия. В условиях полного хозяйственного кризиса такая приманка действительно сработала. Поначалу работа комбедов дала результат: хлеб стал поступать на казенные склады. Но по сути, это было стравливание крестьян между собой. К осени 1918 года авторитет Комбедов и в их лице Советской власти стремительно упал. Деятельность этих учреждений стала одной причин массовых крестьянских выступлений в Центральной части РСФСР. На VI Всероссийском Съезде Советов в декабре 1918 года было принято решение о роспуске Комбедов. Но просуществовали они в разных местах по-разному.



В Раненбургском уезде к ноябрю 1918 года действовало 186 Комитетов бедноты. Судя по записи в отчётном журнале Упродкома, в Раненбургском уезде комбеды окончили свою деятельность только к 15 марта 1919 года.



На регулярно проводимых уездных съездах Комитета Бедноты, в коих принимали участие все активисты сельских комбедов, председательствующие уездные партийные начальники внушали директивы ЦК. Каждое выступление ораторов из числа председательствующих или актива представляли собою классические оруэловские двухминутки ненависти. По окончании съезда принимались резолюции такого рода: «Мы, члены Комитетов Бедноты, собравшиеся на уездный съезд, заслушав доклады тов. Митина и Мысягина о текущем моменте, заявляем, что по прибытию на места, мы энергично приступим к учету и распределению хлеба и всего продовольствия, как делу самому важному. Объявляем беспощадную борьбу деревенским богачам и спекулянтам.
Долой кулаков и их соглашателей!
Да здравствует власть Советов и трудовая беднота!
» и «Заслушав доклады по продовольствию от представителя Продовольственного Комитета, выслушав товарищей .... и доклады с мест, мы уяснили себе положение и отметили некоторые недочёты. По приезду на места мы энергично приступим к реквизиции всего, что окажется сверх нормы; станем ссыпать в общественные амбары продовольствие, и даём обещание не пропускать ни одного спекулянта.
Мы недопустим, чтобы наши товарищи рабочие в городах были голодны; мы клянемся нашей доблестной армией, что она получит продовольствие и и надеемся, что наши герои победят контр-революцию: мы,  Комитет  Бедноты, унижтожим в деревне саботажников и врагов народа
."

О том, как проходила работа комбедов, коммун и волсоветов "на местах" можно иметь представление на примере деятельности активистов Нарышкинского волсовета, описанных в своих воспоминаниях И.И.Митяевым: "Главной задачей и волостного комитета бедноты и волостного продовольственного комитета являлось изъятие у средних крестьян продовольственных излишков путём реквизиции, а у кулацких элементов - путём конфискации.
Для ссыпки хлеба были заняты хорошие амбары у Бударовых, Павлушкиных, Конуркина.
Учёт поступившего зерна и расчеты со сдатчиками составлял одну из основных моих обязанностей как секретаря волостного продовольственного комитета. И хотя опыта у меня никакого не было, я старался компенсировать недостаток званий старательным и честным отношением к делу, горячим стремлением оправдать  оказанное доверие.
В волости возникла  партийная ячейка. Многие крестьяне-бедняки  "записались", как тогда говорили, в большевики. И я в свои 16 лет считал себя записавшимся в большевики и постоянно присутствовал на партийных со-браниях, которые происходили очень часто, начинались и заканчивались пением гимна "Смело, товарищи, в ногу!". Думаю, и другие считали себя коммунистами, а организационно не были оформлены.
Не базе бывшей лавчонки мелкой торговли Федора Трофимовича Крысанова и его трактирчика "Перепутье", расположенных на усадьбе Григории Самсоновича Васина, была организована "коммуна", носившая исключительно потребительский характер. В коммуну доставлялись свиньи, бараны, гуси, утки, куры, конфискованные у крестьян. Сюда же поступал и ... самогон, изъятый у крестьян. Членам "коммуны" жилось неплохо: они бесплатно пили и закусывали.
Необходимость снабжения "коммуны" толкала на возможно большее изъятие скота и птицы у крестьян. Начались перегибы. Незаконное изъятие продовольствия для питания членов "коммуны" у кулаков стало распространяться и на середняков, что вызывало большое недовольство крестьян, на глазах которых волостные начальники, особенно А.К. Гусев и В.Ф. Суханов беспробудно пьянствовали.
... В районе станции Троекурово под руководством Гусева А. и Суханова было много задержано мешочников, у которых были отобраны разные вещи.
Часть потерпевших разыскала волостной Совет и сделали заявление о незаконном изъятии вещей. Но Гусев и Суханов и те, кто их сопровождал, появились в волости дня через 3-4 и "спекулянты", опечаленные неудачей и возмущенные произволом, так и ушли ни с чем.
А тем временем "облавщики" пьянствовали в селе Таптыкове, произведя обмен вещей, отобранных у "спекулянтов" на самогон. Перед возвращением в волость по приказанию Гусева и Суханова у крестьян села Таптыкова и деревни Люблино были изъяты и доставлены в "коммуну" свинья, несколько баранов и несколько штук гусей.
Недовольство крестьян нарастало. Некоторые бедняки, записавшиеся в коммунисты, начали отмежевываться от ячейки.
".




В конце октября почти вся Рязанская губерния пылала в огне крестьянских восстаний. В Раненбургском уезде  из 26 волостей мятеж вспыхнул в двенадцати. Крестьянские выступления прошли под лозунгом "Долой Советскую власть! Да здравствует Учредительное собрание!" Организовали восстание остатки оппозиционных сил, представители разных классов и политических течений объединенных общей задачей.

В Дубовской и Путятинской волостях  восстание началось 7 ноября. В Салтыковской и Урусовской – 12 ноября. В Дубовом  повстанцы разогнав Волсовет и Комбед распустили по домам собравшихся в волости призывников в Красную Армию. «Призывникам они говорили: Зачем вам идти в Красную Армию и убивать своих же братьев. Берите оружие и бейте коммунистов».

Прибывший в командировку в Дубовскую волость уполномоченный Укома партии коммунист И.Л.Карамнов чудом остался жив. Избитого и с петлей на шее, его вырвали из рук освирепевших крестьян вооруженный отряд Красной Армии.

В Буховом мятеж начался в ночь на 7 ноября. Так его описывает коммунист С.Рубцов: «Кулаки не велели призывникам идти на призывной пункт, охотились за сельскими коммунистами и активистами сельсовета и комитета бедноты. Рано утром 7 ноября враги забили набат и пошли по крестьянским хатам, чтобы поднять неустойчивую  часть населения против Советской власти. Избив нескольких коммунистов и активистов, мятежники с кольями, вилами, топорами из Бухового направились в с.Колыбельское. Они надеялись, что там к ним присоединятся и колыбельцы. Но в Колыбельском мятежники сочувствия не получили. Тогда они ворвались в здание Колыбесльского волостного правления, переломали мебель, порвали бумаги, посрывали портреты вождей революции и отправились на большак, имея намерение добраться до Раненбурга и учинить там расправу над большевиками. Но план мятежников сорвался. Их встретил отряд раненбургских коммунистов. Который открыл огонь из винтовок и пулемётов. Мятежники струсили, не приняли боя и пустились наутёк. Когда вооруженный отряд прибыл в с.Буховое, мятежники убежали в лес…».

А вот ещё одно описание восстания в Буховом в изложении коммуниста Г.Кревских: «В октябре 1918 года в с.Буховое кулаки братья Глебовы –Алексей, Михаил и Василий – подняли восстание. Они зверски избили председателя сельсовета Фатеева и коммуниста Попова. Оба они от побоев умерли. Кулаки убили мать коммунистов Братьев Ивановых. А их сестра от побоев потеряла рассудок. Дома коммунистов были разграблены, Совет и комитет бедноты – рзогнаны. По набату церковного колокола, силой оружия и угрозой расстрела кулачество начало собирать народ  с целью организации похода на   город Раненбург и свержения власти Совето в уезде. Кулаки рассчитывали на то, что им удастся поднять мятеж в сёлах Дёмкино и Колыбельское, что жители этих сёл присоединятся к ним. Они пришли в эти сёла, но сочувствия и поддержки ни у кого не нашли, за исключением небольшой кучки кулаков. Разгромив Колыбельский волисполком. Они через село Мелеховое двинулись на Раненбург. В селе Мелеховое их встретил вооруженный отряд, направляющийсч из города под командованием члена Уисполкома К.В.Солосина. После короткой перестрелки мятежники разбежались. Восстание было ликвидировано. Но борьба на этом не закончилась.».

Восстание в Салтыковской волости организовали эсеры Гусев и Патрикеев. «Они заранее установили срок восстания, заготовили винтовки, гранаты и пулемёты, вырыли окопы. Искусно замаскировали их, затем установили связь с Урусовской, Шереметьевской и Новотишевской волостями, превратив, таким образом, село Салтыки в центр крестьянского мятежа.» В селе Лапоток Патрикеев убил председателя Лихоревского комитета бедноты коммуниста Савельева.

В Урусовской волости восстание организовали священник  Трейеров, крестьянин Углов и полковник царской армии Зорин.

В Крючковской волости одним из организаторов антисоветского восстания оказался председатель Крючковского комитета бедноты Гальцов. Он был арестован по обвинению в организации контрреволюционного заговора и расстрелян.



14 ноября восстание в Раненбургском уезде было полностью ликвидировано. Количество погибших с обеих сторон неизвестно, по разным источникам от 30 до 300. Официальных цифр до сих пор нет. Известно только, что «глубокой осенью  1918 года в Раненбурге около городского кладбища было расстреляно 19 человек – членов социал-революционной партии»  и, то ли после восстания, то ли ещё летом, «в селе Урусово у стены дома кн.Кропоткиных были расстреляны 18 жителей села, взятых большевиками в заложники: дочь церковного старосты, сын управляющего имением, и другие представители эксплуататорских классов».



Моя бабушка, Евдокия Григорьевна Решетникова, уроженка села Буховое рассказала мне, что повстанцы после боя на «большаке» ушли в лес и долго там скрывались. Много было раненых и убитых.  Убитых хоронили тайно в лесу.



P.S. В декабре 1918 года на Московской областной конференции ПЛСР (Партии левых социалистов-революционеров-интернационалистов) в числе выступавших с докладами от региональных ячеек, был делегат от рязанской ячейки левых эсеров Лев Николаевич Шульгин, который поделился своими наблюдениями относительно развития произошедших и текущих событий в Рязанской губернии: «В среде среднего крестьянства организация имеет успех, в среде бедного крестьянства имели больший успех коммунисты - теперь же проявляется сочувствие к левым эсерам. Восстания антибольшевистские и антивоенные. Каждому двору приходится платить по 800 руб., с души 600 рублей контрибуции за восстание. Это первая причина восстания. Вторая - (нехватка?) продуктов. Первое недовольство мобилизацией то, что крестьяне говорят: заберут все молодое население, а потом большевики с нами сделают, что хотят. Вторая причина - способ мобилизации принудительный.
В других уездах, где организация левых эсеров была слаба, руководили восстаниями неопределенные элементы: Спасский уезд - из 25 волостей в 22 были восстания.  Центром восстания был Спасск, где было до 75 красноармейцев, которыми было подавлено, так как крестьяне были вооружены вилами и не имели оружия.
В Пронском уезде карательная экспедиция большевиков дала 47 орудийных выстрелов по ближайшей деревне, потому что был разобран путь, хотя не было известно, кто разобрал. Организованность восстания была очень достаточна. Была связь волостей через курьеров.
Культурно-просветительная работа в губернии не велась. Видные представители партии были арестованы; в некоторых уездах уже выпущены.
Существует 8 коммун, принимаются меры к организации советских хозяйств.
Существует проект Земотдела разделить все население по 50 домов, которые будут представлять из себя коммуны.
Раненбургский уезд - 300 человек убито.
Касимов - 150.
В Пронском - 300.
О других уездах не известно. После восстания наблюдается наплыв представителей в Комитеты партии.
Теперь оживление работы, как у партийных товарищей, так и рост сочувствия масс. Вся деревня сочувствует нам. Ее надо организовать.
Север губернии слаб - там отхожий промысел (там  большевики). Все крестьянство, независимо от того, с кем оно было раньше, с нами. Так же и север губернии. В южной части также переходят к нам. Рост так силен, что нельзя точно его установить.
Пронский, Раненбургский (там точно не знаем, левые эсеры ли).".


Урусовская средняя школа Чаплыгинского района Липецкой области (бывший дом князей Кропоткиных). У стены этого здания в 1918 году большевистским карательным отрядом были расстреляны 18 заложников. Источник фото - здесь.
Tags: 1910-е, Гражданская война
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments