anty_big_game (anty_big_game) wrote in foto_history,
anty_big_game
anty_big_game
foto_history

Categories:

Огнем прорвали мы в полях Ряды немецких линий. Был на Днепре объявлен шах, И будет мат в Берлине.

С. Я. Маршак (1944 г.) 

Как  наши солдаты и полководцы ставили Гитлеру шахи  и окончательный мат 21 апреля 1945 года.

Известный историк-ревизионист В. Суворов (Резун), который в своих трудах по сути обвиняет СССР в развязывании Второй Мировой войны, в одной из книг иронически замечает: «Владимир Бешанов высказал интересную мысль: принц Конде считал, что, прежде чем стать хорошим генералом, надо выучиться хорошо играть в шахматы. Интересно, Жуков в шахматы умел играть? Или токмо на гармошке?»

Умел, Владимир Богданович. Более того, большинство ведущих советских генералов и маршалов Победы были достаточно неплохими шахматистами…

Г. К. Жуков

Г. К. Жуков

В городе Янаул республики Башкортостан до сих пор хранят как памятную реликвию шахматный столик, за которым провёл одну партию маршал СССР Георгий Константинович Жуков (1896-1974).

В 1948 году, будучи командиром Уральского военного округа, во время учений он зашёл в железнодорожный клуб станции Янаул, увидел шахматный столик и запросто предложил сыграть партию заведующему этим клубом Валентину Елаго. Как закончилась встреча, к сожалению, доподлинно не известно.

Приходилось Георгию Константиновичу играть не только с простыми людьми. Во время Потсдамской конференции (лето 1945 г.) Жукова видели играющим в шахматы с Вождем Советского народа. Иностранные журналисты спрашивали маршала о результате партии, на что он коротко отвечал: «Выиграл Сталин». Вряд ли результат был иным.

И. В. Сталин (1879-1953)

Сам Верховный главнокомандующий, хотя и предпочитал другие виды отдыха, но не брезговал и шахматами. К сожалению, о способностях Сталина-шахматиста нельзя сказать достоверно. Так, В.Успенский в романе-исповеди «Тайный советник Вождя», написанном якобы на основе мемуаров одного из сталинских приближенных, утверждает: «Играл он действительно хорошо. Сочетание двух особенностей способствовало ему. Быстрая реакция, умение точно оценить тактическую обстановку сразу после хода противника, даже очень коварного хода. И врожденная способность заглядывать вперед, думать о последствиях, мысленно прокатывать различные варианты, учитывая технические, материальные и моральные возможности соперника — это уже стратегия. Но играл Сталин неровно, в зависимости от настроения, от отношения к человеку у противоположной стороны доски… Когда Иосиф Виссарионович выигрывал, он начинал подозревать соперника в том, что тот поддается ему, и подозревал зачастую не без оснований. Если же проигрывал раз за разом, то злился, раздражался, подсознательно затаивал неприязнь. Это потом сказывалось. А еще Иосифу Виссарионовичу нравилось играть с Ежовым… Кстати, одна из их партий, в которой победил Иосиф Виссарионович, была признана шахматными корифеями весьма оригинальной, поучительной и опубликована в соответствующем справочнике..». Правда, историки шахмат И. Линдер, Ю. Авербах и К. Пытель пришли к заключению, что текст партии сфальсифицирован.

Знаменитый шахматист Марк Тайманов утверждает, что: «Сталин в шахматы не играл. Вместе с тем фактами остаются его прозорливая поддержка лозунга "Шахматы — в массы" и назначение руководителем советского шахматного движения авторитетного Николая Крыленко — первого верховного главнокомандующего страны» (в последствие расстрелянного).

Один из военных чемпионатов Ленинграда

Война не оставляла много времени для игры в шахматы, однако турниры активно проводились даже в самые тяжелые периоды,. Так, в ноябре 1941 г.- январе 1942 г. в разгар Московской битвы в осажденной столице прошел шахматный чемпионат, где звание чемпиона завоевал мастер И. Мазель - лейтенант Красной Армии. На туры он попадал прямо с передовой, которая тогда проходила совсем неподалеку. Шахматист Василий Панов вспоминал: «Вначале нормальному течению партий мешали обстоятельства, о которых нынешние шахматисты не имеют представления. Это был вой сирен при воздушных тревогах, гром зенитных батарей, расположенных на московских площадях и бульварах, иногда – глухие удары бомб. Участники, привыкшие к военной обстановке, вскоре начинали ворчать, что при тревоге приходится прерывать игру и отправляться в бомбоубежище… Поскольку в помещениях обычно, кроме дежурного коменданта, никого не было, вскоре по единодушному решению участников игра продолжалась даже во время тревоги».

Следующий Московский турнир состоялся в разгар Сталинградской битвы. А в конце 1942 г. шахматный турнир был проведен и в блокадном Ленинграде, перед самым прорывом блокады. Отметим, что время проведения этих турниров совпадает с периодами подготовки и проведения выдающихся военных операций под руководством Г. К. Жукова, который, видимо, разрешал кадровым военным отвлекаться от боевых заданий на шахматные матчи.

А. И. Ерёменко в годы войны

А время было тяжелое, и за несвоевременную игру в шахматы, можно было получить по полной программе. Так, генерал Андрей Иванович Ерёменко (1892-1970) в своем дневнике описал следующий случай: «Когда я командовал в начале войны войсками Брянского фронта, то в сентябре месяце танковая армия [немцев] особ[енно] сильно давила на наш левый фланг, то есть на левый фланг 13[-й ]армии. Для помощи молодому командиру т[ов.] Городнянскому я послал своего заместителя т[ов.] Ефремова… но дело там не улучшалось. Я решил поехать туда лично и вот что я там установил… Там я застал тов. Ефремова и члена Военного совета армии, ведающего тылами, т[ов.] Ганенко. Эти друзья сидели за столом,  накрытым обильной едой и выпивкой и играли в шахматы.  [Вернее], играл тов. Ганенко с одним офицером штаба, а т[ов.] Ефремов был у них в качестве консультанта. Когда мы подъехали к ВПУ, то слышали, как в нашем тылу в 3-х км от нас рвались снаряды на железнодорожной станции. Оказалось, это те снаряды, которые по моему распоряжению были посланы 13[-й] армии, но простояли сутки не выгруженными и вот теперь они рвались, зажжённые фашистской авиацией.  И вот, когда мы зашли с тов. Мазеповым в школу, где сидела шахматная компания… Если бы я не видел сам лично, я бы не поверил, что в такой тяжёлый период советские командиры – коммунисты, ответственные люди, могли просто так сидеть, выпивать и в шахматы  играть. Я всю ночь ездил по войскам и довольно-таки устал и кушать хотел, [но] когда я увидел эту компанию, [то] весь внутри вскипел, но, не показывая виду, я налил себе и Мазепову вина и сказал: - Выпьем за тех, кто проигрывает в шахматы нашу страну…» Разгорелся конфликт, в результате которого Ерёменко побил члена Военного Совета Ганенко.

Н. С. Хрущёв

Случай был настолько вопиющим, что даже Н. С. Хрущев впоследствии упомянул о нём в своих Воспоминаниях:  "Потом уже я узнал, что однажды Еременко ударил даже члена Военного совета. Я ему потом говорил: "Андрей Иванович, ну как же вы позволили себе ударить? Вы ведь генерал, командующий. И вы ударили члена Военного совета?!". "Знаете ли, - отвечает, - такая обстановка была"… Он… объяснил, что сложилась тяжелая обстановка. Надо было срочно прислать снаряды, он приехал по этому вопросу, а член Военного совета сидит и играет в шахматы. Я говорю ему: "Ну, не знаю. Если он играл в шахматы в такое трудное время, это, конечно, нехорошо, но ударить его - не украшение для командующего, да и вообще для человека" Сталин же посчитал иначе: «Еременко поступил правильно, но можно было и пожёстче».

Однако и сам будущий маршал Ерёменко был не против поиграть в шахматы. Как вспоминает дочь полководца Татьяна Ерёменко: «В шахматы играл очень хорошо, обыграть его было невозможно. Он и меня научил в них играть так, что я выигрывала какие-то детские чемпионаты… Сам он, конечно, был отличным шахматистом, любил разгадывать шахматные задачи. Не раз сражался на равных с нашим знаменитым гроссмейстером Смысловым и даже выигрывал у него».

Успевал он поиграть и в минуты затишья на фронте, что даже однажды было зафиксировано скандальной кинохроникой: «К концу войны главное политуправление перестала устраивать работа полевых операторов… Постановили: затребовать к себе на просмотр снятую на фронте пленку и просмотреть ее до монтажа. Работник лаборатории, проявщик пленки Борис Зеленцов берет первую попавшую ему под руку коробку с пленкой… везет ее на просмотр военным. В кинозале Главного политуправления гаснет свет, наступает тишина, пошла пленка… На экране грузный человек, в одних трусах, поднимается с постели и приступает к физзарядке. Он проделывает это несколько раз, стараясь все выполнить изящно и ловко, но ему мешает комплекция. Снятое выглядит смешно и некрасиво. Постепенно зрители в этом человеке узнают генерала армии Еременко. Потом они видят, как командующий фронтом с аппетитом завтракает, долго бреется, играет на трофейном аккордеоне и с другим генералом сидит за шахматами и т.п. Все снято с дублями, как в игровом кино. После окончания просмотра последовал вопрос: «Кто это наснимал?» —Оператор Лыткин, услышали политработники голос в зале. А дело было так. Редакция студии хроники дала задание оператору Лыткину снять на его фронте моменты отдыха командующего фронтом генерал Еременко, когда в армии наступит передышка. Лыткин дождался такого момента и приступил к съемке…» (Михаил Посельский. Воспоминания фронтового оператора) К сожалению, беднягу-оператора ждал штрафбат.

      

Б. М. Шапошников                            А. М. Василевский                      А. И. Антонов (1896-1962)

Отдельно стоит сказать и о любви к шахматам руководителей Генерального штаба. Помимо Г. К. Жукова, возглавлявшего этот орган с января по июль 1941 г., неплохими шахматистами были и другие начальники: Б. М. Шапошников (июль 1941 — май 1942), А. М. Василевский (май 1942 — февраль 1945), А. И. Антонов (с февраля 1945).

Так, Борис Михайлович Шапошников (1882-1945) признавал только один вид отдыха – шахматы, а его коллеги-военные, с которыми ему приходилось играть, даже ввели в обиход выражение «эндшпиль Шапошникова». Отличным игроком был Александр Михайлович Василевский. Его сын Игорь Василевский рассказывал: «Очевидцы из Генерального штаба вспоминают, что бывали моменты, когда маршал в результате бессонных ночей на секунду отключался над картой. Как он выдерживал это постоянное напряжение, как он вынес то, что суммарно легло на его плечи? Я думаю, ответ в следующем. В свое время он научил меня играть в шахматы. Когда мне однажды удалось его обыграть, он сказал: «Жаль, что ты не можешь сыграть со мной на военных картах».

И. С. Конев

Связь между развитием необходимых для военного навыков и шахматами подчеркивают и многие полевые генералы и маршалы Великой Отечественной. По словам Ивана Степановича  Конева (1897-1973), "если считать шахматы игрой, то нет ей равной среди игр по тренировке памяти и логике мышления, по воспитанию выдержки, силы воли и других ценных качеств человеческого характера"    Рассказывая в своих мемуарах о подготовке крупной наступательной операции во время Второй мировой войны, Иван Степанович писал: “Память, в том числе и зрительная, была у меня в то время настолько обострена, что все основные направления, все географические и главные топографические пункты всегда как бы стояли перед глазами. Я мог принимать доклады без карты: начальник оперативного отдела, докладывая, называл пункты, а я мысленно видел, где что происходит. Мы оба не тратили время на рассматривание карты. Он лишь называл связанные с указанным пунктом цифры – и нам обоим было все ясно”. Психологи называют такие навыки архетипом шахматного мышления в сложной ситуации. Сначала человек выделяет основные фигуры, затем границы игрового поля, потом сознательно или интуитивно прогнозирует ход будущих событий.  Об этом говорил и другой знаменитый маршал великой Отечественной Иван Христофорович Баграмян (1897-1982): "Многие наши военачальники считают шахматы очень нужной и полезной игрой. Ведь они развивают у воина, будь он солдатом или генералом, важнейшие качества - умение предвидеть ход событий, умение почувствовать тот момент, когда следует перехватить у противника инициативу..."

И. Х. Баграмян

Сам маршал был бескомпромиссным шахматистом. По воспоминаниям его внучки Каринэ Наджаровны Баграмян: «Дедушка очень любил играть в шахматы и нарды. Как истинный шахматист, тем более военный человек, он не любил проигрывать. В случае же проигрыша говорил: «Реванш состоится в следующий раз». Он не любил, когда его соперник за шахматной доской ему поддавался, сразу это замечал и грозился прекратить игру. Считая, что эта древняя игра помогает развивать логическое мышление, дедушка научил меня играть в шахматы».

В. И. Чуйков

Но самыми заядлыми шахматистами среди наших полководцев были Родион Яковлевич Малиновский (1898-1967) и Василий Иванович Чуйков (1900-1982). Про последнего рассказывают следующий случай: «В разгар Сталинградской битвы прошел слух, что генерал Василий Иванович Чуйков тяжело ранен и армией командует кто-то другой. Рядовой Иван Крушинский (чемпион Донбасса по шахматам) получил от своего командира полка приказ сходить на КП, передать донесение, а заодно разузнать про командарма.

«Вхожу в блиндаж, – вспоминал Крушинский. – На столе карта и… шахматы. Вдоль стены ходит угрюмый человек. Он или не он, не могу определить: тускло горит фронтовая коптилка. Докладываю. Вручаю пакет, а сам посматриваю на шахматы…» Человек, поняв, что вошедший неравнодушен к шахматам, предложил сыграть. Не успели сделать и пару ходов, как блиндаж закачало, в углах что-то заскрипело… «Ходи! Ходи!»… Крушинский сделал еще ход, так и не поняв, Чуйков перед ним или нет. На десятом ходу партнер впервые задумался. И тут потолок задрожал, посыпались крошки земли. Вбежал адъютант: «Товарищ генерал, танки!» Чуйков (теперь уже стало ясно, что это он), даже не посмотрев на адъютанта, сделал ход: «Шах. Так, значит, танки? Прямо сюда к КП прорываются? Так и должно быть. Паулюс выдохся. Хочет нас ночью танками напугать. Сбегай, посмотри… А ты ходи, ходи!»

Крушинскому было не до шахмат: он чувствовал, что вблизи блиндажа происходит что-то очень серьезное, и в течение последующих нескольких минут сделал три неудачных хода. Вскоре вернулся адъютант и доложил, что танки повернули обратно. В этот момент Крушинский, шахматист 1-й категории, получил мат на 15-м ходу. В течение года он мечтал реабилитироваться и сыграть с Чуйковым в побежденном Берлине. Но не суждено было: погиб под Запорожьем» (Константин Чернышов. Война Народная. Правда. № 64, 20 июня, 2008).

"Дом Павлова" в Сталинграде - символ мужества, стойкости и героизма

Другой прославленный генерал, герой Сталинградской битвы Александр Ильич Родимцев (1905-1977) в своих воспоминаниях следующим образом описывает знаменитый «Дом Павлова» в котором во время Сталинградской битвы держала оборону группа советских бойцов под командованием старшего лейтенанта И. Ф. Афанасьева: «Здесь же в подвале стояли койки для отдыха бойцов и командиров, была оборудована Лекинская комната… В Ленинской комнате гвардейцы в свободные минуты могли почитать политическую, военную и художественную литературу, поиграть в шашки, домино, шахматы». Возможно, это типичный образец советской пропаганды, однако наши бойцы довольно неплохо играли в шахматы. В 1945 г. по инициативе В. И. Чуйкова в Берлине был организован матч между советской и американской группой войск, где по отечественным источникам, наши разгромили союзников с сухим счётом 10:0. Американцы уточняют, что это был радио-матч, но признают победу советских солдат, умалчивая о счёте. В любом случае – это был первый международный спортивный турнир в Европе с момента начала Второй Мировой, если не считать соревнований организованных нацистами.

Р. Я. Малиновский

Настоящим фанатом древней игры был маршал Малиновский, который уже после войны, будучи министром обороны, пропагандировал введение шахмат в качестве элемента военной подготовки: «В наше время, когда армии оснащены современным могучим оружием, в котором воплощены все достижения науки и техники, возрастает роль шахмат, как средство умственной тренировки. Шахматы развивают точность мышления, способность ориентироваться и принимать ответственные решения в быстро меняющейся обстановке, воспитывают выдержку, закаливают волю».

Родион Яковлевич с детства увлекался шахматами и играл на уровне шахматистов первого разряда. По воспоминаниям дочери Натальи Малиновской, он собрал великолепную библиотеку шахматной литературы, очень любил шахматные этюды. Однажды ему даже удалось выиграть всесоюзный конкурс: «Редакция "Красной звезды" совместно с Центральным домом Советской Армии долгое время проводила конкурсы на решение шахматных задач. Каждый раз после публикации очередной группы задач в редакцию буквально мешками поступали письма... К концу конкурса по числу правильно решенных задач на первое место вышел читатель по фамилии Малиновский с инициалами "Р.Я.". В редакции задумались: сам ли министр обороны решал задачи или его однофамилец. А может быть, это просто чей-то розыгрыш? Главный редактор Николай Макеев позвонил министру:

- Родион Яковлевич, пусть не удивит вас мой вопрос. В решении шахматных задач принимал участие Малиновский Р.Я., так это вы или не вы?

- Я, - ответил маршал и объяснил: - Люблю шахматные задачи. А времени на них нет. Потому предпочитаю решать конкурсные.

- Хорошо решали, - сказал Макеев. - Поздравляю вас с первым местом.

- Спасибо, Николай Иванович. Такое приятно слышать. Только не объявляйте в газете, что первое место занял я. Не надо. Согласны?

Так тогда никто и не узнал, что победителем конкурса стал министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский» http://andruha6666.narod.ru/sssr/malin/malin.html

  

К. К. Рокоссовский                              А. И. Покрышкин

Среди полководцев Великой Отечественной были и другие шахматисты. Так, по воспоминаниям Константина-Рокоссовского младшего, его дед знаменитый маршал Константин Константинович Рокоссовский (1896-1968) «по полдня гонял по шахматной доске внука». Причём даже в почтенном возрасте обыграть его было сложно. Настоящим фанатом шахмат был прославленный ас войны, будущий маршал авиации Александр Иванович Покрышкин (1913-1985): «Я только теперь поняла, почему он так самозабвенно любил шахматы: в них, как и в летной работе, часто приходится в самые сжатые сроки просчитывать максимальное количество вариантов, чтобы выбрать один.

Помню, забежал к нам как-то самый младший брат Александра Ивановича Виктор, тогда еще студент-геолог. Муж усадил его за шахматы. Прошел час, второй. Слышу из-за двери голос Виктора:

— Саша, отпусти ты меня, бога ради. Заниматься надо. Александр Иванович молча встал, подпер дверь креслом:

— Пока двадцать пятую партию не сыграем, не выпущу. Что оставалось делать бедному студенту?» (Из воспоминаний Марии Покрышкиной)

Сражались и погибали на фронте и рядовые шахматисты Сергей Белавенец, Марк Стольберг, Лев Кайев и другие.

        

Однако, так или иначе, шахматы сыграли огромную моральную, стратегическую и тактическую роль в Великой Отечественной войне (1941-1945), дав нам целую плеяду выдающихся солдат и полководцев. Поэтому по праву, наряду со многой военной техникой, они могут быть названы Оружием нашей Победы.

Источник.
Tags: 1940-е, 1945, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, победа
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments