JeTeRaconte (jeteraconte) wrote in foto_history,
JeTeRaconte
jeteraconte
foto_history

Categories:

Иван Ефремов - один из величайших ученых и лучших писателей фантастики в мире. Часть пятая.



В 1935-37г.г. окончил экстерном Ленинградский Горный институт и одновременно получил от Президиума Акад.наук СССР степень кан­дидата биологических наук без защиты диссертации.

В марте 1941г. защитил диссертацию на степень доктора биологических наук. В 1943 г. ВАК присвоил мне звание профессора палеонтологии. Научную работу начал с 1925 года под руководством академика П.П.Сушкина, всего написал около 70 научных работ, опубликованных в различных изданиях, и около 150 мелких заметок, рефератов, рецен­зий. За научные исследования удостоен в 1952 г. Сталинской прении II степени, премии акад. А.А.Борисяка в 1949г. и пяти премий Пре­зидиума АН за научную работу, организацию и экспедиционные иссле­дования.

(В 1940-е годы Ефремов разработал тафономию — учение о закономерностях сохранения остатков ископаемых организмов в слоях осадочных пород. За эту работу он был удостоен Сталинской премии.)

Участвовал в 28 экспедициях, из которых лишь руководил 18-ю в Сибири, Средней Азии, Дальнем Востоке и Приуралье, В последнее время #1946-1950/ руководил крупной экспедицией Академии наук СССР в Монгольской Народной Республике / Монгольскй палеонтологической экспедицией/. Награжден орденом “Знак Почета” в 1945г. за выдающиеся научные достижения, и орденом “Трудового Красного Знамени", за выслугу лет в 1953 г. С 1944г. часть времени уделял писательской работе. Опубликова­но несколько сборников рассказов, повести и очерки. Член Союза советских писателей с 1945 года. Художественные произведения пере­ведены на 9 языков. Женат, имеется сын 17 лет. Родственников заграницей не имею. Из близких родственников есть сестра /Надежда Климовская по. мужу/, брат погиб под Ленинградом в Советской Армии, отец и мать умерли в Ленинграде. 3 Под судом и следствием не находился, взысканиям не подвергался, В партии не состоял. На оккупированных территориях не находился, в плену не был. Знание языков: английский, немецкий.

И. Ефремов 22 июня 1954г.

Итак как обычно сухие строчки автобиографии. А что же стояло за ними?

Очередные экспедиции...


(В 1935 году коллега Новожилов написал целую поэму о могочинском сидении и пути на Тунгир — оригинал с вклеенными фотографиями и рисунками автора хранится в семейном архиве И. А. Ефремова и Т. И. Ефремовой.)

К середине 1935 года Иван Антонович был автором семнадцати палеонтологических и геологических трудов и производственных геологических отчётов. В августе по совокупности работ, без защиты, ему была присвоена учёная степень кандидата биологических наук.

К этому времени он развелся с женой Ксенией, которая жаждала видеть мужа в семейном гнезде и не выдержала его постоянные отлучки в экспедиции, разлука не была внезапной, но все же горькой.



А в 1936 году Иван женился на Елене Дометьевне Конжуковой,  такой же безумно влюбленной в палеонтологию как и он.



Елена родила ему сына - Аллана, названного так в честь Аллана Квотермейна. Да, да героя книг Хаггарда.

После двух с половиной лет учёбы экстерном в Горном институте, Ефремову было присвоено звание горного инженера. Но диплом он получил лишь в 1937 году...

Коллектив института жил дружной, насыщенной жизнью. Сотрудники так увлекались работой, что часто задерживались до позднего вечера, отрываясь лишь на короткий отдых.

Собираясь за чаем, «для освежения мозгов» обращались к литературе. За недостатком книг многие переписывали в ручную стихи: Киплинга, Блока, Драверта, Парнок и других авторов, обмениваясь своими сокровищами во время этих дружеских посиделок.

В редкое свободное время Иван старался бывать в планетарии. А также  долгие часы он проводил в зоопарке, наблюдая за животными и их движениями. Это помогало в палеонтологических реконструкциях и описании животных в будущих книгах.

20 июля 1937 года тысяча геологов из пятидесяти стран мира собрались в Москве. Выдающиеся учёные участвовали в палеонтологической сессии конгресса. К этому дню был специально выпущен путеводитель по музею.Организация всемирного геологического конгресса в немалой степени заслуга Ефремова. Кстати, там он выступил с докладом имевшим шумный успех...

И Ефремов приложил много сил, чтобы блестящий биолог и анатом, кандидат медицинских наук
Алексей Петрович Быстров, по ходатайству АН СССР был демобилизован из Военно-медицинской академии, где он служил, и в октябре 1937 года приехал из Ленинграда в Москву, чтобы работать в отделе низших позвоночных Палеонтологического института.



В 30-х годах И Ефремов с коллегами написали письмо  Сталину с просьбой обратить свое внимание на бедственное состояние палеонтологического музея. К октябрю стало известно, что письмо дошло до вождя, и бывшие конюшни графа Орлова-Чесменского передали на баланс музея. В итоге было получено здание, где разместились экспозиции.

Антисоветчики прочитав эти строки наверняка мерзко захихикали... Конюшни! Музею! Ха-ха-ха.

А если так: Конюшни и манеж составляли единое здание, входившее в ансамбль Нескучного сада. В середине XIX века корпус был перестроен в зал для загородных царских приёмов. Совсем иное впечатление от передачи "конюшен"?

В эти году  Ефремов помог с работой вернувшемуся из заключения Льву Гумилеву.

Сейчас принято говорить с осуждением о "кровожадном" Сталине и эпохе репрессий 37- го года. Сложно быть объективным рассказывая об этом времени. С одной стороны действительно было выявлено много настоящих врагов народа, с другой, разумеется, были и действительно невиновные и невиновные с нашей современной точки зрения. Не стоит забывать о том, что СССР жил окруженный врагами, мечтавшими уничтожить первое социалистическое государство. И методы борьбы были суровы к тем, кто так или иначе мог представлять угрозу и стать пятой колонной...

Кстати, дневники экспедиции по золотоносным местам, карты местности и образцы были похищены... А информацией о месторождениях очень интересовались на Западе...

Помните ли вы о миллионах доносов написанные соседями, друзьями, коллегами, родственниками на тех кто был рядом с ними... Откуда они взялись? Из глубины мелких мещанских подлых душонок, что жаждали подсидеть удачливого соседа, отомстить за бытовую обиду или имели какие - либо корыстные намерения.

Опасаясь подобного в 1937 году Иван Антонович сжёг свои дневники и письма. «В наше время нельзя…» — думал он, понимая, что одно неосторожное слово в письме может поставить под удар многих...

По Большой Калужской строили новые дома, и было приказано снести приведённую в порядок два года назад часть здания музея, мешавшую строительству, переселив экспонаты в неотремонтированный пока зал.
В связи с этим 11 декабря 1939 года было написано письмо.

Здесь выдержки из него:

«Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович.
Не сочтите нелепостью или дерзостью наше обращение к Вам.
Ваше время драгоценно для всей страны и, безусловно, занято гораздо более важными вещами. Однако глубокая уверенность в том, что только Вы можете помочь, и в том, что наука есть немаловажная вещь, заставляет нас обратиться к Вам.
Дело, в котором мы просим Вашей помощи, — это вопрос о двух музеях Академии Наук СССР — Геологическом и Палеонтологическом, погубленных при переезде Академии из Ленинграда в Москву, — первый нацело, второй частью.
Нормально ли то, что в результате грубейшего организационного ляпсуса (зачем было перевозить на пустое место?) в Советской стране, где Партия, правительство и лично Вы, Иосиф Виссарионович, делаете так много для развития науки, происходит настоящее варварство, и варварство это происходит в крупнейшем научном центре страны — Академии Наук СССР.

Опасность ещё в том, что если уйдут из состава Академии те весьма немногочисленные лица, которые знают эти коллекции, — значительная часть коллекций попросту погибнет за невозможностью разобрать их и за невозможностью восстановить разрушенное в новых условиях.
Вывод — положение с указанными Музеями должно быть исправлено и исправлено немедленно. Всяческие отлагательства в этом вопросе снова ведут к 10-летнему сроку, а это не решение. Мы не можем поверить, чтобы в нашей стране не было никакой возможности скорого разрешения этого позорного для Академии случая. Если постройка (немедленная) специального здания в настоящее время нереальна, нужно передать эти музеи незамедлительно обратно в Ленинград, в Киев, в Тбилиси, в Алма-Ату, в какой-либо крупный центр, где здание для таких музеев найдётся, если столица СССР в силу неумелости руководства Академии не может обеспечить переведённые в неё музеи помещением.
Поэтому, пробившись с самого момента переезда в Москву, вместе с другими товарищами, пять лет над восстановлением Палеонтологического Музея и видя полную бесплодность всех попыток (более того, положение Музея не улучшилось, а ухудшилось), мы обращаемся к Вам, глубокоуважаемый и дорогой Иосиф Виссарионович, с великой просьбой разрубить наконец узел бюрократических записок, отписок, комиссий и прекратить исключительное безобразие, проделываемое с указанными музеями Ак. Наук.

Зав. Отд. высших позвоночных Палеонтологического института Академии Наук СССР:
Профессор (Ю. А. Орлов).

Зав. Отд. низших позвоночных Палеонтологического института: (И. А. Ефремов).

11 декабря 1939 г.Москва, 71, Б. Калужская, 75, Палеонтологический институт Академии Наук СССР».

Второе письмо Сталину осталось лежать в архиве.
Почему оно не было отправлено?
Судя по всему Ефремов и Орлов опасались, что виновные будут наказаны со всей пролетарской суровостью... И не хотели подобного, считая что это будет слишком жестким решением проблемы...

Продолжение следует...

И Ефремов

Номенклатура и приспособленцы...


Tags: СССР, история, писатели
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments