Игорь Горланов (gorlanovig) wrote in foto_history,
Игорь Горланов
gorlanovig
foto_history

Categories:

Тайна «закамского серебра»



В глухих лесах Пермского края находят уникальные артефакты — серебряную столовую утварь (блюда, чаши, кувшины, вазы и кубки) с рисунками сакрального смысла, нацарапанные поверх изысканных изображений людей и животных. Работа по изготовлению этих необычных столовых приборов была выполнена мастерами, не имеющими отношение к народам, жившим в Пермской тайге. Ведь у «лесных жителей» не было даже намека на тот уровень технологий обработки серебра, с помощью которого изготовлены артефакты, а сюжеты и вовсе имеют ближневосточные корни. В статье речь пойдет о том, почему в глухой тайге Пермского края уникальных предметов искусства в было найдено намного больше чем на Ближнем Востоке и какая связь серебряных артефактов с появлением сказа о серебряном копытце…

Находки в Прикамье древней серебряной посуды были настолько многочисленными, что их сбор в качестве дани местных племен Новгородскому княжеству вошел в традицию. В разных государственных документах Русского средневековья встречаются упоминания о спорах по поводу этой дани между Москвой и Новгородом. Так, в летописи 1332 года есть относящаяся к московскому князю Ивану I Даниловичу Калите запись, в которой говорится: «Великий князе Иван приде из Орды и возверже гнев на Новгород, прося у них серебро закамское».



В те времена со старинной драгоценной посудой расправлялись беспощадно, переливая ее в прутьевидные серебряный слитки. Однако в начале XVIII века несколько найденных серебряных блюд были сохранены и поступили в петровскую кунсткамеру. Известный шведский ученый Страленберг, длительное время живший на Урале и собиравший сведения о находках древней серебряной посуды, развивал взгляды Бангерта и других своих скандинавских предшественников о Бьярмии как богатой и славной стране. Местом ее расположения Страленберг называл пределы Перми Великой и полагал, что древнее серебро завозилось сюда старинным торговым путем, проходившем от Индии к побережью Белого моря через Каспий, Волгу, Каму, Вычегду и Двину. Дальнейшие исследования этнографов, историков и археологов выявили главные истоки торговли художественным серебром.



Например, благодаря отчеканенным на монетах датам и изображениям царей, сходных с изображениями на блюдах, была установлена принадлежность серебряных изделий к ближневосточной культуре. Большинство дошедших до нас изделий было изготовлено в Иране в эпоху владычества могущественной династии Сасанидов (224 – 651 годы), потому и носят эти замечательные блюда, чаши, кувшины общее название — «Сасанидское серебро». Любой, кому довелось увидеть, а тем более прикоснуться к этим творениям древних мастеров, уже никогда не забудет ни блюда с великолепной художественной чеканкой, ни кувшины с изображениями правителей и диковинных зверей, ни чаши с чеканными сценами и мифологическими сюжетами или кубки, покрытые затейливыми узорами. Примечателен и тот факт, что борьба ислама со старыми традициями фактически полностью уничтожила культуру изготовления подобных изделий, так как запрещалось наносить изображение человека и животного. Прикамью, можно сказать, исторически, с точки зрения благотворного соприкосновения с самобытной восточной культурой, повезло в том, что поток южного серебра был столь мощным и относительно устойчивым на протяжении довольно длительного времени. Вот почему весь этот поток предметов удивительного искусства благодатно выплеснулся на край Евразиатского материка в обмен на всегда находившие спрос северные меха. Периодом заметного притока южного серебра в Прикамье оказался весьма обширный промежуток времени от III до XIV века нашей эры, причем наиболее оживленными эти торговые связи были в V-VIII веках. В 1878 году, кроме великого Волго-Камского торгового пути, известный финский археолог Аспелин подчеркнул значение торговли со Средней Азией по Иртышу. Позже определилось значение и еще одного сухопутного торгового пути через Башкирию, реку Урал и Приаральские степи в Хорезм. И как бы это не парадоксально звучало, но в Пермской тайге иранских блюд найдено больше чем на территории Ирана.



В 1895 году в третьем номере сборника «Пермский край» сын А.А. Теплоухова Ф.А. Теплоухов выступил со статьей «Древности пермской чуди из серебра и золота и ее торговые пути» и рассказал об использовании древней южной серебряной посуды в языческих святилищах как священного металла, в качестве ликов идолов или дисков священных светил. Все дело в узорах и сюжетных рисунках. Фактически на всех блюдах изображены тотемные животные, почитаемые шаманами уральских лесов. Разумеется, туров и прочих ближневосточных представителей фауны уральцы не видели, но ими почитался другой «рогатый житель» — лось. Вот поэтому шаманы и применяли для своих обрядов драгоценные предметы быта. Обряд был прост. В святилище устанавливались четыре блюдца, в которые укладывались драгоценные изделия и камни. Далее, по замыслу шамана, прямиком из верхнего мира в аккурат на блюда с требами опустится священный лось и примет дары шамана, соответственно, его просьба к богам будет услышана. Кстати, именно отсюда пошла легенда, позже описанная Бажовым в сказе «Серебряное копытце». Русские знали о таинстве шаманов и буквально понимали, что под копытами священного лося появляется золото и самоцветы, а известный писатель взял эту народную легенду за основу и создал более замысловатый сюжет, но суть оставил прежнюю.



Семья Строгановых обладала огромным влиянием на землях Пермской губернии и Сибири. В определённый период это купеческое семейство было почти всемогущим, соответственно и львиную долю доходов от продажи закамского серебра получали именно эти деятели. Только Россия не была бы Россией, не будь она способна порождать людей готовых осуществить задуманное в обход любой силы, а иногда вообще невзирая ни на какие авторитеты. Правда, в данном случае такая вот русская удаль пошла не впрок, потому как великолепнейшие произведения искусства, бесценные артефакты были уничтожены. Утеряны для нас безвозвратно! В отличие от лесных шаманов Строгановы, впрочем, как и наши современники поклоняются другим богам, ныне забыт священный лось и прочие древние боги, в почете всемогущий «кирпич» в данном случае серебряный. Так что вся шаманская атрибутика, которая украсила бы экспозицию любого музея, пройдя через печь, обретала вполне себе ликвидный образ.



Что не менее печально, так это то что обогатились на этом вовсе не отчаянные искатели приключений или трудолюбивые крестьяне-находчики, а банальные купцы-перекупы. Конечно, кладоискатели 18-19 веков могли попробовать вывезти сокровища и реализовать их далеко от владений Строгановых, даже допускаю, что были такие, но история не сохранила их имён. Зато сберегла имена тех, кто реально разбогател исключительно на продаже закамского серебра. Возможно и «под крышей» тех же Строгановых. Например, некий купец Алин из Чердыни сколотил целое состояние на скупке и переливке таких находок. От него не так уж сильно отставали и другие скупщики, перечислять их имена здесь нет смысла. Разве что попытаться вычислить поселения на территории Пермского края и Сибири, в которых располагались дома или поместья кого-то из потомков скупщиков в более позднее время. Но, честно говоря, считаю маловероятным, что какие-то предметы могли сохраниться до сего дня, и ждут своего часа в укромном месте. Серебряные артефакты можно увидеть в экспозиции Эрмитажа и Чердынского краеведческого музея.

Автор: Любушкин Андрей\\ "Таинственный Урал"
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments