?

Log in

No account? Create an account
история в фотографиях
Неман – река раздора 
11th-Jan-2018 06:07 pm
Чем дольше отстаиваешь права, тем неприятнее осадок.



Во время Второй мировой войны на территории Западной Белоруссии в остром противостоянии сошлись две антифашистские силы — польская Армия Крайова и отряды советских партизан. Первая стремилась сохранить западнобелорусские земли в составе Польши, вторые — выполняли решение Москвы о борьбе с оккупантами на территории СССР. Разгоревшаяся межпартизанская война втянула в свою орбиту множество людей и привела к немалым жертвам.

«Концепция двух врагов»
Западная Белоруссия вошла в состав Советского Союза осенью 1939 года — в это время на её землях возникли первые польские подпольные группы. Большинство из них подчинялось приказам общепольской националистической военной организации «Служба победе Польши» (позднее — «Союз вооружённой борьбы» (СВБ)), связанной с эмигрантским правительством. Основу подпольных групп составляли солдаты и офицеры Войска Польского, избежавшие плена, а также бывшие полицейские, осадники (польские военные колонисты), лесники, помещики и чиновники довоенной администрации.

Советские и немецкие военнослужащие в Бресте, сентябрь 1939 года.
Bundesarchiv, Bild 101I-121-0008-25 / Ehlert, Max / CC-BY-SA 3.0
Целью СВБ было восстановление Польши в довоенных границах — то есть борьба одновременно и против Третьего рейха, и СССР. Однако выступлению против Москвы мешал её нейтралитет с Лондоном, являвшимся покровителем эмигрантского правительства, а восстание против немецких оккупантов, по мнению польских стратегов, было обречено на провал.
Поэтому до тех пор, пока Великобритания не ослабит Гитлера, члены подполья должны были ограничиваться пропагандой, сбором оружия и разведданных (от боевых акций предполагалось воздерживаться). В своих расчётах руководство СВБ исходило из того, что война завершится внутренним разложением Германии и крахом фронта, поэтому планировалось, что подпольная армия поднимет восстание в момент отхода вермахта с территории довоенной Польши.

Автор концепции «двух врагов» генерал Стефан Ровецкий. wyborcza.pl
После нападения Германии на СССР и возобновления дипломатических отношений польского эмигрантского правительства с Москвой ситуация для СВБ почти не изменилась — вопрос территориальной принадлежности «Кресов всходних» (восточных окраин) Речи Посполитой решён не был.

Хотя Третий рейх и был объявлен врагом №1, Красная армия рассматривалась польским подпольем лишь в качестве союзника союзников — отказа от концепции «двух врагов» не произошло. В случае вступления советских войск на довоенную польскую территорию без согласования с эмигрантским правительством членам подполья предписывалось оказывать им вооружённое сопротивление. Сотрудничество польских подпольщиков с советскими партизанами было запрещено, проводить акции против немцев разрешалось лишь диверсантам, заброшенным на оккупированную территорию из Англии.

К началу Великой Отечественной войны структура подполья на территории БССР, несмотря на репрессии, проведённые НКВД в отношении местных поляков, в целом была сформирована. Западнобелорусские земли входили в обшар №2, состоявший из четырёх округ (территории довоенных Белостокского, Виленского, Новогрудского и Полесского воеводств).
К моменту вооружённого выступления каждая округа должна была выставить одну пехотную дивизию и одну кавалерийскую бригаду в нумерации довоенной польской армии. Вся территория обшара была покрыта конспиративной сетью, в каждой деревне с польским населением предполагалось подготовить от отделения до роты бойцов.

Поражение Красной армии летом 1941 года и приход немцев были с одобрением встречены значительной частью жителей Западной Белоруссии (как поляков, так и белорусов), за два года разочаровавшимися в советской власти. В начале оккупации в органы новой администрации по распоряжению штаба СВБ поступили тысячи жителей Западной Белоруссии — поляки стремились восстановить своё влияние в регионе и подготовить силы к восстанию. Вместе с тем они получили возможность свести счёты со сторонниками советской власти.

Белорусская вспомогательная полиция.
Летом 1942 года СВБ, переименованный в Армию Крайову (Армию Отечества), приступил к формированию партизанских групп, которые пока не предпринимали активных действий. В это время основными задачами партизан Армии Крайовой (АК) было вооружение, организация и выжидание. Интересно, что местные жители называли их «белыми», помня события Гражданской и Советско-польской войн, в противовес партизанам — «красным».

Немногочисленное на то время советское партизанское движение активных действий в Западной Белоруссии ещё не вело. Выживая в лесах лишь за счёт самообеспечения, «красные» нередко занимались принудительным изъятием продовольствия у крестьян, тем самым настраивая их против советской власти. Нечастые акции против оккупантов и их пособников вызывали ответные репрессии против местных жителей, вынужденных создавать отряды самообороны. Поскольку бо́льшую часть личного состава этих отрядов составляли поляки, они ориентировались на польское эмигрантское правительство.

В феврале 1943 года Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД) под руководством 1-го секретаря ЦК Компартии Белоруссии Пантелеймона Пономаренко приказал советским подпольным группам, находившимся западнее довоенной советско-польской границы, активизировать боевую деятельность против оккупантов и их пособников. Что же касается польских националистов (именно они составляли основу немецкой вспомогательной полиции), то их предписывалось разоружать и по возможности включать в состав советских партизанских отрядов.

Спустя два месяца СССР разорвал отношения с польским эмигрантским правительством — причиной этому послужило желание поляков провести международное расследование в отношении останков польских офицеров, найденных в Катыни. Так появились предпосылки для начала вооружённого конфликта между польским националистическим подпольем и советскими партизанами.

Начальник Центрального штаба партизанского движения П.К. Пономаренко.
В мае 1943 года в районе Налибоцкой пущи, окрестностях Лиды на Гродненщине, а также озёр Нарочь и Свирь на западе Витебщины (местах компактного проживания поляков и белорусов-католиков) началось активное формирование отрядов аковской самообороны. Поначалу полякам и ещё немногочисленным в этих местах советским партизанам удалось договориться о разграничении сфер влияния, в июне-июле дело дошло даже до совместных акций против немцев и их пособников. Наиболее известная из них — так называемое Ивенецкое восстание, во время которого польский отряд Каспера Милашевского («Левальда») захватил городок Ивенец в Минской области.

Чтобы предотвратить вывоз польского населения на работы в Германию и освободить арестованных польских подпольщиков из местной тюрьмы, 19 июня 150 аковцев напали на гарнизон, насчитывавший 100 немецких жандармов, 200 служащих Люфтваффе, размещённых в казармах за городом, и 300 местных полицейских, на 80% являвшихся законспирированными бойцами АК. Уже в начале боя полицейские перешли на сторону нападавших.

К тому же внезапная атака застала немцев врасплох — силы жандармерии были отрезаны от радиостанции и блокированы пулемётным огнем в разных частях города. Был взорван мост через реку Ивенчик — это не позволило остальным немцам вмешаться в ход боя. Через пять часов после начала атаки город полностью перешёл в руки АК. Потери легионеров составили 3 человека убитыми и 11 ранеными, немцы же только убитыми потеряли 40 человек.

На следующий день поляки покинули Ивенец, в который устремились немцы, находившиеся за рекой. На подступах к городу они были атакованы советскими партизанами из отряда имени Кузнецова бригады имени Чкалова. В бою у деревни Пральники, расположенной на дороге Минск–Ивенец, «красные» прикрыли отход АК из Ивенца, понеся тяжёлые потери. Ответом оккупантов на Ивенецкую акцию стала карательная операция «Герман», приведшая к почти полному уничтожению советских и польских отрядов в Налибоцкой пуще.

Группа советских партизан из бригады имени Чкалова, 1943 год.
На Виленщине летом 1943 года было налажено сотрудничество между польским отрядом «Буря» под командованием Антония Бужинского («Кмицица») и партизанской бригадой имени Ворошилова под руководством Фёдора Маркова. В начале июля стороны провели успешные операции против полиции в деревнях Кобыльники и Вайстома, а также разбили подразделение литовских коллаборационистов во время переправы тех через Вилию.

Фёдор Марков.

«Помнят польские паны…»
А вот в районе среднего течения Немана (в окрестностях Лиды) советским и польским партизанам не удалось достичь компромисса. В мае 1943 года, с первых дней появления отрядов самообороны под командованием Чеслава Зайончковского («Рагнара») и Яна Борисевича («Крыси»), начались их столкновения с частями «красных» из бригады имени Кирова. Советские партизаны обложили поборами польские деревни и нередко убивали семьи местных жителей, заподозренных в связях с АК или немцами.

За первые полгода своего существования отряд «Рагнара», за счёт добровольцев увеличивший свою численность с 30 до 700 человек, провёл более 25 боёв с «красными» и заставил их покинуть правый берег Немана. Жертвами летних столкновений стали десятки человек с обеих сторон, под контролем поляков оказались город Ивье, посёлок Юратишки, а также значительные территории современных Лидского и Щучинского районов.

Чеслав Зайончковский («Рагнар»), командир Наднеманского батальона Армии Крайовой.
Тактика аковцев сводилась к «защите» польских деревень от советских партизан — в ряде населённых пунктов были размещены взводы и роты, объединённые в Наднеманский батальон АК. Наступательные действия легионеров ограничились серией засад на отдельные группы партизан и рейдами на левый берег Немана.

Там в ответ на аналогичные действия «красных» в польских деревнях легионеры развернули террор по отношению к сторонникам советской власти и их родственникам. Конфликт быстро приобрёл характер гражданского противостояния, пленных не брала ни одна, ни другая сторона, а расправы над противником проводились с особой жестокостью. Жертвами этой войны только в 1943 году стали несколько тысяч мирных жителей. Противостояние советским партизанам стало для аковцев Лидчины приоритетной задачей.

В конце осени 1943 года между противниками произошло серьёзное столкновение — по числу участников и жертв его можно считать самым крупным в советско-польском партизанском конфликте. 19 ноября 800 бойцов советского партизанского Белостокского соединения Филиппа Капусты, шедшие из района Гродно в Липчанскую пущу, натолкнулись на взвод АК в деревне Бутилы. После 40-минутной перестрелки поляки ушли в находившуюся в 5 км деревню Мотевичи.
Поскольку местоположение деревни позволяло полякам контролировать переправы через Неман, в ней стояли целых три роты АК. После часового боя сопротивление легионеров было сломлено, деревня перешла под контроль советских партизан, на лодках и вброд начавших переправу. Одновременно началась расправа над сторонниками АК из числа местных жителей.

Схема боёв между Армией Крайовой и советскими партизанами
в Бутилах и Мотевичах. Национальный архив Республики Беларусь, Фонд 3500
Бегство поляков из Мотевичей успокоило «красных», посчитавших их разгром завершённым. Это дало возможность незаметно подойти к деревне всему батальону «Рагнара», не успевшему принять участие в предыдущем столкновении.

Перейдя с марша в бой, аковцы атаковали разрозненные группы советских партизан. По польским данным, в результате начавшейся паники соединение Капусты потеряло до 200 человек убитыми и утонувшими. Свои потери Наднеманский батальон оценил в 2 убитых, 1 пленного и нескольких раненых. В советских источниках, напротив, сообщается о 51 убитом и 6 пленных аковцах, а потери партизан оцениваются четырьмя павшими. Так или иначе, сражение окончилось сохранением статус-кво — советские партизаны ушли на левый берег Немана, поляки продолжили контролировать правый.

Филипп Капуста, командир Белостокского партизанского соединения.
Рейд Белостокского соединения, как и приход в Западную Белоруссию других советских партизанских частей во второй половине 1943 года, стал следствием постановления ЦК КП(б) Б от 22 июня «О дальнейшем развёртывании партизанского движения в западных областях Белоруссии». Документ предписывал соединениям, подчинявшимся ЦШПД, активизировать борьбу с «белопольскими бандами».

В результате за довоенную советско-польскую границу было переброшено 9 партизанских бригад, 10 отрядов и 15 спецгрупп. Численность советских партизан на Новогрудчине и Виленщине выросла с 11 000 до 36 000 человек. Их командирам предписывалось выявлять, разоружать и уничтожать польские «буржуазно-националистические» группы, чьё присутствие в Белоруссии рассматривалось как незаконное вмешательство в дела советского государства.

Во исполнение этого приказа уже в конце августа командование бригады имени Ворошилова приняло решение разоружить отряд «Буря», а его командование расстрелять. 26 августа польские офицеры были приглашены для обсуждения плана совместных операций против оккупантов. Во время переговоров аковцев арестовали и после формального допроса расстреляли. Одновременно были блокированы и рядовые члены отряда, находившиеся на лесной базе всего в 3 км от расположения «красных». Разоружённых поляков доставили в бригаду Маркова, где 80 человек распустили по домам, 50 казнили, а 70 принудительно включили в просоветский польский партизанский отряд имени Бартоша Головацкого. Позднее из-за массового дезертирства были расстреляны ещё 30 человек из состава этого соединения.

После разгрома отряда «Буря» советские партизаны попытались зачистить польские деревни, в которых существовала аковская конспиративная сеть. Были убиты ещё несколько десятков человек, однако полностью очистить территорию от аковского подполья бригаде Маркова не удалось. В начале сентября из уцелевших легионеров и польских крестьян из деревень в окрестностях озера Свирь ротмистр Зыгмунт Шендзеляж («Лупашка») сформировал 5-ю Виленскую бригаду Армии Крайовой. В последующие месяцы её основным противником стали не столько немцы и литовская полиция, сколько партизаны Маркова — к концу года их потери, по советским данным, достигли 150 человек убитыми.

Тем временем разоружение польских отрядов продолжалось. 1 декабря 1943 года силами бригады имени Сталина под командованием полковника Павла Гулевича была ликвидирована Столбцовская группировка АК — возрождённый после операции «Герман» отряд «Левальда», насчитывавший 300 бойцов. Для его переформирования в 1-й батальон 78-го пехотного полка АК с инструкциями из Англии в район Налибоцкой пущи прибыли Адольф Пильх («Гура») и Вацлав Пелка («Вацлав») — их задержание стало одной из важных задач советских разведгрупп. Непосредственным поводом для разоружения стал расстрел поляками в деревне Дубники 10 советских партизан, уличённых в мародёрстве.

Адольф Пильх («Гура»), командир Столбцовского соединения Армии Крайовой.
Как и в случае с отрядом «Буря», командование поляков было приглашено для переговоров в расположение советских частей, разоружено, но не расстреляно, а переправлено в Москву. Из Лубянской тюрьмы поляки вернулись в ПНР только в 1948 году. Рядовых бойцов отряда разоружили в тот же день на их базе в районе озера Кромань (при этом было убито 10 и ранено 8 аковцев).
Всего было обезоружено более 200 человек — часть из них распустили по домам, а часть распределили по советским партизанским отрядам. Интернирования избежали лишь 40 человек, ведших разведку или занимавшихся фуражировкой. Не был арестован и «Гура» — к концу декабря он сумел возродить батальон, доведя его численность до 107 человек (главным образом за счёт дезертиров из полиции местечка Раков). К лету 1944 года в рядах батальона насчитывалось уже 870 бойцов. Как и в случае с «Лупашкой», теперь основным противником аковцев стали советские партизаны.


Конное подразделение Армии Крайовой, начало 1944 года.

Немецкий фактор
Противостояние двух антифашистских сил не осталось незамеченным и оккупантами. Узнав о начале межпартизанских боевых действий, немцы предложили полякам свою помощь. После серии переговоров о взаимном ненападении между представителями польского подполья и сотрудниками Абвера и СД функции оккупационной полиции в ряде районов перешли к полякам. В обмен на оружие и боеприпасы легионеры «Гуры», «Рагнара» и «Лупашки» почти полностью свернули борьбу с немцами, сконцентрировавшись на боевых действиях против «красных». Руководство АК в Лондоне резко осудило сотрудничество с нацистами, но на ситуацию на местах повлиять не могло.

Командный состав 5-й Виленской бригады Армии Крайовой.
Контакты поляков со спецслужбами Рейха не стали секретом и для советской агентуры. Проявления коллаборационизма позволили Москве говорить о «польской профашистской организации», действующей в западных областях БССР. Впрочем, это не помешало советским партизанам вновь выйти на контакт с АК. Упорная борьба польского подполья и его авторитет в католических районах Западной Белоруссии заставил ЦШПД временно отказаться от нападений на легионеров.

В конце 1943 года командир партизанской бригады имени Гастелло Виктор Манохин направил «Лупашке» письмо с предложением уладить все недоразумения. Аковцы ответили согласием и заключили с «красными» временное перемирие, продлившееся чуть более месяца. 2 февраля 1944 года 5-я бригада АК, к тому времени насчитывавшая 200 бойцов, была атакована полуторами тысячами советских партизан из бригад имени Ворошилова и имени Рокоссовского. После боя с немецким подразделением в Ворзянах двумя днями ранее поляки восстанавливали силы на берегах реки Стреча в деревнях Лозово и Радюши Островецкого района Гродненской области.

План советских партизан предусматривал разрыв польской обороны, окружение разрозненных сил бригады, оттеснение их к Стрече и полное уничтожение. Атаке предшествовал визит парламентёров, которые под прикрытием организации нового раунда переговоров должны были выяснить потери и состояние аковцев после недавнего столкновения с немцами. Посчитав силы поляков незначительными, советские партизаны обстреляли 3-й взвод бригады, находившийся в окрестностях деревни Радюши и занимавшийся поиском своего пропавшего бойца. Наткнувшись на огонь «красных», взвод вернулся в деревню. О произошедшем было доложено «Лупашке», который отдал приказ готовиться к обороне.

5-я Виленская бригада на марше.
Главный удар бойцы бригады имени Ворошилова предприняли на Лозово, в которой оборонялось два взвода аковцев. Огонь из тяжёлых пулемётов прижал поляков к земле и не позволил контратаковать. Вместе с тем трассирующие пули подожгли крыши деревенских домов, вызвав пожар, – уже через несколько минут густой дым скрыл оборонявшихся от нападавших. Это позволило полякам организованно отойти к реке и начать переправу, в деревне остался лишь заслон из бойцов 4-го взвода. Основные силы аковцев успешно перешли на противоположный берег и начали отход к деревне Белая Вода, расположенной севернее Радюшей. Последним отступил 4-й взвод.

Партизаны не стали преследовать легионеров, так как из-за наступившей темноты и дыма не заметили их выход из боя. Кроме того, по ошибке они открыли огонь друг по другу — по польским данным, в результате этого погибло несколько человек. Всего же, как утверждают аковцы в своих мемуарах, советская сторона потеряла до 200 человек убитыми и ранеными. Свои потери аковцы оценили в 1 убитого, 1 утонувшего, 6 раненых и нескольких пленных, части которых позднее удалось сбежать. В то же время в советских источниках число потерь среди партизан не указывается, но называется число погибших поляков — 20.

Командир 5-й Виленской бригады Зыгмунт Шендзеляж («Лупашка»).

Война без конца
Столкновения польских и советских партизан продолжились и на Немане. В отчёте о боевой и диверсионной работе партизанских формирований Лидской зоны за февраль-март 1944 года сообщается о практически ежедневных боях с аковцами «Рагнара» и «Крыси», чьи подразделения достигли численности в 3000 человек и вновь отстояли «свой» берег Немана.
В донесениях, направлявшихся в ЦШПД, отмечалось, что из-за интенсивных боёв с «белополяками» у бойцов осталось лишь по 6-7 патронов на винтовку, и полностью отсутствуют боеприпасы для пулемётов. В апреле интенсивность боёв резко снизилась из-за вспыхнувшей среди поляков эпидемии тифа. Советские партизаны временно приостановили свои действия, но вскоре, получив помощь с «большой земли», повсеместно перешли в наступление на аковцев. Первый удар был нанесён на Виленщине — серьёзные потери понесла 24-я бригада АК, атакованная в своём лагере в районе Браславских озёр.

В ночь с 13 на 14 мая партизаны из бригады имени Сталина напали на 1-ю роту 78-го полка АК в укреплённой деревне Камень, расположенной на самом краю Налибоцкой пущи. В результате ночного боя между сотней аковцев и примерно 800 партизанами населённый пункт был почти полностью уничтожен. Уцелело лишь бетонное здание, в котором держали оборону поляки. Погибли 21 аковец и 20 мирных жителей, ещё 23 поляка были ранены; свои потери советская сторона оценила в 18 человек. По советским данным, полному уничтожению «белопольской банды» помешало известие о приближении к месту боя всего подразделения «Гуры».

Схема боя за деревню Камень 14 мая 1944 года.
Национальный архив Республики Беларусь, Фонд 1499
Наибольшие потери во время майского наступления «красных» пришлись на долю 4-го батальона 77-го полка АК — так стал называться отряд «Рагнара». В середине мая польское подразделение должно было тремя колоннами перейти на левый берег Немана для уничтожения бригады имени Кирова.
Советская разведка сумела раздобыть план операции. В ночь с 17 на 18 мая бойцы бригады имени Кирова устроили засаду на одну из аковских колонн в районе деревни Ольховка. По разным данным, в бою погибло от 23 до 46 поляков и от 8 до 40 советских партизан. От полного уничтожения колонну спасло прибытие подкрепления из отряда «Рагнара», которое открыло огонь из тяжёлых пулемётов для прикрытия отхода уцелевших. Поле боя осталось за «красными», часть Ольховки была сожжена. В ответ через три дня поляки уничтожили деревню Пузино, считавшуюся одной из опорных точек советских партизан. Тем не менее наступление частей АК за Неман было свёрнуто.

Похороны бойцов Армии Крайовой, погибших в бою под Ольховкой. Май 1944 года.
В июне аковцы предпринимали лишь небольшие вылазки на другой берег реки, но до крупномасштабных боёв дело не доходило — обе стороны вновь сконцентрировались на борьбе с немцами. 22 июня Красная армия начала операцию «Багратион» по освобождению Белоруссии, и поляки попытались заключить с советскими партизанами соглашение о борьбе против общего врага. Эта инициатива осталась без ответа.

Всего, по неполным данным, отряды АК провели не менее 300 столкновений с советскими партизанами. Эта межпартизанская война завершилась «вничью», стороны нанесли друг другу ряд серьёзных поражений. Точное число жертв не будет известно никогда, однако очевидно, что речь идёт о сотнях бойцов с каждой стороны и тысячах мирных жителей. При этом потери аковцев, скорее всего, были ниже, чем у «красных» — поляки старались избегать крупных боёв, в которых их шансы на победу были бы ниже, чем у противника. Как правило, аковцы действовали из засад, стремясь использовать элемент внезапности и численное превосходство в конкретном месте и в удобный для них момент.

Бойцы Армии Крайовой на Виленщине.
История крупных отрядов АК в Западной Белоруссии, насчитывавших на пике своего существования до 20 000 человек, закончилась в июле 1944 года. Попытка Виленского и Новогрудского округов АК своими силами освободить от немцев Вильнюс до прихода Красной армии закончилась провалом. Командиры отрядов, сражавшихся с советскими партизанами, отказались от участия в штурме, поэтому 17-тысячный немецкий гарнизон атаковали лишь 7000 аковцев.

После взятия Вильнюса войсками 3-го Белорусского фронта поляки были разоружены и интернированы. Те, кто сумел избежать разоружения, видя бесперспективность борьбы с Советским Союзом, перешли на территорию Польши. Именно так поступили отряды «Гуры» и «Лупашки»: в Польше они воевали с немцами, а позже — с просоветским польским правительством. Оставшиеся в Белоруссии отряды «Рагнара» и «Крыси» перешли к террористическим действиям и были уничтожены в результате чекистско-войсковых операций в конце 1944 – начале 1945 годов.

Впрочем, на этом война не закончилась — группы польских «лесных братьев» продолжали действовать до середины 50-х годов. К этому времени значительное количество польского населения Белоруссии было переселено на территорию этнической Польши. Примечательно, что на Волыни и в Галиции, до 1939 года также являвшихся частью Польши, в годы войны также сосуществовали и польское, и советское партизанские движения. Однако конфликтов между поляками и «красными» в западных областях Украины не зафиксировано — их общие усилия были направлены против отрядов Украинской повстанческой армии и подполья Организации украинских националистов.


ТАКЖЕ:
Необъявленная война в Западной Беларуси
1-й Кадровый батальон Белорусской Краевой Обороны
Ежи Сосновский - улан, барон, любовник, шпион.
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments 
11th-Jan-2018 04:36 pm (UTC)
У меня теща как раз на Немане живет, под Столбцами. Там пол-деревни ноет: как при панах жЫлося добра...
11th-Jan-2018 05:06 pm (UTC)
таки никто не ноет - на самом деле лучше жили
11th-Jan-2018 05:11 pm (UTC)
И езык польски в школе. И за неправильные взгляды - в Березу-Картузскую.
11th-Jan-2018 05:41 pm (UTC)
насчет польского языка - это да, а насчет Картузы - вас обманули, туда только самых ебанатов посылали и то поначалу. А в плане материальном люди жили в разы лучше. Особенно те кто работали и зарабатывали, а не "Чакалі з надзеяй
На рускія танкі".
11th-Jan-2018 05:46 pm (UTC)
Маленькие белорусики батрачили, а пан бабло в карман клал и сапогом белорусиком по шее давал. Чтоб веселей работалось. Славные были денечки в 20-м веке (ц)
11th-Jan-2018 05:59 pm (UTC)
ну кто-то и батрачил - но и они жили лучше колхозников в восточной части страны, которые с травы на лебеду перебивались перед войной. Жива еще у меня тетка, у которой отец был батраком у пана Тышинского, никто им сапогом по шее не давал, платили за работу нормально, жилье давали. Остальная родня моя ни на кого не батрачила, дед и его братья были ремесленниками, работали на ЖД, по бабкиной линии и земля своя была, и лес, и сенокос, пусть и не сотнями гектаров. Хата построенная при поляках до сих пор стоит, только вот большевички участок земельный обкромсали.
11th-Jan-2018 06:19 pm (UTC)
А откройте-ка статистику по уровню грамотности белорусиков с Востока и Запада по состоянию на 1940-й год.
11th-Jan-2018 06:29 pm (UTC)
и что мне эта статистика даст? Моя бабка неграмотной была и ей под заказ платья и туфли по каталогу из Варшавы в кредит возили. Только плати. А про грамотность расскажи немцам, у которых с начала 20 века обязательные 8 классов были.
11th-Jan-2018 06:33 pm (UTC)
То есть слился. Ну, ОК.
11th-Jan-2018 06:51 pm (UTC)
че эт я слился, я тебе конкретно ответил - глянька михуил, статистику, сколько этих грамотных восточных белорусов в конце 30-х помножили на ноль или на крайняк в сиберию отфутболили?
11th-Jan-2018 06:53 pm (UTC)
Ууу... Про Сибирь... Все были добрые и пушистые, ага. Только Береза-Картузская раньше была.
11th-Jan-2018 06:57 pm (UTC)
ну так скока в картузе поляки завалили белорусов, а скока Пономаренко с Цанавой? А? Скока до 39 года в восточной и скока после 39 в западной?
11th-Jan-2018 06:59 pm (UTC)
Еще раз. Где на территории нынешней Белоруссии появился первый концлагерь? И какой нацсостав в нем содержался?
11th-Jan-2018 06:21 pm (UTC)
""только вот большевички участок земельный обкромсали""

Обрезание приусадебным участков произвел дорогой товарищ Микита Сергийович. Вместе с ликвидацией артелей и ограничением рыночной торговли крестьян.
12th-Jan-2018 12:55 pm (UTC)
Вот прям как у меня, дед тож на ЖД работал и хату построил при поляках. :) В деревне, кстати, дороги брукованкой выложены были, только в 80-х её остатки под асфальт закатали.
Другой дед в 30-х на заработки во Францию ездил, на хлебопекарне работал. При Советах он в 30-х разве что в сибирь скатался бы...
15th-Jan-2018 10:21 am (UTC)
католики ляхи животной ненавистью презирали как православных русских в РИ, так и совковую атеистическую русне в СССР))))ну а скотина всегда воет что где то ей теплее типа было и сытнее))
15th-Jan-2018 10:21 am (UTC)
католики ляхи животной ненавистью презирали как православных русских в РИ, так и совковую атеистическую русне в СССР))))ну а скотина всегда воет что где то ей теплее типа было и сытнее))
15th-Jan-2018 10:20 am (UTC)
католики ляхи животной ненавистью презирали как православных русских в РИ, так и совковую атеистическую русне в СССР))))ну а скотина всегда воет что где то ей теплее типа было и сытнее))
12th-Jan-2018 09:13 am (UTC)
Поле боя осталось за «красными», часть Ольховки была сожжена. В ответ через три дня поляки уничтожили деревню Пузино

После войны все эти сожженные деревни были объявлены зверствами немецко-фашистских извергов

Edited at 2018-01-12 09:18 am (UTC)
14th-Jan-2018 11:08 am (UTC) - Однако же
Недавно прочитал интервью с одной женщиной, живущей сейчас в России, но с 70-х, до этого- в зап.Белоруссии. Она известная ныне собиратель и исполнитель народных песен, хотя это её хобби. Так вот,запомнилась одна фраза:"До Советской власти жили впроголодь, отец и мать днями гнули спину на пана, я с младшими оставалась на хозяйстве.В колхоз пошли с радостью и через год все были обуты-одеты, ходили в школу и на столе были уже не только хлеб и квас. Поэтому отец при немцах пошёл в партизанский отряд.После войны колхоз быстро встал на ноги,люди рвались на работу, не то, что при поляках." Вот так вот. Так что рассказы про добрых панов не совсем ложь (были и такие),но совсем неправда, если брать общую картину.
15th-Jan-2018 10:20 am (UTC) - Re: Однако же
католики ляхи животной ненавистью презирали как православных русских в РИ, так и совковую атеистическую русне в СССР))))ну а скотина всегда воет что где то ей теплее типа было и сытнее))
15th-Jan-2018 10:55 am (UTC) - Re: Однако же
не все жили под паном, моя деревня и соседние - пана не было, мужики были со своей землей. Как писал выше, кроме пашни были и лес и сенокос. А чуть далее была панская деревня, там в основном батрачили конечно. Основное, чем отличалась западная Белоруссия от восточной - свобода и частная собственность. Не нравится в Польше - едь куда хочешь, весь мир открыт. Куда можно было ухать из СССР думаю известно всем...
This page was loaded May 27th 2018, 6:23 pm GMT.