?

Log in

No account? Create an account
история в фотографиях
Народная армия. Испания 1937 г. 
13th-Nov-2017 07:07 pm
фуражка
Оригинал взят у oper_1974 в Народная армия. Испания 1937 г.
         "Каждый иностранец, служивший в ополчении, успевал в течение нескольких недель полюбить испанцев и прийти в отчаяние от некоторых черт их характера. На фронте это отчаяние временами доходило у меня до бешенства.
           Испанцы многое делают хорошо, но война - это не для них. Все иностранцы приходили в ужас от их нерасторопности и прежде всего, - от их чудовищной непунктуальности. Есть испанское слово, которое знает - хочет он этого или нет - каждый иностранец: "mañana", "завтра".
           При малейшей возможности, дела, как правило, откладываются с сегодняшнего дня на "маньяна". Это факт такой печальной известности, что вызывает шутки самих испанцев. В Испании ничего, начиная с еды и кончая боевой операцией, не происходит в назначенное время.
           Как правило все опаздывает; но время от времени, как будто специально для того, чтобы вы не рассчитывали на постоянное опоздание, некоторые события происходят раньше назначенного срока.
           Поезд, который должен уйти в восемь, обычно уходит в девять-десять, но раз в неделю, по странному капризу машиниста, он покидает станцию в половине восьмого. Это может стоить немалой трепки нервов. Теоретически я, пожалуй, восхищаюсь испанцами за пренебрежение временем, превратившимся у северян в невроз. Но, к несчастью, и сам я страдаю этим неврозом.



21558763_273363426511211_7621413960240489326_n.jpg

         Прошло два дня, но мы еще не получили винтовок. Побывав в Comité de Guerra и осмотрев ряд дырок в стене - следы пуль (здесь расстреливали фашистов), вы исчерпывали все достопримечательности Алькубьерре. На фронте, видимо, было затишье; через село проходило очень мало раненых.
         Главным развлечением было прибытие дезертиров из фашистской армии, которых приводили под конвоем. На этом участке многие из солдат, сражавшихся против нас, были вовсе не фашисты, а незадачливые мобилизованные, имевшие несчастье проходить действительную службу в тот момент, когда началась война, и мечтавшие о побеге.
         Время от времени небольшие группки этих солдат решались на переход линии фронта. Нет сомнения, что число дезертиров было бы больше, если бы у многих из них родственники не оставались на фашистской территории. Эти дезертиры были первыми "настоящими" фашистами, которых я увидел.

20994308_266476177199936_5798322595853158733_n.jpg

         Меня поразило, что они ничем не отличались от наших, если не считать комбинезонов цвета хаки. Они всегда прибывали к нам голодными как волки, после одного или двух дней блуждания по ничейной земле. Но у нас с триумфом подчеркивали, вот, дескать, фашистские войска умирают с голоду.
         Я смотрел, как кормили одного из дезертиров в крестьянском доме. Зрелище было, скорее, печальным. Высокий парень лет двадцати, с сильно обветренным лицом, в изорванной одежде, присев на корточки возле очага, с отчаянной быстротой кидал себе в рот из миски ложку за ложкой тушеное мясо; его глаза, не переставая, бегали по лицам ополченцев, стоявших вокруг и глазевших на него.
         Я думаю, он еще наполовину верил в то, что мы кровожадные "красные", которые расстреляют его, как только он кончит еду; вооруженный часовой успокаивающе похлопывал парня по плечу, что-то приговаривая.

21686034_276543022859918_7651899007785746230_n.jpg

          Старший сержант с грубоватым темно-желтым лицом выдавал нам оружие в конюшне. Я пришел в отчаяние, увидев, что выпало на мою долю. Это был немецкий "Маузер" образца 1896 года, то есть более чем сорокалетней давности. Винтовка заржавела, затвор ходил с трудом, деревянная накладка ствола была расколота, один взгляд в дуло убедил меня, что и оно безнадежно заржавело.
          Большинство винтовок было не лучше, а некоторые даже хуже моей. Никто даже не подумал о том, что винтовки получше следовало бы дать тем, кто умеет с ними обращаться. Самая лучшая винтовка, сделанная всего десять лет назад, оказалась у пятнадцатилетнего кретина по прозвищу maricón ("девчонка").
          Сержант отвел на обучение пять минут, разъяснив, как заряжать винтовку и как разбирать затвор. Многие из ополченцев никогда раньше не держали винтовку в руках и лишь очень немногие знали, зачем нужна мушка.
          Признаюсь, что я испытывал нечто вроде ужаса, глядя на людей, маршировавших рядом со мной. Вы, пожалуй, не сможете себе представить, что это был за сброд. Мы тащились по дороге, как стадо баранов; не успев пройти и двух километров, мы потеряли из виду конец колонны.
          А половина наших так называемых бойцов была детьми, причем, детьми в буквальном смысле слова, ребятами не старше шестнадцати лет. Но все они были счастливы и приходили в восторг от мысли, что наконец-то идут на фронт.

21687891_278574009323486_3250566556930890832_n.png

         Народная армия, представлявшая собой "неполитическую" формацию более или менее обычного типа, в нее, - так гласила теория, - влились отряды ополчения всех партий. Но долгое время все изменения оставались только на бумаге. Соединения новой Народной армии прибыли на Арагонский фронт по существу лишь в июне, а до этого времени система народного ополчения оставалась без изменений.
         Суть этой системы состояла в социальном равенстве офицеров и солдат. Все - от генерала до рядового - получали одинаковое жалованье, ели ту же пищу, носили одинаковую одежду. Полное равенство было основой всех взаимоотношений.
         Вы могли свободно похлопать по плечу генерала, командира дивизии, попросить у него сигарету, и никто не счел бы это странным. Во всяком случае, в теории каждый отряд ополчения представлял собой демократию, а не иерархическую систему подчинения низших органов высшим.
         Существовала как бы договоренность, что приказы следует исполнять, но, отдавая приказ, вы отдавали его как товарищ товарищу, а не как начальник подчиненному. Имелись офицеры и младшие командиры, но не было воинских званий в обычном смысле слова, не было чинов, погон, щелканья каблуками, козыряния.
          В лице ополчения стремились создать нечто вроде временно действующей модели бесклассового общества. Конечно, идеального равенства не было, но ничего подобного я раньше не видел и не предполагал, что такое приближение к равенству вообще мыслимо в условиях войны.

21766462_278574659323421_3903025620663516000_n.jpg

         Позднее стало модным ругать ополчение, и приписывать все его недостатки не отсутствию оружия и необученности, а системе равенства. В действительности же, всякий новый набор ополченцев представлял собой недисциплинированную толпу не потому, что офицеры называли солдат "товарищами", а потому, что всякая группа новобранцев - это всегда недисциплинированная толпа.
         Демократическая "революционная" дисциплина на практике гораздо прочнее, чем можно ожидать. В рабочей армии дисциплина - теоретически - добровольна, ибо основана на классовой преданности, в то время, как в буржуазной армии, дисциплина держится в конечном итоге на страхе. (Народная армия, заменившая ополчение, занимала промежуточное место между этими двумя типами вооруженных сил).
         В ополчении никогда бы не смирились с издевательствами и скверным обращением, характерным для обычной армии. Обычные военные наказания существовали, но их применяли только в случае серьезных нарушений. Если боец отказывался выполнить приказ, то его наказывали не сразу, взывая прежде к его чувству товарищества.
          Циники, не имевшие опыта обращения с бойцами, поторопятся заверить, что из этого ничего не получится, на самом же деле получалось. Шли дни, и дисциплина даже наиболее буйных отрядов ополчения заметно крепла.

21766496_278574335990120_9187303903715219559_n.png

         В январе я чуть не поседел, стараясь сделать солдат из дюжины новобранцев. В мае я короткое время замещал лейтенанта и командовал 30 бойцами, англичанами и испанцами. Мы уже несколько месяцев находились под огнем, и у меня не было никаких трудностей добиться выполнения приказов или найти добровольца для опасного задания.
          В основе "революционной" дисциплины лежит политическая сознательность - понимание, почему данный приказ должен быть выполнен; необходимо время, чтобы воспитать эту сознательность, но ведь нужно время и для того, чтобы муштрой на казарменном дворе сделать из человека автомат.

22046071_278575139323373_4064858233783393263_n.jpg

          Журналисты, которые посмеивались над ополченцами, редко вспоминали о том, что именно они держали фронт, пока в тылу готовилась Народная армия. И только благодаря "революционной" дисциплине отряды ополчения оставались на фронте; примерно до июня 1937 года их удерживало в окопах только классовое сознание.
         Одиночных дезертиров можно расстрелять - такие случаи были, - но если бы тысячи ополченцев решили одновременно покинуть фронт, никакая сила не смогла бы их удержать. В подобных условиях регулярная армия, не имея в тылу частей заграждения, безусловно разбежалась бы. А ополчение держало фронт.
         В первое время меня ужасал и бесил хаос, полная необученность, необходимость минут пять уговаривать бойца выполнить приказ. Я жил представлениями об английской армии, а испанское ополчение, право, ничем не походило на английскую армию. Но учитывая все обстоятельства, нужно признать, что ополчение воевало лучше, чем можно было ожидать.

5511900189_fd60c5f2ec_o.jpg

          На этом участке фронта вся артиллерия состояла из четырех минометов, на каждый из которых приходилось всего пятнадцать мин. Само собой разумеется, что минометы были слишком драгоценны, чтобы из них стрелять, поэтому они хранились в Алькубьерре.
          Примерно на каждые пятьдесят человек приходился пулемет; это были пулеметы старых образцов, но из них можно было вести довольно прицельный огонь на расстоянии трехсот-четырехсот метров. Помимо этого, мы располагали только винтовками, причем место большинству из них было на свалке.
          Винтовки были трех образцов. Во-первых, длинный маузер. Как правило, эти винтовки служили уже не менее двадцати лет, от их прицельного устройства было столько же пользы, как от поломанного спидометра, у большинства нарезка безнадежно заржавела; впрочем, одной винтовкой из десяти можно было пользоваться.

36408305934_1478a6c08b_b.jpg

        Затем имелся короткий маузер, по существу кавалерийский карабин. Эта винтовка пользовалась популярностью из-за своей легкости и небольшого размера, удобного в окопных условиях.
        Кроме того мускетоны были сравнительно новы и имели приличный вид. В действительности же пользы от них не было почти никакой. Их собирали из старых частей, ни один из затворов не подходил к винтовке, три четверти из них заедало после первых пяти выстрелов.
       Наконец, было несколько винчестеров. Из них было удобно стрелять, но пули летели неизвестно куда, к тому же обойм не было и после каждого выстрела приходилось винтовку перезаряжать.

Bf2Q5Ta.jpg

         Патронов было так мало, что каждому бойцу, прибывавшему на фронт, выдавалось всего по пятьдесят штук, в большинстве своем исключительно скверных. Все патроны испанского производства были набиты в уже однажды использованные гильзы и поэтому даже самую лучшую винтовку очень скоро заедало. Мексиканские патроны были сортом повыше и мы берегли их для пулеметов.
         По настоящему хорошей аммуниции - немецкой - у нас почти не было, ибо забирали мы ее у пленных или дезертиров. Я всегда держал в кармане обойму немецких или мексиканских патронов - на случай непредвиденных обстоятельств. Но когда такие обстоятельства наступали, я редко стрелял из своей винтовки, опасаясь, как бы эту проклятую штуку не заело, и боясь остаться без патронов.
         У нас не было ни касок, ни штыков, почти не было пистолетов и револьверов, одна бомба приходилась на пятьдесят человек. Бомбой нам служила жуткая штука, известная под названием бомбы "F.A.I.", ибо их изготовляли в первые дни войны анархисты.
        Она была сделана по принципу гранаты Миллса, но чеку придерживала не шпилька, а шнурок. Вы рвали шнурок и как можно быстрее старались избавиться от гранаты. У нас говорили, что это "беспристрастные" бомбы, они убивали и тех, в кого их бросали, и того, кто их бросал.
        Были и другие виды гранат, еще более примитивные, но пожалуй менее опасные, - для бросающего, разумеется. Лишь в конце марта я впервые увидел гранату достойную своего назначения.

6760581559_d60126e1d5_o.jpg

        Не хватало не только оружия, но и всего другого снаряжения, необходимого на войне. Мы не имели, например, ни карт, ни схем. Полной топографической карты Испании не существовало вообще. Единственными подробными картами местности были старые военные карты, почти все оказавшиеся в руках фашистов.
        У нас не было ни дальномеров, ни перископов, ни полевых биноклей, если не считать нескольких личных, ни сигнальных ракет, ни саперных ножниц для резки колючей проволоки, ни инструмента для оружейников, нечем было даже чистить оружие.

marina-ginesta-in-colour.jpg

          Испанцы, казалось, никогда не слышали о протирке и пришли в изумление, когда я изготовил нужный инструмент. Когда надо было прочистить винтовку, шли к сержанту, хранившему длинный, обычно изогнутый и царапавший нарезку медный шомпол.
          Не было даже ружейного масла. Винтовки смазывались оливковым маслом, если его удавалось достать; в разное время я смазывал свою винтовку вазелином, кольдкремом, и даже свиным салом. Не было, также, ни ламп, ни электрических фонариков. Я думаю, что в то время на всем нашем участке не было ни одного электрического фонаря, а ближе чем в Барселоне купить его было нельзя, да и там с трудом."

Джорж Оруэлл "Памяти Каталонии". Автор воевал на стороне республиканцев в ополчении ПОУМ (троцкистов).

"Где только русские не убивали русских. Испания. Сентябрь 1937-го". http://oper-1974.livejournal.com/125203.html



21314774_270500680130819_2358746709760230227_n.png
21559025_276924509488436_8125472684469195427_n.jpg


Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
Comments 
13th-Nov-2017 04:26 pm (UTC)
У девушки на четвёртой фотографии снизу советский карабин Мосина 1938 года.
А на второй снизу фотографии вообще сборная солянка оружия.

И да, говорят, что девиз жизни в Испании: "Фиеста, сиеста, маньяна".
13th-Nov-2017 05:59 pm (UTC)
Достаточно странные высказывания про оружие.

> немецкий "Маузер" образца 1896 года, то есть более чем сорокалетней давности
Образца или года выпуска? Если второе, то это скорее всего т.н."испанский маузер", допиленная версия Gewehr-1888. Да, устаревшая, но дырки делала. То, что оружие после получения со склада надо пристреливать, для мистера Оруэлла оказалось сюрпризом.

> царапавший нарезку медный шомпол
вообще-то медь гораздо мягче стали. Но интересно, как испанцы ухитрились пролюбить ВСЕ шомполы?

То что у республиканцев был неописуемый бардак, я понял, когда впервые прочел "О ком звонит колокол". Там эта тема тоже достаточно выпукло описана.
This page was loaded Apr 26th 2018, 3:10 pm GMT.