Призыв македонянина. (serg_slavorum) wrote in foto_history,
Призыв македонянина.
serg_slavorum
foto_history

Category:

Садо Юхан Чалович.

Оригинал взят у serg_slavorum в Садо Юхан Чалович.

Садо Юхан с семьёй (женой Марией Шавельевной и сыновьями Андреем и Юрием). Фото начала 1930 – х годов.

Садо Юхан Чалович (1894 - 1973) – отец известного советского и российского лингвиста, семитолога, профессора Санкт – Петербургской Духовной академии Михаила Юхановича Садо, диссидента (ВСХСОН) и политзаключённого во времена СССР.

Юхан (Юханна) Садо родился в 1894 году в селе Марванан в области Нудиз * Ванского вилайета (губернаторства) Османской империи в крестьянской семье. Отца его звали Чаллю (Чаляби), а мать – Роза Савро Малько. Деда по отцу звали Сахда (Саhда), отсюда происхождение фамилии.



В 1917 году после трагических событий, известных как геноцид ассирийцев в Османской империи, семья Садо в качестве беженцев прибыли в Россию.

В 1917 – 1919 годах жил в Баку, в 1919 – 1922 годах – в Екатеринодаре, в июне – августе 1922 года в Новороссийске.
В августе 1922 года, также как и его родственник, священник Хамис Давыдов, был завербован англичанами (через представителей ассирийского духовенства) для службы в национальных ассирийских частях в британской армии в Ираке, в 1923 – 1925 годах проходил воинскую службы в Мосуле. Тогда многие ассирийцы поступали аналогичным образом, надеясь добиться с помощью властей стран Антанты – Великобритании и Франции, самоуправления на своих исторических землях. Время показало, что надежды эти были напрасными.

В 1926 году 6 месяцев прожил в Бейруте, откуда выехал в Константинополь.

Из Константинополя вместе со своими родственниками (священником Хамисом Давыдовым, его сыном Саввой) и другими ассирийцами на турецком пароходе нелегально прибыл в Батуми, откуда священник и его сын направились в Гянджу, а Юхан Садо оказался в Майкопе, где занимался торговлей.

В 1929 году впервые попадает в поле зрения ОГПУ и подвергается репрессиям за «контрреволюционную деятельность». Она заключалась в следующем. Юхан Садо вместе с двумя другими ассирийцами Савро Сьяму и Ховшабо Аврахамом сумели сагитировать  около 250 семей советских ассирийцев для выезда в Сирию, собрали со всех фотокарточки и через французское посольство получили визы. В то время Сирия (вместе с Ливаном) была подмандатной территорией Франции, а обретавшийся в Бейруте Малик Камбар Варда, традиционно ориентировавшийся на Францию, не оставлял попыток добиться для ассирийцев самоуправления на контролируемых французами территориях, для чего собственно вербовки среди беженцев и производились (Садо сотоварищи контактировали с Камбаром). ОГПУ в Майкопе расследовали эту деятельность и признало документы фальшивыми. Несколько человек было арестовано. Юхана освободили из – под ареста из – за болезни.

В мае – августе 1932 года жил в Краснодаре.

В августе 1932 года Садо с семьёй перебирается в Ленинград, город с которым будет связана судьба его и его потомков.
Повторно Юхан Садо подвергся репрессиям уже в годы «Большого террора». Арестован 5 февраля 1938 года (ордер на арест №2/584 от 4 февраля 1938 года). Содержался в Ленинградской следственной тюрьме ГУГБ НКВД. Допрошен 23 февраля начальником 4 – го отделения 3 – го отдела сержантом ГБ Свинцовым и помощником оперуполномоченного 4 – го отделения 3 – го отдела Давыдовым (подписывался Садо по ассирийски). 13 марта Давыдовым и Папиновым была проведена очная ставка Садо с другим арестованным ассирийцем, Надировым Саркисом, на которой последний уличён в «контрреволюционной деятельности». В обвинительном заключении, подписанном помощником оперуполномоченного 4 – го отделения 3 – го отдела Морозовым, начальником 4 – го отделения 3 – го отдела сержантом ГБ Свинцовым и начальником 3 – го отдела УНКВД ЛО майором ГБ Перельмутером и утверждённом заместителем начальника УНКВД ЛО старшим майором ГБ В. Гариным, обвинён в «участии в контрреволюционной организации, созданной в Ленинграде германской разведкой» (ст. 58 – 6 и 58 – 11 УК РСФСР). Дело направлено на рассмотрение в ГУГБ НКВД СССР «по I – ой категории». Постановлением ОСО при НКВД от 14 сентября 1938 года осуждён на 10 лет ИТЛ (исправительно – трудовых лагерей), направлен в Вятлаг. Отбывал наказание: ИТЛ МВД №10 в 500 км от города Кирова (до 1942 года) и ИТЛ МВД №1 в 45 км от Соликамска, Усольлаг.

Летом 1940 года по жалобе жены – Садо Марии Павловны (Шавельевны), проживавшей с 4 – мя детьми в Ленинграде, дело вновь рассматривалось следователем ОО ГУГБ НКВД СССР. В постановлении от 17 июля 1940 года, утверждённом заместителем наркома внутренних дел СССР комиссаром ГБ 3 – го ранга Меркуловым, указывается, что «оснований к пересмотру дела нет». То же самое подтверждено в заключении Военной прокуратуры ЛВО от 31 декабря 1940 года (утверждено 6 января 1941 года).

Освобождён 17 января 1948 года. В «Извещении об убытии заключённого из лагеря» от 21 января 1948 года сказано: «По отбытии срока наказания с применением 19 зачётных рабочих дней за высокие производственные показатели».
После освобождения, до апреля 1948 года проживал в Малой Вишере, Ленинградская область. Дважды приезжал в Ленинград навестить семью – в феврале 1948 года и позже – на 1 – 2 дня. С апреля 1948 года жил в городе Иваново, Владимирская область, работал чистильщиком обуви.

Вновь арестован Ивановским УМГБ 6 декабря 1948 года. Содержался во внутренней тюрьме УМГБ Ивановской области. Был допрошен 7, 8, 10, 13, 15 и 20 декабря 1948 года оперуполномоченным 1 – го отделения 2 – го отдела УМГБ Ивановской области лейтенантом Шумаковым. Судя по отметкам, почти все допросы начинались около 12 часов ночи и продолжались 2 – 3 часа. Все ранее данные показания о своей антисоветской деятельности категорически отрицал. Отказался подписывать предъявленное ему обвинение, о чём следователем был составлен особый акт. В заключении, составленном 24 января 1949 года в Ивановском УМГБ, предложено применить к нему ссылку на поселение. При этом указывается, что «после возвращения Садо из заключенияматериалов о его преступной деятельности не установлено». Постановлением ОСО при МГБ СССР от 9 февраля 1949 года «за шпионаж» сослан на поселение в Красноярский край.
В сентябре 1954 год освободился из ссылки (в соответствии с приказом Генерального прокурора СССР, Министра внутренних дел СССР и Председателя КГБ при Совете Министров СССР №127с/0391/078 от 16 июля 1954 года).
С конца 1954 года проживал в городе Луга.

12 января 1955 года подал жалобу Председателю Президиума Верховного Совета СССР с просьбой о пересмотре дела, снятии ограничений и возможности поселиться с семьёй. В сентябре 1955 года военным прокурором ЛВО дано указание следственному комитету УКГБ по Ленинградской области о проверке этого дела. 19 марта 1956 года Садо Юхан Чалович был вызван на допрос в КГБ в качестве свидетеля. Рассказал об избиении его на следствии следователем Давыдовым и подписании им протоколов без прочтения. В заключении от 22 июня 1956 года следственный отдел УКГБ по Ленинградской области предлагает поставить вопрос о прекращении дела. Протест (в порядке надзора) военного прокурора ЛВО в Военный трибунал ЛВО датирован 31 июля 1956 года.

Реабилитирован Военным трибуналом ЛВО 15 августа 1956 года.

В качестве свидетеля по делу о реабилитации других ассирийцев допрашивался 13 июля 1957 года в следственном отделе УКГБ по Ленинградской области. Показал про следствие 1938 года: «На следствии в 1938 году были записаны не мои показания, а то, что хотел записать следователь. Поэтому то, что выдавалось за мои показания тогда – сплошной вымысел» (дело №41645 – 38 // П – 17791. Архивно – следственное дело №610136).

Жена Юхана Чаловича Мария умерла в 1959 году.
Второй раз женился на Анне Ивановне. Этот брак был бездетным.
Сыновей Юхана звали – Андрей,  Юрий , Михаил (Михаил Юханович Садо).

Умер в Ленинграде 5 февраля 1973 года, похоронен на ассирийском участке Волковского кладбища [1].


Могила Юхана Чаловича Садо. Питерские ассирийцы при жизни уважительно именовали его Полковником, за папаху, которую он постоянно носил. На надгробии он тоже изображён в папахе. Рядом - могила первой жены Юхана Чаловича – Марии Павловны (Шавельевны).



Могила второй жены Юхана Чаловича - Анны Ивановны.

Примечание.
* Эта область издревле носила название Нордуз, в переводе с персидского означающего «старая крепость», но в языке ассирийцев, переселившихся сюда из горных районов Хаккяри (Диз и другие «аширетные» области) по причине малоземелья, трансформировалось в «Нугдиз» и «Нудиз». Ассирийцы на территории села Марванан в Нугдизе поселились примерно в конце XVII века, что следует из датировки (по надписям) строительства сельской церкви Мар Гиваргиз – 1694 год [2]

По утверждению же ученика Михаила Садо Василия Шуманова (автора русско-ассирийского словаря) предки Михаила Юхановича происходили из деревни Билла, район Ливан (Livoon), недалеко от области проживания независимого ("аширетного") ассирийского племени Верхнее Тйаре и фамилию получили по имени одного из прадедов Sahda - на ассирийском "мученик" (аналог греческого имени Мартирий). См. в ролике с 1 минуты 3 секунды:

https://www.youtube.com/watch?v=xNcRuwfbLCk

UPD: Отец Стефан (Садо) уточнил о происхождении своего деда (процитирую дословно его письменный ответ):


Юханна Чаллю Сада и его предки были родом из области Ливин в Ванском вилайете. Но после очередного курдского разорения (в 1890-е гг.) они переселились в Нудиз и поэтому многие нудизнаи его считали своим. Точное название их родного селения я не могу назвать, т.к. упоминались два селения - Билли и Парашин. Оба где-то в пределах от Ливина до Нудиза. Возможно, его предки проживали и там, и там. Жена его Мария была из рода священников сел. Дера-Харгиль в Ливине.
В горах Хаккяри фамилий не было и при необходимости получения турецких, персидских или российских документов фиксировалось имя самого человека, его отца и деда (или всего рода). Отсюда получилось: Юханна (сын) Чаллю (= Чаляби) (внук) Саhда. Если бы он получал документы в Российской Карской области или Тифлисской губернии, он мог бы стать Садаевым или Садоевым.

Селение же Марваран Юхан Чалович сам указал в анкете. Разорение курдами Ливина как раз падает на время его рождения (1894-95 г.) Он мог родиться и в Ливине и в Нудизе. Сейчас это уже с точностью не установить.


Составлено по:

  1. Мартиролог ленинградских ассирийцев (1931 - 1938) / сост.: Михаил Юханович Садо. – СПб: НП – Принт, 2012. Страница 192 – 195.

  2. Газета "Хабре д' Атураи". №50 за март 2017 года. Статья Георгия Слывуса "Хаккяри. После ассирийского исхода. Часть 6". Стр. 7.



Tags: Ближний Восток, история СССР, история Турции, репрессии, семейное фото
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment