y4astkoviu (y4astkoviu) wrote in foto_history,
y4astkoviu
y4astkoviu
foto_history

Categories:

Ночная атака Украинских гусар под городом Прасныш


В начале февраля 1915 года германская войсковая группа генерала Гальвица получила задачу, проникнув в разрыв, образовавшийся в районе Прасныша между русскими войсками, действовать по тылам 1-го Туркестанского кор­пуса. Последний был расположен к юго-запа­ду от названного города.

1-й резервный корпус генерала фон Мор­ген должен был обойти Прасныш с северо-вос­тока; корпус «Цастров», генерал-лейтенанта Сурен, — повести наступление на Цеханов, да­бы отвлечь внимание русских от главного на­правления действий войсковой группы.
Задачи, полученные войсками 1-го резерв­ного корпуса и частями, ему приданными, сво­дились к следующему: захват г. Прасныша был поручен 1-й резервной дивизии; к востоку от нее должна была наступать 36-я резервная дивизия (69-я и 70-я резервные бригады); опе­рация корпуса обеспечивалась слева бригадой 37-й пехотной дивизии и 9-й ландверной.
Обстановка на стороне русских войск сло­жилась следующая: на пути наступления гер­манского корпуса «Цастров» были расположе­ны 1-й Туркестанский корпус и часть 19-го армейского корпуса; гарнизон г. Прасныша со­ставляли четыре батальона 63-й пехотной ди­визии, один батальон 44-го Сибирского стрел­кового полка, три роты 45-го Сибирского стрел­кового полка и 63-я артиллерийская бригада.

Для заполнения промежутка к району г. Прасныша были двинуты: от г. Пултуск — 1-й Сибирский корпус и от г. Остроленка — 2-й Сибирский корпус (Перечисленные части составляли правый фланг 1-й армии генерала от кавалерии Литвинова. 2-й Си­бирский корпус был двинут из 12-й армии генерала от кавалерии Плеве.); 15-я кавалерийская дивизия (Из состава конного корпуса генерала Орановского), из-под г. Плонска была направле­на в район южнее г. Прасныша.

Офицер 15-й гусарского Украинского Её Императорского Высочества Великой Княгини Ксении Александровны полка
Наступление группы генерала Гальвица, на­чавшееся 5, 18 февраля, первые дни протека­ло успешно; 11/24 февраля г. Прасныш был захвачен 1-й резервной дивизией, 36-я же ре­зервная дивизия переменила направление для обеспечения взятого города с юга. В тот же день 1-й и 2-й Сибирские корпуса при своем прод­вижении вошли в боевое соприкосновение с 1-м германским резервным корпусом.

15-я кавалерийская дивизия (полки: 15-й драгунский Переяславский Императора Алек­сандра 3-го, 15-й уланский Татарский, 15-й гу­сарский Украинский Е. И. В. Великой Княгини Ксении Александровны и 3-й Уральский ка­зачий. Конные батареи: 20-я и 22-я), под ко­мандой генерал-лейтенанта Любомирова 11/14 февраля утром подошла в район деревни Милево (9 верст к югу от г. Прасныша).

Штаб дивизии и полки 1-й бригады (Пере­яславский и Татарский) расположились квар­тиро-биваком в названной деревне. 2-я брига­да (Украинский и 3-й Уральский казачий пол­ки), была двинута вперед и расположилась в районе д. Милево-Кульки. От уральцев было выставлено сторожевое охранение в сторону дер. Зелена.
Несмотря на то, что германская дивизия «Верниц» корпуса «Цастров» достигла 11/24 февраля своим левым флангом деревни Воля-Вержбовска, сдвинувшись таким образом с флангом 70-й резервной бригады и замкнула кольцо вокруг г. Прасныша, а 1-я резервная дивизия захватила самый город, дальнейшее наступление немцев было приостановлено ча­стями 1-го Туркестанского корпуса, 38-й пехот­ной дивизией и подошедшими 1-ми 2-м Сибирскими корпусами.

Недавняя уверенность генерала Гальвица в том, что противник отходит, сменилась тре­вогой, как бы удержать теперь г. Прасныш от наступавших с востока, юга и юго-запада рус­ских войск.

От д. Воля Вержбовска (примыкая правым флангом к дивизии «Верниц»), у дд. Гоздзе, Баранце, Пенчки Козловы и Шлясы, обороня­лись части 70-й резервной бригады. Далее, у дд. Леще, Збики, Козино, Венжево, Красне, — 69-я резервная бригада, 2-й резервный егерс­кий батальон, 1-й резервный уланский и 1-й ре­зервный гусарский полки.

Солдаты и офицеры VI-го эскадрона гусарского Украинского полка у импровизированного колодца
С трех часов утра по всему фронту перед г. Праснышем с обеих сторон загрохотала ар­тиллерия. Особенного напряжения огонь до­стиг у д. Воля Вержбовска. Вскоре, неподале­ку от расположения украинских гусар, в рай­оне имения Красне, послышалась артиллерий­ская и ружейная стрельба. При тусклом свете наступающего дня вокруг полыхали зарева го­ревших деревень.

На участке уральских казаков было от­носительно спокойно. Разведывательные сотни продвинулись на две версты в сторону дерев­ни Зелена, где и наткнулись на сильную пехо­ту противника.
В полной боевой готовности Украинский полк оставался в д. Милево-Кульки в ожида­нии приказаний. Наступало серое февральское утро, державшаяся уже несколько дней отте­пель покрыла дороги непроходимой грязью, ни­зины и канавы наполнились водою.

До нас дошли слухи, что сибирские стрел­ки сильно нажимают на противника, который с трудом держится, а кое-где уже и отходит. Томительно и скучно тянулось время… 2-го эскадрона поручик Пухнаревич с утра выска­зывал мрачные предположения о том, что он будет убит. Никто не предполагал, что это его предчувствие сбудется.

Солдаты и офицеры II-го эскадрона гусарского полка у землянки в военном лагере.
Около 10 часов утра командующий полком полковник Жуковский получил через времен­но командующего 2-й бригадой полковника Железнова (командира 3-го Уральского каза­чьего полка) приказание начальника дивизии: «Украинскому гусарскому полку выбить противника из дд. Збики Вельки — Збики Гавронки. По занятии их выслать разведку в направ­лении г. Прасныша».
Полковник Жуковский, прекрасно знако­мый с местностью по маневрам мирного време­ни, решил повести наступление спешенными эскадронами на указанные деревни с юга. В 11 часов полк вытягивался уже по дороге на д. Нова Весь и далее, на д. Козино. Дозорные до­несли, что последняя деревня свободна от про­тивника и что впереди ее ведет бой 1-й Сибир­ский стрелковый Его Величества полк.

Голова украинских гусар подошла к д. Но­ва Весь. Далее, дорога на д. Козино тянулась среди совершенно открытой местности, почему командующий полком приказал расстояние ме­жду этими двумя селениями проходить по­эскадронно, ускоренными аллюрами. Предо­сторожность оказалась не лишней: едва толь­ко прошел эскадрон Ее Высочества и начал вытягиваться 2-й, как вдоль дороги, — то не­долет, то перелет, — стали рваться немецкие гранаты.

Солдаты и офицеры II-го эскадрона гусарского полка у защитных сооружений; сидят в первом ряду слева направо:
командир полка полковник М. Махов, командир II-го эскадрона ротмистр Крамарев, корнет Юшков.
Из хвоста 2-го эскадрона передали, что «ра­нен поручик Пухнаревич и убиты два унтер-офицера». Эскадронный командир, ротмистр Крамарев, вернулся к месту, где лежали смер­тельно раненный осколком гранаты в голову поручик и убитые унтер-офицеры. Увидя ко­мандира эскадрона, Пухнаревич успел лишь произнести: «Слава, помоги!» и потерял со­знание. Раненого перевезли в д. Козино, но спа­сти его уже не представлялось возможным. Не суждено было нашему боевому товарищу раз­делить в этот день с родным полком радость победы.

Несмотря на продолжавшийся обстрел до­роги немецкой артиллерией, остальным эскад­ронам все же удалось собраться без потерь к д. Козино.

Несколько гранат разорвалось за юго-запад­ной окраиной деревни, где в это время стано­вилась на позицию сибирская батарея. Артил­леристы выражали большое неудовольствие по адресу полка, вызвавшего обстрел батареи не­мецкими гранатами; сибирская батарея тотчас же открыла ответный огонь.

Пока эскадроны собирались в д. Козино, полковник Жуковский совещался с начальни­ком боевого участка сибирских стрелков, пол­ковником Денисовым, получившим ту же зада­чу, что и Украинские гусары: овладеть дерев­нями Збики Вельки, Збики Гавронки. Стрелки уже перешли в наступление; к д. Козино под­тягивались их резервы.

Полковник Жуковский, послав донесение в штаб дивизии, поставил полк в резервной колонне замесом, что к юго-востоку от Козино; эскадроны спешились. Корнет Байдак был послан для связи в штаб-1-й бригады 1-й Си­бирской стрелковой дивизии.

Солдаты 1-й Си­бирской стрелковой дивизии.
Мимо полка проходили резервы сибирских стрелков; неслись шутки по адресу гусар, вро­де: «Ишь, — с кокардами на сапогах!» или «кавалерия опять у резерви!»…

Под фольв. Красне шел горячий бой; нем­цы упорно оборонялись, удачно использовав кирпичную ограду, окружавшую усадьбу. Впе­реди д. Козино стрелки медленно продвигались вперед. Со стороны фольв. Августово несколь­ко немецких батарей обстреливали дер. Венжево и цепи наступающих стрелков.

Полковой священник, отец Яскевич, уехал к умирающему поручику Пухнаревичу. Около трех часов для сообщили, что он, не приходя в сознание, скончался. Смерть доблестного офи­цера и двух унтер-офицеров опечалила полк, и невольно вспоминались предчувствия пору­чика Пухнаревича.

Впереди ружейная и пулеметная стрельба все усиливалась. Со спокойными, уверенными лицами шли вперед легендарные сибирские стрелки. Их офицеры высказывали одобрение при виде спешенной кавалерии и просили гу­сар поддержать их при атаке. Полковник Жу­ковский и офицеры полка наблюдали за боем; противник продолжал еще сопротивляться. Уже спускались ранние зимние сумерки. Ружейная и пулеметная стрельба не прекращалась ни на минуту, по всему фронту шел гул артиллерий­ской канонады. Томительное ожидание в резер­ве сменилось нервным оживлением, гусары под­тягивали подпруги, осматривали седловку, все инстинктивно чего-то ожидали.

Внезапно, около пяти часов стрельба неско­лько затихла, издали послышались крики «ура». Командующий полком подал команду: «Са­дись!». Прошло несколько минут…
Со сторо­ны стрелков послышались выкрики: «Кавале­рия!», «Кавалерию вперед!» Полк рысью дви­нулся на д. Козино. Настроение приподнялось. Когда же показался скачущий корнет Байдак, все поняли, что наступает момент атаки. И лю­ди и лошади занервничали. Спереди неслось «ура» сибирских стрелков и беспорядочная стрельба немцев.

Как только голова полка вышла на высоту д. Козино и на линию к востоку от нее, пол­ковник Жуковский дал следующие задачи эскадронным командирам: Ее Высочества, — ротмистру Гусеву — обойдя с востока д. Венжево, развернуть эскадрон и атаковать отходя­щие цепи противника в направлении на фольв. Августово; 2-го, — ротмистру Крамареву — двигаться прямо на д. Венжево, пройти ее и развернуться для атаки в направлении между фольв. Августово и большой дорогой на д. Лешно; галопом вытягивавшегося 3-го эскадрона, — ротмистру Люце — атаковать в направле­нии д. Збики Вельке. Остальные эскадроны пол­ковник Жуковский повел лично следом за 2-м.

Когда вышли из д. Венжево, глазам пред­стала редкая батальная картина: стремитель­ная атака сибирских стрелков и проскакиваю­щие их цепи развернутые гусарские эскадро­ны… Часть лавы 2-го эскадрона, наткнувшись на своем пути на канавы, спешилась и была вынуждена по колено в грязи принять вправо, к фольв. Августово. По этой причине между 2-м и 3-м эскадронами образовался разрыв. Полковник Жуковский тотчас же приказал ко­мандиру 4-го эскадрона, ротмистру Шмит, его заполнить. Появление устремившихся в атаку гусар вызвало новое громкое «ура» уже до­статочно утомленных наступлением по мокро­му грунту и понесших потери сибирских стрел­ков.

3-й взвод, 3-го эскадрона 15-го гусарского Украинского полка.
Когда гусары поравнялись с их цепями, не­которые сибиряки, ухватившись за стремена, бежали рядом, некоторые же взобрались даже на крупы лошадей.
Противник при виде несущейся в атаку ка­валерии, начал спасаться стремительным отхо­дом.

Полковник Жуковский приказал 5-му эскад­рону и половине 6-го эскадрона под командой поручика Иеропес развернуться и следовать во второй линии; сам же со штандартом и двумя взводами 6-го эскадрона ротмистра Яворского продвигался за серединой атаковавших частей полка.

Лава 3-го эскадрона, пройдя д. Збики Вель­ке и д. Збики Гавронки, двинулась прямо на д. Гостково, несмотря на потери от огня отсту­пающих немцев. 2-й эскадрон, выбравшись из канав, взял направление на лес, что севернее фольв. Августово, откуда был встречен силь­ным ружейным огнем. Вокруг слышались кри­ки русского «ура» и стрельба беспорядочно от­ступавшего группами и в одиночку против­ника. Эскадрон Ее Высочества, обогнав цепи стрелков, прошел фольв. Августово, в котором забрал в плен нескольких немецких пехотин­цев. У опушки леса эскадрон наткнулся на брошенные зарядные ящики и повозку с на­блюдательными артиллерийскими приборами, но продолжал движение вперед через лес.

Фотограф ротмистр Крамарев. Полевая кухня 2-го эскадрона.
Из жизни 15-го гусарского Украинского полка. Польша. Декабрь 1914.
От­ступавшие немцы сдавались настигавшим их гусарам. Эскадрона Ее Высочества поручик Крыжановский, пройдя со взводом лесок вос­точнее д. Эмово, обнаружил впереди целую ко­лонну пехоты, двигавшуюся на д. Добржанково. Полагая, что это сибирские стрелки (по бли­зорукости и из-за темноты сгустившихся суме­рек), Крыжановский спокойно приближался к темной массе людей. Едва гусары распознали, что это немцы, как из колонны послышались выстрелы. Ничего другого не оставалось, как подороже продать свою жизнь. «Руби!» ско­мандовал поручик Крыжановский, врезавшись в колонну и сам рубя направо и налево. С гром­ким «ура» гусары последовали примеру храб­рого поручика. Еще несколько выстрелов и не­мецкие пехотинцы начали бросать винтовки и поднимать руки.

3-й эскадрон, продолжая движение на д. Гостково, очистил на своем пути от противника д. Збики Гавронки и д. Збики Антоши. Часть гусар с корнетом Аппельгрен во главе ворва­лась в д. Гостково. Занимавшая эту деревню немецкая пехота бежала через поле в лесок, что южнее д. Лешно (Дневник боевых действий 4-й батареи 36-го ре­зервного артиллерийского полка (германской армии). Оттуда д. Гостково на­чала обстреливаться и артиллерийским огнем. Стоявшая на северной окраине деревни ветря­ная мельница еще была занята противником, открывшим огонь по приближавшимся гусарам. Корнет Аппельгрен спешил своих людей, ок­ружил мельницу; несколько гусар взобрались по стенам и выстрелами в окна, выбили засев­ших в ней немцев, частью сдавшихся в плен и частью переколотых.

Группа унтер-офицеров и гусар 15-го Украинского гусарского полка, 1910-1914 гг.
Наибольший успех выпал на долю 2-го эс­кадрона. Унтер-офицер Харьков со своими лю­дьми и присоединившимися к нему несколь­кими гусарами эскадрона Ее Высочества вор­вался в д. Лисогуру, где и захватил пленных. От жителей он узнал, что деревню только что прошла немецкая батарея. Глазам Харькова и его гусар, проскочивших деревню, представи­лась картина уходящей к лесу, в направлении на д. Лешно, батареи. Уже на взмыленных, уставших конях Харьков и гусары устремились вслед за ней.

Снятые с передков три орудия храбро встретили конную атаку, одно орудие успело дать выстрел; прислуга отчаянно защи­щалась, отстреливаясь из карабинов и револь­веров.

Немецкое орудие во время Праснышской операции.
Но участь их была решена: три орудия и 26 артиллеристов остались в руках украин­ских гусар (Дневник боевых действий 6-й батареи 36-го ре­зервного артиллерийского полка, гл. 3, часть 1, стр. 120 (германской армии). Опять «ура», победное «ура!» Уже в полных сумерках гусары несутся даль­ше, в догонку уходящим орудиям. По дороге они налетели на застрявшее в грязи 10-санти­метровое орудие, около которого возились не­мецкие артиллеристы, старавшиеся заменить передок со сломанным колесом. Еще один тро­фей…

Кони не в силах скакать по мокрому грун­ту, да и спустилась уже вечерняя темнота. То там то сям слышны крики «ура» приближаю­щихся цепей сибирских стрелков; издали до­носятся звуки сигнала «сбор».

Наступившая сразу темнота и невозмож­ность из-за этого управлять действиями полка побудила полковника Жуковского отдать приказание о сборе. С поля боя гусары конвоируют пленных и с радостными, возбужденными ли­цами делятся впечатлениями атаки. Постепен­но эскадроны подтягиваются к сборному мес­ту, ведя в поводу усталых лошадей, везя ра­неных и убитых товарищей.

Стрелки успели с наступлением темноты захватить еще и д. Лешно, после чего и остано­вились на занятой линии. По всему фронту пе­ред г. Праснышем противник отошел к самому городу. Генерал от кавалерии Плешков, коман­дир 1-го Сибирского корпуса, прислал благо­дарность полковнику Жуковскому за то, что гусары вовремя поддержали стрелков и дали им возможность с меньшими потерями продви­нуться вперед.

Уже в полной темноте командиры эскадро­нов собирали своих людей, возвращавшихся группами и в одиночку, кто верхом, кто ведя коня в поводу, а кто и пешком, без лошади. К 9 часам вечера полковник Жуковский отвел полк в д. Нова Весь, где принял доклады ко­мандиров эскадронов о трофеях и потерях. Все поздравляли друг друга с успехом, со всех сто­рон слышались сожаления, что темнота поме­шала дойти до самого Прасныша.

Пленные немецкие кавалеристы.
Пленных сдавали сибирским стрелкам. Ра­неных гусар поместили на перевязочном пунк­те в д. Козино. У захваченных орудий выстав­лены были караулы от эскадрона Ее Высоче­ства под командой унтер-офицера Клис, кото­рый и оставался при орудиях до утра 13/26 февраля.

Пленные немецкие офицеры, мирно закусы­вавшие с офицерами полка, рассказывали о сво­их переживаниях и интересовались, куда их от­правят дальше. Вахмистры долго еще подсчи­тывали недостающих гусар и лошадей.
Полк потерял в этот день: офицеров — 1 убитого, гусар — 26 убитых и 22 раненых. Из строя выбыло 80 лошадей. Три легких орудия, шесть зарядных ящиков, одна инструменталь­ная повозка, одно 10-см. орудие и 256 пленных при четырех офицерах — составляли трофеи полка.

На рассвете следующего дня полковник Жу­ковский, получив приказание присоединиться к дивизии, распорядился сдать захваченные орудия командира. 1-й Сибирской артиллерийской бригады.

Собравшийся полк отдал последние почести павшим в конной атаке доблестным однопол­чанам. Тело поручика Пухнаревича было от­правлено в г. Насельск. Убитые гусары были похоронены вместе со стрелками и рядом со вчерашними врагами. С грустью расставался полк со свежей могилой павших смертью храб­рых гусар, но вместе с тем и гордостью на­полняло сердца живых сознание исполненно­го долга перед Государем, Шефом и Родиной.

По дороге вытягивалась колонна полка… на­встречу предстоявшему еще длинному бранно­му пути, оставляя еле вырисовывавшееся при свете наступавшего дня поле битвы, на котором украинские гусары вписали в историю полка новую славную страницу «ПРАСНЫШ».

Б. Левшин
Tags: 1910-е, Военная история, Первая мировая война, армия, история России, подвиги
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments